«Следующая Дума должна принять новый Уголовный кодекс»

Павел Крашенинников и 10 самых авторитетных юристов

Павел Крашенинников — один из самых авторитетных юристов Госдумы. Но мы решили отметить депутата за деятельность вне стен парламента. В этом году возглавляемая им Ассоциация юристов России начала общественную аккредитацию юридических вузов. Это попытка навести порядок в профильном образовании, которое сегодня зачастую плодит малограмотных недоучек без шансов найти работу.

Дмитрий Карцев
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

28 сентября 2011, №38 (216)
размер текста: aaa

 

Зачем понадобилась общественная аккредитация юридических вузов?

Это попытка изменить ситуацию в сфере юридического образования. Оно престижно, и многие бизнесмены от образования решили зарабатывать деньги, не имея ни подготовки, ни специалистов, ни необходимой научно-методической базы. И поэтому сейчас мы вместе с Министерством образования — есть соответствующие распоряжения, в том числе и от президента, — проводим общественную аккредитацию вузов.

Что будет итогом этой аккредитации? Будут ли закрыты какие-то вузы или дело ограничится составлением рейтинга институтов, о чем говорил министр юстиции Александр Коновалов?

Аккредитация не означает, что вузы будут закрываться: мы, как общественная организация, не имеем такой возможности. Но мы действительно будем составлять, так сказать, белый список юридических институтов. Он позволит родителям и абитуриентам определиться с тем, куда лучше поступать, а работодателям — понимать настоящую цену дип­лома человека, который устраивается к ним на работу.

А если говорить о работе Госдумы — что вам как председателю комитета по законодательству кажется самым важным из сделанного в этом году?

Наш комитет особое внимание уделяет изменению отношения к так называемым экономическим составам преступлений, поскольку мы считаем, что человека, который не представляет опасности для общества, который может жить в семье и работать, не обязательно сажать, можно наказывать, что называется, рублем, причем штрафы могут быть достаточно большие, есть соответствующая мировая практика. Или же переводить эти деяния в сферу административной ответственности, чтобы не было судимости, чтобы не ломали судьбу человека.

Очень важным моментом я, например, считаю изменение меры пресечения, у нас ведь сидеть до приговора хуже, чем сидеть на зоне, потому что условия совершенно невыносимые. Сколько раз уже европейские комиссии признавали условия в наших СИЗО пыточными. Человеку еще не вынесен приговор, а он уже во всем этом существует. Поэтому провести грань между тяжкими и нетяжкими составами преступлений я считаю важнейшей задачей.

Некоторые юристы весьма жестко критикуют либерализацию уголовного законодательства…

Тут надо очень четко сказать: да, либерализация, но только по составам нетяжким и средней тяжести.

А вообще, существующая озабоченность относительно уголовного законодательства — она мне понятна. Уголовный кодекс сего­дня представляет собой лоскутное одеяло. С 1996 года, когда он вступил в силу, сделаны уже сотни изменений, которые, по существу, разрушают изначальный баланс документа. И я считаю, что следующая Дума должна принять новый УК.

Как бы вы оценили закон о полиции? Он уже дает эффект или реальных изменений этот ребрендинг не принес?

По пятибалльной шкале — на тройку. Совершенно очевидно, что мы все не удовлетворены правоохранительными органами. Но понятно и то, что от изменения названия автоматического изменения отношения не произошло. И не может быть такого, что закон примут — и все изменится. Все зависит от того, кто его исполняет. Конкретно этот закон — он, что называется, на вырост, конечно.

В каком направлении должны идти эти улучшения?

Кадры прежде всего. Мы предлагали, чтобы на работу в полицию брали только с 21 года, а не с восемнадцати, как сейчас. Нам говорят, что это нереально, что мы потеряем более 20% численного состава. Мы предлагали обязательное высшее образование для офицеров. И общественные советы мы предлагали создавать представительными органами. Нынешний закон — это отправная точка, главное теперь не бросить этим заниматься.

Повлияли ли второе дело Ходорковского и все события вокруг него на общую атмо­сферу в юридическом сообществе?

Вы знаете, нет. Мы обсуждаем это, естест­венно, но в целом основная часть сообщества исходит из того, что, не зная деталей, судить об этом нельзя.

А война Следственного комитета и Генпрокуратуры?

Вот это, конечно, реально влияет. Эти люди вместе работали, вместе учились, но вот так получилось, что они оказались в разных ведомствах. На мой взгляд, прокуратура должна иметь более широкие надзорные полномочия. Обвинитель — это прокурор, и нужно, чтобы чуть пораньше он включался в работу следствия. Чтобы ему не приносили готовый материал и не говорили: делай, что хочешь. Это не значит, что нужно опять сливать следователей и прокуроров в одно ведомство, напротив, в перспективе я выступаю за единый независимый следственный орган. Следователем никто не должен командовать, но он должен работать в тесной связи с прокурором. И это нужно тщательно проработать на процедурном уровне.
 

10 самых авторитетных юристов России

Дмитрий Афанасьев
Председатель комитета партнеров адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и парт­неры»

За создание крупнейшей юридической фирмы в СНГ

В этом году после объединения с украинской фирмой Magisters адвокатское бюро под руководством Афанасьева стало крупнейшим в СНГ. Это важнейший шаг в экспансии на постсоветское пространство, где, по словам Афанасьева, российские юристы могут сыграть ту роль, которую англичане сыграли в России, — старших партнеров и наставников. Активен он был и внутри страны: не так давно при его непосредственном участии было создано некоммерческое партнерство «Содействие развитию корпоративного законодательства». Его участники обещают всячески способствовать созданию в России комфортной бизнес-среды. По слухам, Афанасьев близок к российским властям. Сам он говорит, что его коммерческий успех в значительной степени объясняется служением национальным интересам, что не мешает ему защищать в России компанию BP, у которой в последнее время возникли проб­лемы с отечественными правоохранительными органами.
 

Лариса Брычева
Помощник прези­дента — начальник Главного государственно-правового управления Президента РФ

За либерализацию Уголовного кодекса

Именно Брычеву называют «мозгом» процесса либерализации уголовного законодательства, в том числе третьего пакета поправок в УК, который был внесен в Думу в этом году. В соответствии с этой реформой отменены нижние пороги наказаний за нетяжкие преступ­ления, а за многие экономические преступления теперь не сажают, а наказывают крупными денежными штрафами. Одновременно Брычеву считают идеологом резкого — в некоторых случаях стократного — увеличения штрафов за получение чиновниками взяток. При этом со своими оппонентами Брычева, по слухам, ведет себя совсем не либерально. Так, ее считают инициатором отставки Владимира Овчинского — советника председателя Конституционного суда, который раскритиковал реформу УК.
 

Николай Горохов
Адвокат матери Сергея Магнитского

За «дело Магнитского»

В этом году родственники умершего в СИЗО юриста Сергея Магнитского, его коллеги по Hermitage Capital, заручившись поддержкой западного общественного мнения и молчаливым согласием части российской властной элиты, атаковали отечественные правоохранительную и судебную системы по всем фронтам. Возглавил эту атаку как раз Николай Горохов, который публично изобличал и следователей, которые вели дело, и тюремных врачей, фактически доведших Магнитского до смерти. Против последних официально возбуждено уголовное дело. Сейчас Горохов борется с решением Генпрокуратуры возобновить — якобы по решению Конституционного суда — дело против Сергея Магнитского.
 

Павел Крашенинников
Председатель Ассоциации юристов России, глава комитета Госдумы по законодательству

За попытки улучшить систему юридического образования

Бывший министр юстиции РФ принимал активное участие в работе над наиболее резонансными законопроектами, прошедшими в нынешнем году через парламент. Он поддержал либерализацию уголовного законодательства и вместе с коллегами из Ассоциации юристов предложил целый ряд поправок к закону «О полиции». Приняты, правда, оказались далеко не все, но, по словам самого Крашенинникова, все были рассмотрены лично президентом Медведевым. Но главное — возглавляемая им Ассоциация юристов занимается массой не всегда заметных, но важных дел. Она проводит общественную аттестацию юридических вузов, она же развернула в большинстве регионов России целую сеть пунктов по оказанию бесплатной юридической помощи.
 

Вячеслав Лебедев
Председатель Верховного суда РФ

За серию резонансных решений

Деятельность Верховного суда за прошедший год несколько раз оказывался в центре общественного внимания. Были решения, воспринятые весьма неоднозначно, но были и те, что можно уверенно назвать пусть локаль­ными, но победами правосудия. Так, суд под председательством Вячеслава Лебедева признал незаконным продление ареста Ми­хаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву в рамках расследования второго уголовного дела против них. Это решение стало поводом для вынесения частного определения в отношении главы Мосгорсуда Ольги Егоровой за грубые нарушения в ходе судебного процесса. Кроме того, Верховный суд подтвердил законность запрета деятельности националистов из ДПНИ. А на прошлой неделе он отменил резонансный обвинительный приговор в отно­шении предпринима­теля Алексея Козлова и признал незаконными планы властей Санкт-Петербурга построить в охраняемом ЮНЕСКО историческом центре города мост между Васильевским и Ново-Адмиралтейским островами (этот проект вызвал резкое неприятие общественности).
 

Андрей Макаров
Депутат Государственной думы

За борьбу против первого варианта закона «О полиции»

В нынешнем году депутат Макаров, и раньше не отличавшийся подчеркнутой лояльностью властям, приоб­рел имидж внутрисистемного оппозиционера. Жесткая критика, с которой он обрушился на правоохранительные органы, причем как в качестве депутата, так и в роли ведущего телешоу «Справедливость», вызвала широкий общественный резонанс. По некоторым сведениям, Макарову угрожали физической расправой, его про­грамму сняли с эфира. Предложения депутата звучали весьма радикально, чтобы не сказать эксцентрично, — вплоть до полного роспуска милиции. Также во многом усилиями Макарова из законопроекта «О полиции» были исключены наиболее одиозные моменты вроде «презумпции правоты» правоохранителей.
 

Сергей Пепеляев
Управляющий партнер юридической фирмы «Пепеляев Групп»

За правильную бизнес-стратегию

В июле в Париже компания Пепеляева была удостоена звания лучшей российской юри­дической фирмы в рамках престижного международного конкурса International Legal Alliance Summit & Awards. Сам Сергей Пепеляев утверждает, что секрет успеха юриста — во внимании к мелочам, а свою бизнес-стратегию называет
«национально ориентированной». В отличие от многих своих коллег, он не спешит объединяться с крупными западными игроками, утверждая, что благодаря этому получает дополнительное конкурентное преимущество: именно к нему обращается российское правительство, когда дело касается юридического сопро­вождения проектов общенациональной значимости — например, написания закона об Олимпиаде.
 

Алексей Шурыгин
Судья Верховного суда РФ

За освобождение Алексея Козлова

Cудебная коллегия по уголовным делам Верховного суда под председательством Алексея Шурыгина отменила скандальный приговор бизнесмену Алексею Козлову, и через два дня он вышел на свободу. Козлов был приговорен Пресненским райсудом Москвы к восьми годам колонии за мошенничество. Однако адвокаты предпринимателя уверяли, что дело сфальсифицировано. Пройдя все инстанции, оно оказалось в Верховном суде, где Алексей Шурыгин смог разобраться в нем и отменил приговор, отправив дело на новое рассмотрение. За Шурыгиным давно закрепилась репутация принципиального судьи, независимость и справедливость решений которого очень редко ставятся под сомнение. На его авторитет работает и то, что он является судьей Верховного суда с 1988 года, а с 1994-го еще и возглавляет Кассационную палату ВС.
 

Анастасия Удеревская
Адвокат фонда «Город без наркотиков»

За защиту Егора Бычкова

Как и сам фонд, его главный юрист приобрела всероссийскую известность благодаря делу Егора Бычкова, которого именно она защищала в суде. И если первый приговор был довольно жестким: три с половиной года колонии, то после общественного резонанса и апелляции Удеревской удалось добиться условного наказания. А что осталось практически незамеченным всеми — в июне этого года Удеревская добилась, чтобы Ленинский суд Нижнего Тагила и вовсе снял с Егора Бычкова эту судимость. Сейчас внимание Удеревской сосредоточено на событиях в Сагре: она активно защищает местных «ополченцев». Ее противники утверждают, что она пиарится на громких и сомнительных делах, сторонники — что она защищает униженных и оскорбленных, причем именно тех, мимо которых обычно проходят традиционные либеральные правозащитники.
 

Николай Хабаров
Заместитель прокурора Чеченской Республики

За смелое признание собственного бессилия

Хабаров — один из немногих чиновников, кто открыто говорит о проблемах в правоохранительной системе Чечни. Так, в одном из ответов на запрос нижегородского «Комитета против пыток» Хабаров отме­чает: «Органами следствия своевременно не проводятся неотложные следственные действия, ведомственный конт­роль за расследованием уголовных дел со сто­роны руководства Следственного комитета фактически не осуществляется. …Имеют место факты укрытия преступ­лений, связанных с похищением граждан, самими следователями». В условиях, сложившихся в Чечне, уже одно это признание достойно уважения. Хотя, конечно, еще большего уважения была бы достойна организация эффективного прокурорского надзора за чеченскими следователями.
 

Провал года

Ольга Егорова
Председатель Московского городского суда

За «Мосгорстыд»

У Мосгорсуда уже давно была репутация института, весьма своеобразно понимающего постулат о независимости судей и справедливости правосудия. Политики, правозащитники, общественные деятели пеняли Ольге Егоровой на практику увольнения неугодных судей, на откровенно несправедливые решения, на то, что во время ее председательства в Мосгорсуде в обиход вошли такие понятия, как «басманное правосудие» и «Мосгорстыд». Не добавляли авторитета Егоровой и скандалы вроде публичных заявлений помощницы судьи Данилкина Натальи Васильевой о том, что решение по делу ЮКОСа за него приняли именно в Мосгорсуде.

Недавно к общественной оценке деятельности судьи добавилась и профессиональная. Верховный суд вынес Ольге Егоровой частное определение по поводу грубых нарушений в ходе второго уголовного дела против Ходорковского и Лебедева. Почти одновременно тот же Верховный суд освободил из тюрьмы бизнесмена Алексея Козлова, чей обвинительный приговор Мосгорсуд в свое время оставил в силе. И даже подчеркнутая лояльность властям, по мнению многих экспертов, не сможет уберечь Егорову от скорой отставки — пусть, вероятно, и достаточно почетной.

Фотографии: ИТАР-ТАСС; РИА Новости (3); Телекомпания Эхо; Дмитрий Лебедев (2), Владислав Лоншаков/Коммерсант; Алексей Майшев для «РР»; Пресс-служба Прокуратуры ЧР

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение