--

Атакующие Уолл-стрит

Чем хиппи и марксисты страшны для мирового капитализма

«Капитализм — это организованная преступность. Систему нужно полностью разрушить» — эти лозунги, уже обычные для выступлений в Нью-Йорке и других американских городах, стали глобальными. 15 октября акции протеста прошли в 82 странах мира. Наш корреспондент побывал на улицах городов, захваченных леваками разной степени радикальности, чтобы выяснить — неужели эпоха революций возвращается?

Павел Бурмистров, Федор Лобанов
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

18 октября 2011, №41 (219)
размер текста: aaa

«Движение “Захвати Уолл-стрит” — самое важное политическое событие в США со времен протестов 1968 года, которое им наследует и их продолжает», — заявил один из крупнейших социологов современности Иммануил Валлерстайн. Это было сказано еще до того, как протест перекинулся за океан и в субботу на улицы Мадрида и Барселоны вышли по полмиллиона человек, в Лондоне была предпринята попытка захвата местной биржи, а в Риме 150 тысяч демонстрантов разгромили и подожгли Министерство обороны.

К этому движению протеста присоединились даже в Сингапуре, Сеуле и Тайбэе, жителям которых раньше не приходило в голову обличать мировой капитализм — ведь именно он превратил их из обитателей трущоб в представителей самых передовых экономик мира.

Может показаться, что нынешние массовые выступления в Америке, Европе и Юго-Восточной Азии возникают буквально ниоткуда. Они напоминают цунами — наличием долгого, незаметного процесса, протекающего где-то в глубине. И теперь только ретроспективно можно установить связь между происходящим и, например, канадским интернет-сообществом AdBusters («Обличители рекламы») или испанскими манифестантами indignados (от прил. indignado — возмущенный, негодующий). Первые еще в июле предложили «мирно» занять Уолл-стрит, вторые с 15 мая проводят схожие акции в десятках испанских городов — заявляя, что были вдохновлены тунисскими и египетскими манифестациями, положившими начало «арабской весне».

На акциях в Лос-Анджелесе можно было встретить всех: защитников иммигрантов и меньшинств, относительно умеренных социалистов, представителей Революционной коммунистической партии и даже Освободительной партии черных всадников — призывающей к вооруженной «самообороне» и называющей англосаксонскую политическую систему на растафарианский манер «Вавилоном», а полицейских — «расистскими свиньями». Эти последние, как оказалось, прямые наследники знаменитых «Черных пантер», разгромленных полицией в 1969 году: тогда в результате рейда были убиты 28 лидеров движения и сотни его участников арестованы. И вот выясняется, что организация жива и имеет конспиративные ячейки по всей стране.

Некоторую абсурдность ситуации придает тот факт, что, несмотря на революционные лозунги, движение поддерживают весьма обеспеченные обыватели. Проезжавшие мимо дорогущие «бентли» и «феррари» с удовольствием сигналили, приветствуя демонстрантов. Хотя, наверно, это не более чем эстетическая реакция на происходящее со стороны респектабельных демократов.

— Моя младшая сестра участвует в каждой акции на Уолл-стрит, — говорит Юля, переводчица из Нью-Йорка. — Но, если честно, я не понимаю, в чем состоят их требования, чего они хотят. Похоже на какую-то молодежную тусовку. Но она и ее друзья относятся к этому крайне серьезно.

С точки зрения внешнего наблюдателя протесты в США и впрямь похожи на веселый абсурдный карнавал. Палатки, лозунги, рифмованные рэп-речитативы, японские барабаны, гитары старых хиппи, старушка в инвалидной коляске с плакатом в защиту палестинцев, активисты, предлагающие поддержать акции материально в обмен на книжку цитат Ленина… Все это заставляет консерваторов из элиты подозревать митингующих в слабоумии и обвинять в бездумной левизне, а рядовых американцев, большая часть которых, согласно опросам, поддерживает волнения, предполагать, что они кончатся ничем.

Но на самом деле повестка у этого движения есть, и она действительно социальная, даже социалистическая. В акциях активно участвуют профсоюзы, множество локальных протестов связано с массовыми сокращениями рабочих мест. Например, на митингах в крупных городах звучали лозунги в поддержку учителей Такомы (штат Вашингтон), возмущенных увеличением числа учеников в классах, изменениями в расписании и проч.

На местах такие протесты нередко приводят к успеху. Тем более что к профсоюзам присоединяются марксисты всех сортов. Так, представители Партии социализма и освобождения готовы во всех подробностях поведать о «вранье правящих классов и корпораций», в частности в вопросе сокращений и изменений формы оплаты в национальной почтовой службе. А почта в США — главный наниматель чернокожих, что кратно усиливает протестный потенциал проблемы.

И власть вынуждена реагировать. Это происходит, когда президент Обама выражает демонстрантам сочувствие и осторожно присоединяется к протестам, заявляя, что он «понимает» участников волнений и что они отражают более широкое недовольство общества «самым большим экономическим спадом со времен Великой депрессии». Собственно, главная тема движения — борьба с крупнейшими корпорациями — была в свое время инициирована как раз Обамой, его популистским наступлением на бонусы и попытками ограничить некоторые виды финансовых спекуляций. О поддержке манифестантов говорят и бывший вице-президент Альберт Гор, и спикер палаты представителей Нэнси Пелоси.

Потенциально нынешние протесты могут оказаться даже более опасными, чем в 60-е, когда революционное студенчество с «сексом, наркотиками и рок-н-роллом» было «слишком далеко от реальных интересов пролетариата». Сейчас революционные хиппи-марксисты уже в одной упряжке с сокращаемыми работниками госсектора и черными люмпен-пролетариями. Другое дело, что государство социального благополучия держится не на них, а на среднем классе, чья политическая лояльность куплена высокими доходами и обеспечена долгами за ипотечные кредиты. Ключевой вопрос, соответственно, в том, как будет меняться социальное положение именно этого сословия.

— Самым богатым и самым бедным все равно, для них ничего не изменилось по существу. Бонусы растут, бюджет пособий по безработице тоже. Хуже всего среднему классу, — говорит Женя, дизайнер из Калифорнии, которая никаких симпатий к марксизму не испытывает и на площадь выходить явно не собирается.

Однако главный лозунг движения — «Нас 99%!» — несмотря на свою размытость, обращен именно к ней. Доходы трех миллионов богатейших жителей США составляют уже почти четверть всех доходов в стране, и эти деньги в последние десятилетия расцвета корпоративного финансового сектора были перекачаны главным образом из карманов представителей именно среднего класса.

См. также:

Рагацци, где тут Уолл-Стрит? Фото с демонстрации в Риме

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Кравчинский Степняк 25 октября 2011
Здравствуйте!

Хотелось бы отметить некоторые неточности.
«К этому движению протеста присоединились даже в Сингапуре, Сеуле и Тайбэе, жителям которых раньше не приходило в голову обличать мировой капитализм». Видно авторам не известно о студенческих восстаниях в Южной Корее 60-80 годов, в том числе и о знаменитом восстании в Кванджу.

Также странно звучит удивление авторов «воскрешением» Черных пантер, как-будто их
дело было предано забвению. Тем не менее идеи Хьюи Ньютона продолжали будоражить
умы американцев и после разгрома партии, так, например, в 1989 году в Техасе была
основана Новая партия Черных пантер (New Black Panther Party).

Учите матчасть, товарищи.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение