Здорово вы это, немцы

поделиться:
25 октября 2011, №42 (220)
размер текста: aaa

Происходящие сейчас по всему миру социальные выступления связаны с явлением, которое мы здесь назвали второй промышленной революцией, подобно тому как первая — конца XVIII века — была вплетена в контекст эпохи великих социальных революций. Тогда развитие индустрии, пре­одолев политические препятствия, предоставило людям из различных сословий совершенно новые возможности жизнеустройства. Теперь же Европа и США настолько щедро поделились этими возможностями с третьим миром, что их средние классы вдруг спохватились — себе оставили слишком мало. Одни лишь операции на финансовых рынках и занятость в сфере услуг не могут прокормить жителей западных стран по привычным им стандартам. Поэтому в США рекордная безработица, а средний класс рвется наказать финансовых боссов за спекуляции.

В силу ряда причин Германия все это время лишь приумножала свою индустриальную мощь (Подробнее читай: «Вторая промышленная революция»). Очень важно, что она сохранила средние промышленные компании: они не склонны выносить производство за рубеж, поэтому остаются работодателями для жителей собственной страны. Конечно, Германии помогло вхождение в ее состав восточных земель. Но это только сейчас выглядит как подспорье, а 20 лет назад многим казалось обузой.

Территория, подобная бывшей ГДР, и впрямь стала бы обузой для стран, не столь уверенно, как Германия, ориентированных на индустриальный рост. Так, в нашей стране многие воспринимают как бремя промышленные регионы с сотнями моногородов. В то время как это гигантский ресурс, что наглядно демонстрирует развитие объединенной Германии.

Впрочем, вторая промышленная революция не является сугубо немецким феноменом. Это и стратегия ЕС, у нас не слишком известная. В 2008 году там действовало 37 так называемых Европейских технологических платформ — профильных объединений представителей государств, бизнеса, науки и образования, которые решают задачу технологической независимости Европы. Эти платформы сведены Еврокомиссией в шесть Объединенных технологических инициатив по таким направлениям, как инновационная медицина, аэронавтика и воздушный транспорт, водородные топливные элементы, наноэлектронные технологии, встроенные вычислительные системы, глобальная система экологического мониторинга. Однако европейский социальный контракт, ставший предметом гордости послевоенных поколений, должен, видимо, в чем-то быть пересмотрен, хотя ни в коем случае не отброшен.

В США тем временем также назревает индустриальный прорыв. По оценке экспертов Аналитического центра российского правительства, западный корпоративный сектор, преимущественно американский, аккумулировал 4–6 трлн долларов, которые будут направлены на реиндустриализацию США, а частично и других стран. Вопрос, однако, в том, станет ли Америка в результате вновь страной предпринимательства? Возможно, именно этот вопрос решается сейчас на улицах Нью-Йорка и других городов — на каких условиях достанутся деньги мелкому и среднему бизнесу, сколько будет стоить труд, какова будет тарифная, финансовая и налоговая политика правительства?

Эти тенденции не являются отступлением с неких постиндустриальных высот, якобы завоеванных человечеством в результате долгой борьбы за возможность ничего не делать. Мечта о праздном гедонизме, изобильной необременительной жизни среди удовольствий посещает западную цивилизацию с известной науке периодичностью. 150 лет назад это называлось коммунизмом, главной идеей которого являлось избавление не от эксплуатации, а от самого труда как необходимости. Теперь это назвали постиндус­триальным обществом. Которое, как выясняется, означает лишь то, что привычная индустрия сменяется высокотехнологичной, «зеленой» и даже «белой» — чистейшей экологически и приятной глазу.

А с точки зрения теории экономических циклов все выглядит вполне закономерно. Работающая в Кембриджском университете экономист Карлота Перес, опираясь на идеи автора теории больших циклов Николая Кондратьева и теоретика инновационного предпринимательства Йозефа Шумпетера, насчитала за последние 200 лет пять больших волн развития. Каждая такая волна, в свою очередь, включала в себя последовательно технологическую революцию, финансовый «пузырь», экономический коллапс и золотой век промышленного роста.

Ближайшая к нам технологическая революция стартовала в 70-е годы прошлого века, «пузырь» лопнул 3–4 года назад, коллапс мы наблюдаем сегодня. Рост, по-видимому, будет связан с необходимостью резкого повышения уровня жизни по крайней мере половины человечества, как вырос после Второй мировой войны уровень жизни на Западе. Эту перспективу мы у себя зовем модернизацией.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Geoevich Geo 28 октября 2011
Вы не могли бы пояснить (не просвещен, извиняюсь) кто из теоретиков коммунистической идеи и в какой работе утверждал что "...главной идеей которого (коммунизма) являлось избавление не от эксплуатации, а от самого труда как необходимости...".
Я не слишком силен в теории, но мне кажется, что подобного утверждения в мыслях основоположника не было. Если это не так - пойду учить мат. часть, если не правы Вы, то мне кажется вам необходимо написать т.с. официальное опровержение, потому как это очень смахивает на манипуляцию.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение