«Главная цель реформы уголовного права — адекватность наказания»

Александр Коновалов и 10 самых авторитетных чиновников

В этом году Министерство юстиции оказалось втянутым в бурную дискуссию вокруг третьего либерального пакета поправок в Уголовный кодекс. На этом фоне несправедливо незамеченными остались некоторые другие инициативы ведомства, прежде всего продолжающаяся реформа системы исполнения наказаний и расширение практики бесплатной юридической помощи.

Виктор Дятликович, Филипп Чапковский
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

28 сентября 2011, №38 (216)
размер текста: aaa

 

Александр Коновалов — пример министра совсем не публичного, хотя и занимающегося едва ли не самыми знаковыми реформами последних лет. Пожалуй, перемены в системе исполнения наказаний — одно из немногих преобразований, которые удалось серьезно продвинуть во время президентства Медведева. И хотя, как это часто бывает, за их начало было заплачено жизнью — в данном случае юриста Сергея Магнитского, — можно сказать, что в прошлом году произошел слом многовековой тюремной традиции. Российская тюрьма становится чуть менее «адом на земле», в котором грешники мучаются за свои неискупаемые прегрешения, и чуть более — логичным продолжением правовой системы в традиционном европейском понимании.

— Я думаю, что главной целью поправок в УК является адекватность наказания, — объяснял в интервью «РР» Александр Коновалов. — Человек, который по-настоящему опасен для общества, должен получить по полной. И наоборот, зачем какого-то воришку сажать сразу на шесть лет, чтобы потом получить матерого рецидивиста?

Нам говорят: в стране разгул преступности, а это значит, что смягчать наказания нельзя. Но сделайте вы второй шаг в размышлениях — подумайте о том, что человек, который провел в местах лишения свободы хотя бы два года, становится в разы опаснее, чем он был до заключения. Он становится в разы опаснее, чем если бы провел эти два года не в тюрьме, а отбыл альтернативную меру наказания.

21 сентября во время правительственного часа в Государственной думе Александр Коновалов назвал цифру, которую все восприняли как саму собой разумеющуюся, хотя еще несколько лет назад она стала бы сенсацией. Министр сказал, что число сидельцев в российских тюрьмах и СИЗО снизилось до 650 тысяч человек. А ведь еще в начале этого года их было 819 тысяч, а в начале нулевых — почти миллион.

Снижение числа заключенных за счет тех, кто впервые нарушил закон или совершил преступление, за которое можно расплатиться с обществом, не садясь в тюрьму, — вот философия реформы Уголовного и Уго­ловно-про­цес­суального кодексов, которую курирует министр юстиции.

Коновалов любит вспоминать английское выражение, что «тюрьма — это очень дорогой способ сделать плохого человека еще хуже», и не стесняется давать жесткие оценки российской тюремной системе. «Это наследие отчасти ГУЛАГа, отчасти еще прежней каторжной системы времен Российской империи», — говорил он в интервью «РР».

Именно в попытках отказаться от наследия ГУЛАГа Минюст разработал серьезную реформу тюремной системы. Теперь основная роль отводится колониям-поселениям, а в немногочисленных тюрьмах должны содержаться только особо опасные преступники. Александр Коновалов рассказывал нам, что проекты
таких колоний-поселений и новых тюрем продуманы до мелочей:

— Они должны быть обеспечены высокотехнологичным оборудованием — это видеонаблюдение, электронная блокировка перемещений по контуру учреждений и так далее. Для того чтобы охранять такие колонии, нужно будет меньше людей, чем сегодня, контактов между персоналом ИТК и заключенными станет меньше, там будет гораздо более легкий режим отбывания наказания. За счет этого можно и нужно сокращать персонал ФСИН.

Вот только проблема в том, что на реализацию этих планов нет денег. Здесь очевидна некая граница лоббистских способностей и аппаратного веса министра юстиции. Их хватает на то, чтобы отбивать нападки силовиков на либеральные поправки в УК, но недостаточно для выбивания в Минфине серьезного финансирования.

Старается Александр Коновалов реформировать и скандальную тюремную медицину. Так, в некоторых тюрьмах, например в Санкт-Петербурге, медиков вывели из-под управления руководства тюрьмы, и теперь они могут принимать решения о госпитализации заключенных самостоятельно. Хотя мечта полностью передать тюремную медицину под контроль Минздрава встречает пока сопротивление ведомства Голиковой.

При этом надо понимать, что Коновалов вынужден идти против общественного мнения, которое традиционно живет в парадигме «вор должен сидеть в тюрьме» и «сажать надо больше». В этом смысле сказанные еще в XIX веке слова маркиза де Кюстина, что именно правительство в России — паровоз либерализма, за которым подтягивается остальное общество, по-прежнему верны.

Тот же Минюст готовит закон о конфискации имущества коррупционеров. «Я убежден, что рано или поздно мы будем обсуждать необходимость конфискации in rem, когда отбирают имущество даже без уголовного процесса, если есть подозрение, что оно нажито незаконным путем, кому бы оно формально ни принадлежало — родственникам, друзьям, знакомым», — сказал по этому поводу Александр Коновалов. Революционная идея для России, где родственники некоторых чиновников — самые богатые люди в стране после олигархов.

И именно ведомство Коновалова в этом году разработало и внесло в Госдуму проект закона о бесплатной юридической помощи. Он заметно расширяет круг лиц, которые будут иметь на нее право. Закон уже принят в первом чтении.

Кроме того, вместе с Ассоциацией юристов России министерство пытается навести порядок в системе высшего юридического образования, проводя общественную аттестацию вузов. А еще в Минюсте сейчас разрабатывается закон, который серьезно реформирует систему адвокатуры и нотариата.

Все это указывает на то, что именно при Александре Коновалове Минюст усилил свой авторитет и влияние. Неудивительно, что, когда в этом году появились слухи о возможном переводе Коновалова на должность генпрокурора, многие в министерстве были откровенно расстроены и вздохнули с облегчением, когда это назначение не состоялось.
 

10 самых авторитетных чиновников России

Анатолий Артамонов
Губернатор Калужской области

За любовь к инвестору

По итогам прошлого года Калужская область возглавила рейтинг инвестиционной привлекательности российских регионов, хотя еще пять лет назад была только в пятом десятке. Во многом это заслуга именно губернатора. Во-первых, он свел на нет практику откатов за открытие заводов и создал понятные для всех правила игры; во-вторых, подобрал профессиональную команду, которая отвечает за привлечение инвесторов в регион. В итоге в 2011 году объем инвестиций в область составил более миллиарда долларов — 9% от всех средств, привлеченных страной. Причем в пятерке главных российских получателей иностранных денег область оказалась единственным несырьевым регионом. Только за последние полтора месяца делегации правительства Калужской области, посетив Китай и Южную Корею, договорились о строительстве в области завода по производству автомобильного стекла — китайцами и жилого комплекса — корейцами.
 

Александр Бастрыкин
Председатель Следственного комитета

За атаку на подпольные казино

В начале 2011 года Следственный комитет был выведен из состава Генпрокуратуры и стал независимым ведомством, подчиненным напрямую главе государства. Одновременно резко расширились его полномочия — одно это укрепило аппаратные позиции Бастрыкина и его авторитет. Весной глава СК провел масштабную атаку на некогда всесильную прокуратуру, инициировав серию дел против подмосковных прокуроров, подозревавшихся в потворстве созданию сети подпольных казино. Безотносительно к скрытым мотивам этой кампании такое расследование — без­условный плюс ведомству Бастрыкина и ему лично.
 

Александр Горовой
Первый заместитель министра внутренних дел

За репутацию, достойную занимаемой должности

Его назначение на должность летом этого года стало едва ли не самым заметным в череде кад­ровых перестановок в МВД. Оказалось, что проводимая ведомством реформа дейст­вительно дает возможность менять худших на лучших. По крайней мере, на репутации Горового нет очевидных пятен. Он сделал впечатляющую карьеру, пройдя путь от рядового милиционера в одном из районных отделений небольшого сибирского города Артемьевска до первого замминистра МВД менее чем за 30 лет. Почти весь этот путь состоял из работы в сибирских регионах и командировок для участия в антитеррористических операциях на Северный Кавказ. Более пяти лет Горовой возглавлял милицию Красноярского края, потом, переехав вслед за Александром Хлопониным на Ставрополье, полгода занимал должность начальника краевого ГУВД и уже этим летом оказался в Москве. В Красноярске о нем до сих пор отзы­ваются тепло — говорят, после него не осталось ни одного нераскрытого громкого дела.
 

Александр Коновалов
Министр юстиции

За либерализацию уголовного кодекса

В этом году Министерство юстиции совместно с государственно-пра­вовым управлением администрации президента разработало и внесло в Госдуму третий пакет «либеральных» поправок в Уголовный кодекс. Хотя сам Коновалов и открещивается от звания «отца реформы», очевидно, что он один из главных ее идеологов. То, как реформа продвигается, несмотря на активное противодействие силовиков и прокуроров, свидетельствует о сильных позициях Коновалова в системе нынешней власти.
 

Ольга Козловская
Первый заместитель губернатора Томской области

За страсть к инновациям

Последние несколько лет Томская область — бессменный лидер рейтингов инновационной активности российских регионов. В значительной степени это заслуга как раз Ольги Козловской. Именно она в начале нулевых, проявив известную настойчивость и переубедив многих скептиков-чинов­ников в команде губернатора Виктора Кресса, стала инициатором разработки стратегии развития области до 2020 года, где приоритет был отдан поддержке инновационных предприятий. Позже она отстояла идею создания особой экономической зоны технико-внедренческого типа, которая стала катализатором формирования региональной инновационной системы. В прошлом году Ольга Козловская презентовала проект «ИНО Томск-2020», предполагающий строительство в городе центра образования, исследования и разработок по приоритетным направлениям модернизации России.
 

Михаил Максимов
Министр развития и инвестиций Свердловской области

За темпы восстановления экономики Урала

Став в 33 года минист­ром, Максимов зарекомендовал себя как один из наиболее успешных региональных чиновников, отвечающих за экономический блок. При нем регион показал хорошие темпы восстановления экономической активности после острой фазы кризиса. Этим летом в Екатеринбурге ввели в действие первую очередь Экспоцентра, который обе­щает стать самым современным в стране. По инициативе ведомства Максимова в области был создан инфраструктурный хаб малого и среднего предпринимательства. За год он впятеро увеличил число получивших гос­поддержку проектов и оказался в центре внимания федеральных властей. Агентство стратегических инициатив может воспользоваться этим опытом для по­ощрения инвестиционной активности по всей стране.
 

Эльвира Набиуллина
Министр экономического развития

За попытку навести порядок в системе госзакупок

В начале сентября ведомство Набиуллиной обнародовало проект закона о Федеральной контрактной системе, которая должна заменить скомпрометировавший себя закон о госзакупках. Изъяны этого закона были очевидны уже давно, но окончательно на изменение системы власти решились лишь тогда, когда начальник Контрольного управления президента Константин Чуйченко сообщил Дмитрию Медведеву, что объем коррупционных тендеров в России оценивается в триллион
рублей. Кроме того, специалисты отмечают, что эксперты МЭР написали очень внятный раздел про инновации в «Стратегии-2020». И в целом стоит отметить политику министерства, лоббирую­щего увеличение госрасходов на инновации и модернизацию.
 

Сергей Собянин
Мэр Москвы

За разрушение мифа о том, что без Лужкова столицы нет

Когда Собянина назначили на место харизматичного, имевшего репутацию эффективного управленца Юрия Лужкова, очень многим казалось, что завоевать доверие москвичей новому мэру будет крайне непросто. Было ясно, что сразу последуют громкие обещания и мегапроекты. И они последовали: Собянин пообещал взвинтить темпы строительства метро и открыть к 2015 году невероятное число станций — 35, а вскоре было объявлено о расширении границ Москвы почти в два с половиной раза, аж до Калужской области. Впрочем, эти проекты долгосрочные, и пока отдачи от них не видно. Однако было запущено множество программ, результаты которых москвичи уже могут видеть собственными глазами. Это и ремонт основных магистралей города, и ускоренный ввод отдельных полос для пассажирского транспорта, и массовое строительство во дворах новых парковочных мест, и масштабная программа замены старых лифтов в жилых домах. Пока можно констатировать, что за первый год работы новый мэр определенно не ударил в грязь лицом. Оказалось, что Москва может развиваться и без Лужкова.
 

Александр Хлопонин
Вице-премьер, полпред президента в Северокавказском федеральном округе

За успешный лоббизм региона

21 сентября стало известно, что в ближайшие три года прави­тельство выделит на развитие горнолыжных курортов Кавказа 32 миллиарда рублей, а в последующем — еще 60 миллиардов. Это стало еще одним доказательством лоббистских способностей Александра Хлопонина. В прошлом году он сменил кресло губернатора Красноярского края на должность полпреда в СКФО с поручением добиться практически невозможного — превратить самые нестабильные республики страны в туристическую и инвестиционную Мекку. И теперь упорно идет к этой цели. Главной своей задачей Хлопонин видит именно создание туристического кластера. При этом деньги в него будет вкладывать не только государство. На прошедшем недавно в Сочи экономическом форуме основанная Хлопониным компания «Курорты Северного Кавказа» подписала соглашение о создании совместного предприятия с французским госхолдингом Caisse des Dépôts et Consignations и подписала меморандум о взаимопонимании с корейской компанией Korea Western Power Co.
 

Константин Чуйченко
Руководитель Главного контрольного управления администрации президента

За бдительность

У Константина Чуйченко специфическая должность. Если обычные чиновники, отчитываясь о проделанной работе, перечисляют свои достижения, то показатель успешности главы контрольного управления — размах плохих новостей. С этой работой Константин Чуйченко справляется хорошо. Из последнего: он рассказал президенту, куда в действительности уходят деньги, выделяемые из бюджета на капительный ремонт домов. По его словам, только за два прошлых года и только в Центральном федеральном округе за границу были выведены 25 миллиардов рублей. От него же весной президент узнал, как именно пилятся деньги, направленные на строительство объектов для сочинской Олимпиады, а еще раньше — сколько теряет страна при госзакупках.
 

Провал года

Юрий Чайка
Генеральный прокурор

За плохую кадровую политику

Продолжавшееся последние несколько лет противостояние Генпрокуратуры и Следственного комитета в этом году вылилось в серию чувствительных ударов по репутации Юрия Чайки, едва не приведших к его отставке. Главный скандал был связан с расследованием «игорного дела», в котором оказались замешаны де­сятки сотрудников прокуратуры. Более того, обвинение чуть было не предъявили сыну Чайки. Очевидно, что стране нужна сильная прокуратура, имеющая реальные функции надзора за следствием. Но так же очевидно, что при Юрии Чайке Генпрокуратура таким органом не станет: для этого ее должен возглавить другой человек.

Фотографии: PhotoXPress; ИТАР-ТАСС (3); РИА Новости (3); Александр Петросян, Владислав Лоншаков/ Коммерсант; Илья Донягин

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Google andrei.zdanevich@gmail.com 24 января 2014
А я всегда думал, что прокурор это прокурор. Величина, свет, светило. Однако, читая Законы и статью, заинтересовался словом "надзор". открыв несколько словарей, увидел, что это ни что иное, как шестёрка и стукач цель и самоизбранное призвание которого - реализация на практике мании подглядывания, замечания и сдачи или вмешательства с позиции якобы что то могущего.
Просто убить, издеваться и карать могут многие ничтожества и маньяки. Зачем две профессии. Или "магия" если она не чёрная, а белая, то она не грех и если ты хорошее и доброе гавно, то ты уже и не гавно. (особое замечание для тех, кто не в курсе - гавно, через букву "а" это совершенно не то, что многие могут для себя решить. Гавно, основываясь на вклад знатока и эксперта в русский Губермана - низкий поклон которому за то, что открыл во мне его личными исследованиями то, что я всегда знал, но не мог сам так ясно выразить - эпитет "гавно" - это ни что иное как глубина чувств (моих лично) в отношении того или иного хорошего человека. В данном контексте и в моём изложении речь идёт о всей прокуратуре и почти всех прокурорах всей Республики Беларусь)
Моя фамилия Андрей Зданевич. т + 375 296 43 51 82 адрес, для желающих зайти в гости 220075 Минск, ул Алеся Бачилы 30 64 седьмой этаж (это для тех кто любит приходить через окно и как Карлсон, с крыши)
Юдина Ксения 4 октября 2011
ребята, Козловская - Оксана Витальевна. не Ольга.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение