--

Незаменимых нет

Новую Госдуму ждут радикальные кадровые перемены

Центризбирком утвердил предвыборные партийные списки, и в них оказалось подавляющее большинство новых лиц. Свидетельствует ли жесткая ротация партийных кадров о развитии демократии?

Андрей Веселов, Дмитрий Карцев, Екатерина Нагибина
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

4 октября 2011, №39 (217)
размер текста: aaa

Герой-полярник Артур Чилингаров на днях вступил в жесткую борьбу за мандат… депутата поселкового совета села Солопенки Алексинского района Тульской области. Нужен он ему для того, чтобы стать сенатором. А желание заседать в Совете Федерации у Чилингарова по­явилось сразу после того, как он, депутат Госдумы всех пяти созывов, не попал в партсписки «Единой России» на ближайшие парламентские выборы.

Местом в списке обделили не только Чилингарова. Радикально обновились списки всех партий (см. схему). У каждой на то были свои причины.

«Единая Россия» широко разрекламировала приход в парламент новых лиц из Общероссийского народного фронта. Бывалым депутатам пришлось потесниться, чтобы пропустить в список беспартийных: по линии ОНФ в кандидаты прошли 185 человек. Правда, тесниться думским старожилам явно не хотелось, по­этому борьба за проходные места развернулась нешуточная — даже лояльный глава ФНПР Михаил Шмаков обмолвился о «шероховатостях по спискам», не говоря уже о скандалах вокруг праймериз на Дальнем Востоке. В итоге в Ингушетии, Дагестане, Чечне, Калмыкии, Якутии, Ленинградской области и некоторых других регионах кандидатов от фронта на проходных местах нет.

«Справедливая Россия» вынуждена обновлять списки по другой причине. Места чаще всего освобождаются из-за бегства соратников. Как грустно заметил в кулуарах недавнего съезда партии один из делегатов, «наш взлет закончился через падения».

— На этих выборах восторжествовал принцип забивания мест в списках для детей и спонсоров, — объясняет «РР» один из региональных активистов «Справедливой России». — Ставка делается на людей с ресурсами. Здесь нет политики, только бизнес-проекты.

Коммунисты накануне каждой избирательной кампании обнаруживают у себя в рядах ростки «неотроцкизма» и успешно от них избавляются. Так, перед этой кампанией жертвой внутрипартийного конфликта пали бывший руководитель московского горкома Владимир Улас и несколько его сторонников. Это позволило освободить места для «приглашенных звезд» вроде бывшего друга Путина Виктора Черкесова и экс-губер­натора Хакасии Алексея Лебедя, еще в начале сентября являвшегося членом «Единой России» и, как вспоминают хакасские коммунисты, «поносившего КПРФ самыми последними словами». Хотя стоит признать, что ротация списка у коммунистов меньше, чем у остальных партий.

Впрочем, жесткая перетряска партийных кадров для российского парламентаризма не новость. Конечно, по восемьдесят процентов никто раньше не менял, но, допустим, пятидесятипроцентная ротация нижней палаты уже стала нормой: 210 депутатов перешли из третьей Думы в четвертую, 223 — из четвертой в нынешнюю, пятую.

Между тем сама по себе ротация вряд ли может считаться показателем уровня развития парламентской системы. И даже, напротив, может свидетельствовать о ее слабости.

Так, в нынешнем немецком бундестаге из 622 депутатов новичков менее трети — всего 203 человека. В американской палате представителей дебютантов больше, но все равно их число составляет менее поло­вины списочного состава. Считается, что наличие влиятельных парламентских политиков необходимо для сбалансированного развития политической системы. Западный парламентаризм предполагает сочетание сильных партийных институтов с авторитет­­­ными личностями, находящимися в постоянном контакте с избирателями и определяющими лицо своих партий.

Российской политической системе пока не хватает ни того ни другого. Несмотря на то что в России появились несколько влиятельных парламентских политиков — Андрей Макаров, Оксана Дмитриева, Константин Затулин, Геннадий Гудков, — их думская работа зависит от партийной бюрократии значительно больше, чем от воли избирателей. Что убедительно показал пример того же Затулина, фактически отлученного от праймериз «Единой России».

В принципе в таких внутрипартийных разборках нет ничего особенного, но только в том случае, если избиратели принимают активное участие не только в выборах, но и в рутинной жизни партии. Пока же в России партии и избиратели друг другу взаимно неинтересны. А потому замена одних фигур в предвыборном списке на другие за редким исключением почти не влияет на итоги голосования.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение