«Меня огорчает, что российская культура отрывается от мировой»

Андрей Плахов и 10 самых авторитетных деятелей культуры

В июле в Питере прошел кинофорум, который неожиданно стал самым интересным событием в российской киноиндустрии за последний год и отличной альтернативой Московскому международному кинофестивалю, который уже несколько лет подряд дискредитирует себя неоправданным пафосом на фоне слабого и вторичного конкурса. Арт-директор кинофорума Андрей Плахов составил программу из лучших фестивальных фильмов года, ретроспектив культовых режиссеров и специальных событий, посвященных актуальным проблемам современности и современного кино.

Евгений Гусятинский
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

28 сентября 2011, №38 (216)
размер текста: aaa

 

Как родилась идея Санкт-Петербургского кинофорума?

Она принадлежит руководству города, но у нее есть предыстория. В свое время Марк Рудинштейн пытался создать в Петербурге кинофестиваль, потом была еще одна попытка, но все они не реализовались: тогда проект не поддержала творческая и кинематографическая элита. Сейчас инициатива шла с двух сторон: от руководства города и как раз от творческой элиты. Алексей Герман и Светлана Кармалита очень активно участвовали в разработке фестиваля. В прошлом году он осуществился в несколько специфическом виде, потому что это был год 65-летия Победы. И фестиваль посвятили этой дате. Но в его рамках прошла дискуссия и представление уже нового фестиваля, проекта на будущее, который мы и реализовали этим летом.

Питерский кинофестиваль — прямой конкурент Московского?

Знаете, не хочется ни с кем конкурировать. Все-таки главные задачи здесь две. Первая — создание среды, киноманской среды для города: нужно поддержать ее, потому что она в трудном положении, гораздо худшем, чем в Москве. Элементарно мало мест, где можно смотреть хорошее кино в хорошем качестве. А между тем интеллектуально город очень богат, и хочется развивать этот процесс.

Вторая задача была продвинуть фестиваль в мир, прежде всего в Европу. Петербург — город особый, приближенный к Европе географически, поэтому логично сделать там что-то подобное. Но когда мы начали работать, то поняли, что конкуренция все равно неизбежна. Поэтому мы с самого начала заявили себя как фестиваль российских премьер. То есть все фильмы, которые были представлены, показывались в России впервые. А мировые премьеры — это было бы очень амбициозно и почти нереально, да это и не нужно на первом этапе, я думаю.

Почему в Петербурге ситуация с кино еще хуже, чем в Москве?

Петербург — город с очень большим интеллектуальным потенциалом, но там часто не обращают внимания на бытовую культуру. Для Москвы это тоже характерно, но не в такой степени. Питер — город с дворцами, но вдруг там можно встретить какие-то жуткие подворотни из фильмов ужасов. И кинотеатры в целом тоже несут отпечаток запущенности. Объективно не хватает площадок, современной аппаратуры. Киноманы с торрентов скачивают фильмы ужасающего качества и считают, что они впереди планеты всей. Это уже такое свойство: главное — посмотреть, первым увидеть то, что не видели другие. В Петербурге есть фестивали, которые показывают хорошие фильмы, есть разные кинонедели, музейные показы, но часто это идет с DVD в плохом качестве. Мы же хотели, чтобы это был фестиваль европейского уровня. Я не говорю, что это достигнуто, но это наша задача.

Какое у вас вообще ощущение от того, что происходит в нашей культуре?

В кино процесс развивается, но очень трудно. Потому что наш кинематограф все время реструктурируется. Кстати, это касается и культуры в целом.

Я иногда сам не понимаю, чем занимается Министерство культуры, потому что у него отобрали большую часть денег, предназначенных для кино. Или «Ленфильм»: он переживает сейчас драматический момент — непонятно, что с ним будет («Ленфильм» хочет приватизировать компания RWS. — «РР»).

Меня огорчает, что все-таки российская культура отрывается от мировой. Если раньше были внешние факторы — закрытые границы, незнание языков и прочее, — то сейчас все вроде бы открыто. Но почему-то не только не происходит улучшения, наоборот — мы себя сами загоняем в какое-то гетто. В литературе у нас есть, конечно, несколько писателей, которые имеют международное имя, как есть и несколько кинорежиссеров и художников. Но нет ощущения, что Россия — важная страна в культурном смысле. И мы все время это чувствуем, потому что нас если и берут на фестивали, то как будто из жалости или для того, чтобы не было уж совсем «белого пятна»: все-таки страна большая, все понимают. Но уже давно нет имиджевых явлений, о которых бы говорили, как в свое время говорили о русском авангарде, в том числе и в кино, или, например, о Тарковском.

Это потому, что русские — такие сложные и непонятные или же потому, что наши режиссеры не владеют международным языком кино?

Во многом мы сами закрываемся. Если пятна­дцать лет назад общим трендом было войти в цивилизованный мир, тянуться к Европе, то сейчас хорошим тоном считается вообще отвернуться от всего этого. Значит, у нас все свое, у русских свой юмор, свое отношение к каким-то проблемам… Вот ксенофобия — в Европе с ней борются, а у нас она является подспудной основой очень многих крупных явлений, в том числе и в культуре. То же самое с гомофобией, например. Даже здесь видно, как далеко мы расходимся. А фестивальный процесс — это одна из возможностей наладить диалог, путь к какому-то сближению, пониманию. Возможность услышать другие голоса должна быть всегда, даже если сейчас их не все воспринимают.
 

10 самых авторитетных деятелей культуры России

Сергей Лобан и Марина Потапова
Режиссер и сценарист

За лучший русский фильм последнего времени — «Шапито-шоу»

Этот творческий тандем уже сделал один культовый фильм — «Пыль», но он был безбюджетный, маленький и для «своих» («Свои» — так называется арт-объединение, в которое входят Лобан с Потаповой). «Шапито-шоу», которое снималось несколько лет с перерывами из-за нехватки денег, — выход на другой уровень. Эта эпическая картина (идет четыре часа и населена кучей разных персонажей) фактически является манифес­том це­лого поколения людей, чье главное стремление — быть собой, жить своей жизнью, уважать свободу другого и не забивать свою голову «государством», «родиной», «национализмом» и прочей «пылью». По-настоя­щему независимое, свободное кино, прекрасная альтернатива и нашему тупому мейнстриму, и нашему нарочито депрессивному артхаусу.
 

Игорь Растеряев
Артист, автор и исполнитель песен

За главные русские песни года

Слава его началась с домашнего видео на ютубе: деревенский паренек исполняет под аккордеон трогательную песню «Комбай­неры». Песня сразу приобрела бешеную популярность, а вскоре все узнали исполнителя — Игоря Растеряева, актера питерского театра «Буфф», который каждое лето проводит на родине предков, казачьем хуторе Глинище, где и черпает вдохновение для своей деревенской лирики, взорвавшей Рунет. После первого успеха песни Растеряева стали появляться в Сети одна за другой, причем все более серьезные: как бы патриотический стеб сменился искренним патриотизмом («Русская дорога», «Георгиевская ленточка»). Сегодня Растеряева принимают как серьезного исполнителя, он покоряет чарты рок-радиостанций и выступает на больших концертных площадках. В этом году у него вышел альбом «Русская дорога».
 

Захар Прилепин
Писатель

За главные романы десятилетия

В конце мая Захар Прилепин получил премию «Супернацбест»: его роман «Грех» был признан лучшей книгой десятилетия, и писатель увез к себе домой в Нижний Новгород $100 тысяч призового фонда. А весной у Прилепина вышел новый роман — «Черная обезьяна». Если премия укрепила статус писателя, то роман стал важным этапом в его творчестве. Прилепина упрекали за однообразность приема: все тексты состоят из описания очень мрачной российской действительности, в которой пытается выжить и не потерять себя герой, честный, добрый и открытый. В «Обезьяне» герой пытается стать плохим, а роман является смесью из фантастики, журналистских очерков и семейной драмы. Прилепин показал, что может писать все что угодно, при этом не снижая качества.
 

Александр Роднянский
Продюсер

За продюсирование главных авторских фильмов года

Будучи одним из главных российских продюсеров, Роднянский в этом году переключился на авторское кино и спродюсировал четыре некоммерческих фильма, ставших громкими событиями фестивального года в России и за рубежом. «В субботу» Александра Миндадзе — картина об одном дне после чернобыльской катастрофы — тут же оказалась в главном конкурсе Берлинале; «Я тебя люблю» Александра Расторгуева и Павла Костомарова — экспериментальное кино о жизни реальных ростовчан — попало в Роттердам; «Елена», третий и лучший фильм Андрея Звягинцева, была включена в каннский «Особый взгляд» и получила там спецприз жюри. Кроме того, Роднянский выступил исполнительным продюсером документального блокбастера «Да здравствуют антиподы!» Виктора Косаковского, который стал вторым фильмом открытия Венецианского кинофестиваля. Все эти картины имеют неплохие шансы в мировом прокате. Опыт Роднянского подтверждает, что сейчас в России лучше вкладывать деньги в штучное арт-кино, которое изначально дешевле, притом что «фабричный» мейнстрим остается рискованным и преимущественно второсортным.
 

Андрей Плахов
Программный директор питерского кинофестиваля

За лучший кинофорум года

Главным мероприятием в российской киноиндустрии этого года стал Санкт-Петербургский кинофорум. И это во многом заслуга его артдиректора Андрея Плахова, которому удалось составить программу из лучших фес­тивальных фильмов и интересных ретроспектив. В негласном соревновании Санкт-Петербург­ский кино­форум против Московского международного кинофестиваля победа досталась Питеру. В условиях, когда показ и прокат авторского кино в России практически умерли, Плахову удалось сделать фестиваль, который показывает, что хорошее кино есть кому ставить и что в России его есть кому смотреть.
 

Борис Куприянов
Книготорговец

За новые форматы «умной» книготорговли

За этот год Куприянов окончательно стал лицом российского независимого книжного рынка. Долгое время он был совладельцем «Фаланстера» — книжной лавки, где продается качественная проза и литература по гуманитарным наукам, причем по самым низким в Мос­кве ценам. В этом году к «Фаланстеру» прибавился«Циолковский» — магазин на территории Политехнического музея, в самом центре столицы, а сам Куприянов из книготорговца превратился в консультанта: по его советам в Перми открылся магазин «Пиот­ровский», в Пензе — «В переплете», в Питере — «Все сво­бодны». В сентябре Куприянов выступил одним из соучредителей книжной ярмарки «Новая площадь», ко­торая стала главным событием московской литературной осени.
 

Андрей Монастырский
Художник, основатель арт-группы «Коллективные действия»

За главный проект современного искусства года

Монастырский — теневой патриарх русского современного искусства. Последние 20 лет дистанцировался от столичной художественной жизни, считая ее «провинциальной жалкой коммерческой еботней». Однако летом этого года именно он представлял Россию на Венецианской биеннале — с инсталляцией «Пустые зоны», составленной из тюремных нар, венецианских лодочных свай, развешанной по стенам документации «Коллективных действий», мониторов с видео и парящего надо всем этим транспаранта: «Странно, зачем я лгал самому себе, что я здесь никогда не был и не знаю ничего об этих местах, ведь на самом деле здесь так же, как везде, только еще острее это чувствуешь и глубже не понимаешь». Эта инсталляция объединила давнюю русскую традицию эскапизма и внесистемности и моднейший мировой тренд «партиципаторного искусства», в котором публика становится активным участником создания произведения и без нее его не существует.
 

Кирилл Серебренников
Театральный режиссер, педагог

За современный проект в Большом театре

Серебренников — главный экспериментатор и реформатор современного театра. В этом сезоне он поставил в Большом театре гротескную политическую сатиру — оперу «Золотой петушок», а также стал одним из заместителей художественного руководителя МХТ как руководитель «Седьмой студии». Студия будет делать эксперименты на новой сцене театра, где на одной площадке встретятся студенты Школы-студии, молодые актеры МХТ и знаменитые мастера. Совместно с Центром современного искусства «Винзавод» «Седьмая студия» начала совершенно новый и невозможный для репертуарного театра проект «Платформа»: здесь будут делать спектакли на стыке театра, танца, музыки и мультимедиа, а также будет школа с мастер-классами звезд современного драматического искусства.
 

Михаил Ефремов
Актер

За новое слово в политической сатире

Начиная с февраля Ефремов каждую неделю читает одно стихотворение Дмитрия Быкова на злободневную острополитическую тему. Цикл получил название «Гражданин поэт» в честь некрасовского стихотворения «Поэт и гражданин». Но Ефремов не просто исполнитель, он стал соавтором Быкова: каждое стихо­творение превращается в мини-спектакль, для которого актер придумывает новый образ, интонацию и даже голос. Ролики Ефремова пользуются огромным спросом в социальных сетях, а концертные выступления собирают аншлаги. В отсутствие реальной политической жизни и нормальной политической сатиры еженедельное шоу Ефремова заняло то самое место, которое в 1990-х годах занимала программа «Куклы», а в 2000-х — проект Максима Кононенко «Владимир Владимирович TM».
 

Александр Сокуров
Кинорежиссер

За главную победу русского кино

Его новая картина «Фауст» победила на прошедшем недавно Венецианском кино­фестивале. Даже те, кто не привык смотреть глубокое и «неклиповое» кино, испытали гордость за родину, а также получили хороший шанс посмотреть или пересмотреть разного Сокурова и вообще киноклассику, встретиться с искусством без попкорна. «Принципы, по которым я существую, не всегда сходятся с принципами русского и, может быть, европейского кино. Например, отказ от насилия. От насилия как профессионального инструмента, как драматургического инструмента, от сюжетов и образов, связанных с героизацией насилия… Я уверен, что это, может быть, один из немногих случаев, когда я абсолютно прав. Я знаю инструмент кино, знаю, какой он серьезный, сложный и опасный, как он может разрушить культуру и человека», — сказал мастер в интервью «РР».
 

Провал года

Никита Михалков
Кинорежиссер, продюсер, председатель Союза кинематографистов РФ

Кассовый провал, мигалка, точечная застройка

За прошедший год с его именем и деятельностью было связано три скандала, каждый из которых нанес его профессиональной и личной репутации непоправимый урон. Во-первых, как председатель Общественного совета при Минобороны Михалков ездил по встречке с мигалкой, пока ее наконец не отобрали. Во-вторых, он засветился в нехорошей истории с точечной застройкой: студия Михалкова «Три Тэ» возводит собственный отель в Малом Козихинском переулке в Москве, подвергая, по утверждению местных жителей, опасности разрушения все соседние дома. И наконец, режиссер продемонстрировал свою профессиональную неадекватность, сняв эпопею «Утомленные солнцем 2». Каждая новая часть «Утомленных» не просто вызывает ярость критиков, но и с треском прова­ливается в прокате. В частности, вышедшая в 2011 году «Цитадель» собрала всего 1,5 млн долларов при бюджете 45 млн — это рекордный для отечественного кино кассовый провал. Тем не менее Михалков лоббирует выдвижение своей картины на «Оскар».

Фотография: PhotoXPress (2); Алексей Майшев для «РР»; РИА Новости (4); Варвара Лозенко для «РР»; Сергей Киселев/Коммерсант; ИТАР-ТАСС

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение