«Пробить эту стену может только ненависть»

Ольга Романова и 10 самых авторитетных общественников

Трехлетняя история борьбы журналистки Ольги Романовой за своего мужа Алексея Козлова, осужденного за экономическое преступление, которого он не совершал, стала пособием для тысяч людей, оказавшихся в подобной ситуации. Ее «Бутырка-блог», публичные выступления, общественная деятельность — это не бесплатная юридическая консультация, а, скорее, работа с собственными нервами. На минувшей неделе муж Романовой был освобожден Верховным судом.

Марина Ахмедова
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

27 сентября 2011, №38 (216)
размер текста: aaa

 

 

 

Заголовки новостей в последние дни звучат примерно так: «Ольга Романова сломала систему российского правосудия». Вы себя чувствуете сломавшей систему?

Хорошо, что я ничего не читала три дня, иначе попросила бы вас называть меня «ваше преосвященство». Но боюсь, что это очень лестное для меня преувеличение. Дело в том, что заставить судью, прокурора, работника системы ФСИН и МВД просто знать и исполнять российские законы — дело практически невыполнимое. И если бы я в начале своего пути имела юридическое образование, я бы, наверное, не была в той степени отчаяния, которое в итоге привело к результату. В какой-то момент я сообразила, что моя некомпетентность начала мне помогать. Не знаю, как вы подберете литературный синоним к слову «ебанько». У меня спрашивали: «Ну что ты творишь? Неужели ты веришь, что можешь победить?» Клянусь, ни одной секунды сомнения не было. Дело не в том, что я одержу победу. Я — такое же говно, как и все. Просто я искренне не понимала, почему человека можно посадить на восемь лет за то, что он на рынке купил акции. Подождите, сейчас я зачитаю с бумажки слова прокурора Титова: «Полная оплата акций — это предлог для придания видимости законности сделке по купле-продаже акций». Я не понимаю, что это значит.

Что делать в такой ситуации обычным людям, у которых нет выхода на прессу?

То, что случилось 20 сентября с моим мужем и со мной, — это невероятно. Это победа Верховного суда над всем тем бредом, который вокруг него существует. Но до этого было несколько едва ли не более значимых побед. Филиал арт-проекта «Русь сидящая» в Краснодаре, который сплотил вокруг себя краснодарский бизнес, спорит не с кем-нибудь, а с «Газпромом». Или вот победа 12 сентября по делу Рощиных и Барыбиных. Им хотели дать по обвинению в контрабанде 22 года строгого режима.

Самый неприятный персонаж, с которым вам приходилось иметь дело за эти три года?

Судья Олег Гайдар. Я буду преследовать Гайдара и добьюсь, что он рано или поздно будет сушить сухари. Это — цель моей жизни. Он судит все дела Слуцкера, которого уже нет в Совете Федерации. Это опасно, когда человек исполняет свои обязательства перед заказчиком даже тогда, когда заказ уже снят. Он красив, разведчик, у него баритон и манеры. Вполне возможно, у него красивая жена, милые дети и он любимец соседей. Когда зло идет по улице с бутылкой пива, ножом и орет матерные частушки — это очевидное зло. Но когда зло вот такое, это по-настоящему опасно.

Какое чувство все это время помогало вам действовать?

Ненависть — самое главное мое чувство. Гламурные журналисты спрашивали меня: «Какая у вас история любви?»

Я понимаю, что у вас не история любви, а история ненависти. Но все же разве не любовь заставляла вас бороться?

Нет, это не любовь. Любовь так не движет горы. Любовь — позитивное чувство, созидательное. Нынешние мои подруги — ими движет любовь, они хотят морально поддержать своих мужей, собрать передачу… А я ненависть к себе не призывала, она сама родилась и была направлена на разрушение дурных традиций — неправосудных приговоров. Я помню, как из зародыша ненависти во мне развился «чужой».

Кто?

«Чужой». Такая маленькая капля слизи, это чудовище по-прежнему живет во мне. Муж исчез из жизни, я не знала, что с ним, в какой он тюрьме. Я попала в больницу — четыре операции на нервной почве. Я его нашла и купила с ним нелегальное свидание — это могут сделать все. Это было чудесное начало октября, бабье лето, все такое пряничное, небо голубое, даже Бутырка — она ведь красивая. Меня привели в маленькую складскую комнату, я принесла котлеты. Дверь открылась, и охранник ввел… Наверное, это был мой муж. Наверное, я его просто не узнала… И вдруг на меня капнуло этой слизью… Мы стали друг другу чужими — то, что прошел он, было несравнимо с тем, что прошла я, и… мы перешли на «вы» и долгое время были на «вы». И вот когда я вышла из Бутырки, «чужой» уже был во мне.

Что будет с «чужим» дальше?

Он уже ручной. Я повешу на него динамо-машину, и он будет ее крутить.
 

10 самых авторитетных общественников России

Петр Шкуматов
Химик, координатор движения «Синие ведерки»

За организацию самого массового общественного движения страны

Шкуматов — человек, который невольно стал лицом одного из самых влиятельных общественных движений страны. «Общество синих ведерок» — сетевая организация, основанная на равноправии всех участников, деятельность которых осуществляется в форме флешмобов. За полтора года ее существования зарегистрированы более 10 тысяч участников движения, общее же число сочувствующих превысило 300 тысяч. Вопреки ожиданиям, автопробеги протеста собирают не очень много активистов, в основном это объясняется методичным подавлением акций со стороны правоохранительных органов. Зато необычайно успешной оказалась деятельность в медиапространстве. Благо­даря «Ведеркам» теперь не остается незамеченным ни один инцидент, в котором замешан автомобиль высокопоставленного чиновника. Разоблачительные видеоролики участников движения выходили в топы новостей еже­месячно, потом еженедельно, теперь чуть ли не ежедневно. Именно создание влиятельнейшей общественной силы с минимальными затратами — главное, что удалось достичь соратникам Петра Шкуматова за минувший год.
 

Федор Горожанко
Программист, создатель социальной сети «Заливает.СПб»

За новый инструмент гражданского общества

Главной силой, стимулирующей общественную активность в Санкт-Петербурге, похоже, становится зима. Очередной коммунальный коллапс в прошлом сезоне вызвал к жизни феномен Федора Горожанко — скромного молодого человека, у которого и в мыслях не было становиться героем. Но однажды над его комнатой протекла крыша, и все попытки добиться ее ремонта оказались безрезуль­татными. Тогда Федор создал медиаресурс www.zalivaet.spb.ru, который мгновенно стал одной из крупнейших в России региональных социальных сетей. Благодаря Горожанко все желающие получили возможность регистрировать на карте города свои протечки и коллективно добиваться их устранения. Очень скоро опробованный Федором инструмент нашел применение в других сферах жизни: в Рунете уже можно найти аналогичные ресурсы, где люди метят наркоточки или подпольные казино.
 

Евгений Ройзман
Бизнесмен, поэт, историк, президент фонда «Город без наркотиков»

За распространение общественного наркоконтроля на всю страну

Феномен Ройзмана уже давно не новость для любого, кто хоть немного интересуется общественной жизнью страны. Простой парень с екатеринбургской окраины преуспел в бизнесе, а когда деньги перестали радовать, занялся героической борьбой с наркоторговлей. В этом качестве он прославился еще в начале нулевых. В минувшем году «Город без наркотиков» сначала заставил всю страну обсуждать нападение этнического криминала на уральскую деревню Сагра («РР» № 28 от 21 июля 2011 года), затем учредил проект «Страна без наркотиков», расширив таким образом свою деятельность. Наконец, в сентябре сам Ройзман оказался в эпицентре главного политического события года — появления и скорого распада партии «Правое дело». Люди, которые хорошо знают Евгения, уверены, что проект «Страна без наркотиков» обречен на успех, а вот очередной поход его лидера в политику снова закончится разочарованием: не его это дело.
 

Олег Орлов
Председатель совета правозащитного центра «Мемориал»

За отстаивание в суде права на собственное мнение

О том, что Рамзан Кадыров несет ответственность за убийство сотрудницы «Мемориала» Натальи Эстемировой, Олег Орлов заявил летом 2009 года, вскоре после того, как стало известно о гибели правозащитницы. В ответ правоохранительные органы на основании заявления президента республики возбудили уголовное дело по статье «Клевета». В суде председатель «Мемориала» не отказался от своих слов, но уточнил, что имел в виду вовсе не личную причастность Кадырова к преступлению, а общую ответственность президента за происходящее на его территории. «Кадыров с удовольствием принимает лавры строителя республики, но не желает отвечать за террор и преступления, творящиеся каждодневно в руководимом им ре­гионе», — говорилось в открытом письме поддержки, подписанном правозащитниками. Адвокат президента потребовал для обвиняемого максимального срока по данной статье — трех лет лишения свободы. Мировой судья участка № 363 Хамовнического района Москвы признала Олега Орлова невиновным. «Он лишь констатировал известные ему факты», — сказала судья.
 

Ольга Романова
Журналист, супруга осужденного бизнес­мена

За победу над неправосудием

Еще три года назад Ольга Романова была известна только как экономический обозреватель. Жизнь заставила ее существенно расширить сферу деятельности. С июня 2008 года муж Ольги, предприниматель Алексей Козлов, оказался в колонии по более чем сомнительному обвинению в хищении 33,4% акций ОАО «Искож». И сам бизнесмен, и его супруга уверены, что уголовное дело было сфабрико­вано по заказу бывшего сенатора Владимира Слуцкера. В течение трех лет Ольга Романова добивалась освобождения мужа не только в суде: она вела дневник «Бутырка-блог» на сайте slon.ru, занималась аналогичными уголовными делами других предпринимателей и стала родоначальницей но­вого общественного движения «зэчек» — женщин, чьи мужья-предприниматели оказались жертвами заказных дел. Накануне выхода этого номера появилась хорошая новость: Верховный суд обнаружил в деле Алексея Козлова множество вопиющих нарушений и освободил его под подписку о невыезде.
 

Юлия Минутина
Учительница русского языка и литературы, координатор питерского градозащитного движения «Живой город»

За победу над «Охта-центром»

У 400-метровой башни «Газпром-Сити» были все шансы стать символом насилия государственной власти над целым городом. Весь Питер в течение пяти лет сопротивлялся возведению в центре города гигантского небоскреба, но интересы крупнейшего налогоплатель­щика страны были важнее. Как ответ на такое явное неуважение власти к горожанам возни­кло движение «Живой город», численность участников которого очень скоро стала измеряться тысячами. Его основатели — группа энтузиастов во главе с молодой школьной учительницей Юлией Минутиной. Даже когда у самых ярых борцов с «Охта-центром» уже опустились руки, живогородцы продолжали методичную борьбу и добились своего: в декабре 2010 года Валентина Матвиенко объявила о переносе «Газпром-Сити» за пределы исторического центра. Юлии Минутиной предложили пост советника губернатора, но поход во власть оказался не­удачным: по признанию самой Юлии, деятельность советника свелась к безрезультатным ожиданиям встречи с Валентиной Матвиенко в ее приемной.
 

Сергей Доля
Путешественник, инициатор всероссийской акции «Блогеры против мусора»

За организацию процесса самоочищения страны

До лета нынешнего года предприниматель Сергей Доля просто путешествовал по миру и выкладывал фотографии в свой блог. Его аудитория уже перевалила за 40 тысяч человек, когда он решил высказать идею, которая давно витает в воздухе. «Я объездил 65 стран, и только в самых бедных из них люди не заботятся о внешнем виде своих городов и поселений, — написал он в своем воззвании. — Давайте начнем уже сегодня понемногу менять ситуацию, и, может быть, к нашей старости мы будем знать, что мы с вами выиграли самую коварную войну — войну со своим безразличием». Доле удалось заразить своей идеей множество людей, организовать процесс и привлечь спонсоров. 6 августа, на которое была назначена генеральная уборка страны, в акции приняли участие десятки тысяч челоовек, и процесс очищения страны принял необратимый характер, деятельность дворника-волонтера стала модной, фотоотчеты о новых уборках появляются в Рунете едва ли не каждый день.
 

Игорь Каляпин
Правозащитник, председатель нижегородского «Комитета против пыток»

За налаживание сотрудничества со следственными органами

Уже второй год Игорь Каляпин работает в Чечне. После убийства Натальи Эстемировой, Заремы Садулаевой и Алика Джабраилова стало понятно, насколько опасна работа местных правозащитников. Тогда Игорь Каляпин предложил разным правозащитным организациям объединить усилия, создать сводную мобильную группу и дежурить в Чечне по очереди. Он наладил работу этой группы и сам возглавил ее. Кроме того, в этом году он смог установить тесное сотрудничество (фактически совместную работу) с работниками Следственного комитета России, расследующими дела о похищениях, пытках и бессудных казнях в республике.
 

 

Наталья Вороницына
и другие участники проекта «Тугеза.ру»

За нежелание ждать милостей от государства

Среди общественных инициатив, заслуживающих внимания, все больше таких, которые нельзя поставить в личную заслугу кому-то одному. Ключевым в характеристике этих проектов является слово «стихия»: стихийная благотворительность, стихийное сопротивление, стихийное влияние. Одним из наиболее ярких явлений такого рода за последний год стал проект «Тугеза.ру», основанный участниками коллективного блога dirty.ru. Во время прошлогодних лесных пожаров они участвовали в спасательных операциях и собрали 70 тысяч электронных рублей на пожарное оборудо­вание. Вдохновленные удачным опытом, «доб­роделы», как они сами себя называют, стали запускать одну точечную благотворительную акцию за другой. Рекорд «Тугезы» был поставлен в апреле этого года: 465 тысяч рублей на операционное оборудование для Кировской центральной районной больницы в Калужской области. На эту инициативу ребят вдохновил репортаж «РР» «Доктор в хаосе» (№ 37 от 19 сентября 2010 года). Наталья Вороницына — одна из координаторов «Тугезы», и она вызывает чуть больше восхищения, чем остальные. Ее жизненное кредо можно найти в ее Твиттере: «Болею рассеянным склерозом восьмой год, лежу пятый, скоро встану».
 

Владимир Потанин
Предприниматель

За учреждение первого в России эндаумент-фонда

Endowment в переводе с английского означает «дар, пожертвование». Для человека, занимающего четвертую строчку в списке богатейших людей России, 5 млн долларов, которые Владимир Потанин подарил в прошлом году Государственному Эрмитажу, не бог весть какая сумма. Но в данном случае важно не сколько, а как. Суть эндаумента, который Потанин продвигает в России, в том, что деньги благотворителей не тратятся, использованию подлежит лишь ежегодный процент с них. Таким образом, облагодетельст­вованное учреждение получает собственный капитал, а деньги благотворителей не просто проедаются, а обеспечивают именам меценатов место в истории. На Западе этот инструмент чрезвычайно популярен, эндаумент-фонд Гарварда, к примеру, составляет почти 26 млрд долларов. Директор Эрмитажа Михаил Пиот­ровский уже призвал другие культурные учреждения последовать его примеру, а Владимир Потанин выразил уверенность в том, что капитал крупней­шего в России музея очень скоро вырастет до 20–30 млн долларов.
 

Провал года

Владимир Киселев

Основатель группы «Земляне», глава фонда «Федерация»

За подрыв доверия к благотворительности

Скандал вокруг концерта, на котором Владимир Путин спел Blueberry Hill, и деятельность фонда «Федерация», организовавшего этот концерт, безусловно, стали позорной страницей в истории благотворительного движения страны. Во время подготовки концерта онкологические отделения петербургских больниц посещали звезды эстрады, при этом организаторы мероприятия обещали родителям пациентов все собранные средства направить на лечение их детей. Но спустя три месяца выяснилось, что обещания остались обещаниями — об этом стало известно из открытого письма Ольги Кузнецовой, матери больной девочки. Глава фонда «Федерация» Владимир Киселев выступил с чередой неубедительных, противоречивых и хамских объяснений, не гнушаясь матерной руганью. Таким образом Киселев нанес изрядный репутационный урон Владимиру Путину, с которым, по признанию пресс-секретаря премьера Дмитрия Пескова, его связывают дружеские отношения. Но гораздо печальнее другое: «Федерация» бросила тень на все благотворительное движение России. После этого скандала значительно сократился объем пожертвований в фонды, которые заняты реальным делом, а не политическим пиаром.

 

Фотографии: Alex_rosh; Яна Романова для «РР»; РИА Новости; ИТАР-ТАСС (2); Интерпресс/ИТАР-ТАСС; Семен Кац; Сергей Мелихов для «РР»; Из личного архива Н. Вороницыной; AFP/East News

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Mail cod1982@mail.ru 17 октября 2011
Залезли на сайт «Федерации», если правда, то сколько они собрали для детей России, понятно почему против них евреи. Война против них- это предвыборная технология против ВВП.
Mail mnogo_bykv@mail.ru 6 октября 2011
Интересная гипотиза. А позвольте узнать, откуда такие познания?
Mail andrei.petrovets@mail.ru 6 октября 2011
mnogo_bykv@mail.ru: 25 лет выслуги в должности следователя. Мог бы и дальше, но мириться с бардаком в стране не захотел. Ушел на вольные хлеба.
Mail andrei.petrovets@mail.ru 5 октября 2011
Да тут все ясно. Киселева и Фонд – тупо «заказали». Давайте исходить из логики. Исков и претензий со стороны компаний перечисляющих помощь детям через Фонд – не было. А они свои капиталы ой как отслеживают. Прокуратура тоже не выявила не правомерных действий в деятельности Фонда. Первый влив информации был сделан сразу после концерта с участием Путина и звезд. Потом посыпались голословные, не подтвержденные ни чем обвинения в статьях и высказываниях публичных лиц. В любом деле ищи кому выгодно. Первое что приходит на ум – Заказчик такого, хотел бросить тень на Путина. Что ж вполне возможно. Второе – не секрет, что благотворительные фонды в России – это давно бизнес. И тут появляется Фонд, не призывающий всех вносить деньги на свои счета, а обращающийся на прямую к юридическим лицам, крупному и среднему бизнесу на безвозмездной основе – так как участники Фонда люди денежно «упакованные» и не ищут легких денег. То есть для других Фондов это удар. Лиц-председателей других Фондов, истинные владельцы попросили выступить против Федерации, что они успешно и сделали. (Все знаменитые люди, якобы стоящие во главе благотворительных организаций – лишь флаги, руководят и собирают деньги совсем другие люди). Третье – пусть и самое, на первый взгляд нелепое, но поверьте очень возможное – это прессинг со стороны противников православия. Не секрет, что Фонд Федерация и сотрудничающие с ним люди пропагандируют православный образ жизни и ценности. А теперь посмотрите со стороны, кого был прессинг – людей с ультроиудейским мировоззрением, взять хотя бы товарища Минкина. Так что ищи кому выгодно.
Савенкова Женя 3 октября 2011
По поводу фонда Федерация. Я обратила внимание на то, как громко и долго рассказывала пресса про "Федерацию". Не полеенилась и пошла на их сайт. Никто не обращал внимания на то, какое самое первое окно всплывает при выходе на сайт? Оно называется "Отчет о деятельности". Поэтому далко не все так однозначно.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение