--

«Главное - не чувствовать себя песчинкой…»

Памяти Виталия Шлыкова

В четверг 17 ноября я позвонил Виталию Васильевичу Шлыкову, чтобы получить его комментарий о вступлении России в ВТО для регионального пресс-синдиката «РИА Новости». «Даже времени тратить на эту ерунду не хочу, - ответил он несколько сварливо. - России это не нужно, но излагать аргументацию, почему, сейчас бессмысленно. А вообще (хи-хи!) шпионаж – вот что меня особенно увлекает в последнее время». 20 ноября Шлыков скоропостижно скончался.

Алексей Панкин поделиться:
20 ноября 2011
размер текста: aaa

Военный пенсионер Виталий Шлыков до последнего часа жил в скромной двухкомнатной квартире. В последние годы его не обходили вниманием СМИ, а чем дальше, тем больше о нем будут складывать легенды. Причем не только о том периоде, который он считает самым счастливым временем своей жизни, – когда он трудился разведчиком-нелегалом по линии Главного разведывательного управления Генштаба Министерства обороны СССР. Шлыков был связником у Дитера и Рут Герхардт, агентов советской разведки, работавших на «Силвермейн», строжайше засекреченном центре слежения за самолетами и судами, расположенном в Южной Африке. По ценности полученной информации это дело считается одной из самых успешных разведопераций времен «холодной войны». «Сгорев» в Швейцарии, он провел два года в местной тюрьме.

Вернувшись в Москву, по поручению руководства ГРУ полковник Шлыков создал управление по научной оценке военно-экономического потенциала НАТО. Научная оценка показала, что Генштаб завышает военную угрозу в десятки, а то и сотни раз. Причем делает это злонамеренно – чем больше танков производится в ответ на «угрозу с Запада», тем больше генеральских и полковничьих звезда оседает на погонах военных. Связанный всеми мыслимыми и немыслимыми грифами секретности, Шлыков стал искать выходов на политическое руководство страны, чтобы довести до него правду о реальном положении дел. «К счастью, в те годы разведчиков уже не было принято стирать в лагерную пыль, так что все ограничилось увольнением меня в отставку чуть ли не день в день по достижении пенсионного возраста в начале 1988 года», - вспоминал он.

В середине того же года ежемесячный журнал «Международная жизнь» стал печатать цикл его статей о цене победы в Великой Отечественной войне. Впервые в советской литературе правда о чудовищной крови, которой эта война досталась народу, была обнародована не в интуитивных прозрениях или разрозненных впечатлениях очевидцев, а на основе рядов и рядов сравнительной статистики о потерях советских и германских вооруженных сил. Тираж журнала вырос раза в полтора, а его редакторы замучились вежливо отвечать на звонки разъяренных военных руководителей, упрекавших автора в «очернительстве»: мол, нам, редакторам, самим неловко, что автор опирается в основном на зарубежную статистику, так раскройте же, наконец, истинную правду достоверными советскими данными! …Все материалы так и остались без опровержения.

Кстати, в своем интервью «Русскому репортеру» к 65-летию победы он не захотел возвращаться к этой теме: «Их, ветеранов, так мало осталось… Зачем портить им праздник жестокой правдой».

В октябре 1990 года Виталий Шлыков стал заместителем председателя Государственного комитета РСФСР по общественной безопасности, прообраза министерства обороны России. На этом посту отличился тем, что разработал концепцию радикальной экономической реформы, в корне отличной от предложенной молодыми реформаторами.

Не найдя понимания у государственного руководства, покинул правительство и посвятил себя любимому делу: сравнительному изучению организации армий в мире. Обнаружил, что по какому бы принципу современные армии не комплектовались – добровольческому, призывному или милиционному – им всем присуще полтора десятка общих черт, ни одна из которых не свойственна российской армии. Его наработки во многом лежат в основе современной армейской реформы.

В 2010 году «Русский репортер» назвал Шлыкова самым влиятельным российским военным (подробнее см. материал «Профессионал в армии — это человек, управляющий насилием», № 37 (165) от 30 сентября 2010 г.)

 

Финансовый кризис глазами разведчика

Из интервью для пресс-синдиката «РИА Новости», декабрь 2008 года

– Виталий Васильевич! Для обычного человека, наверное, нежданное-негаданное столкновение с кризисом это все равно, что провал для разведчика. Какие ощущения бывают в момент провала?

– Очень разные бывают. Первый раз, когда я попал под слежку, у меня было чувство, что все это нереально и происходит не со мной: я все вокруг вижу, вижу людей, которые меня «ведут»… Возникло ощущение игры. Второй раз, когда меня действительно арестовали – дело было в Швейцарии – было по-другому. Сначала шок, и тут же осознание, что это совершенно реально.

Но как только ситуацию примешь, сразу начинаешь искать положительные стороны происходящего. В первый раз такой реакцией было: хорошо, что я слежку заметил; значит, не приведу их на связь с теми людьми, с которыми должен был встретиться. В Швецарии я утешался мыслью, что меня могли бы взять и в другой стране, где, условно говоря, принято у подследственных ногти вырывать. То есть даже радость появляется, что здесь этого не будет. Вот с подобных ощущений и начинается выползание.

Первый из описанных случаев произошел в стране с очень жестким режимом. Когда я смирился с тем, что меня возьмут и мне грозит электрический стул, я сразу успокоился: «Ну, все, проиграл, чего тут рыпаться. Веди себя в этой ситуации достойно».

И появилось большое спокойствие. А появилось спокойствие, стал думать: есть ли маленький шанс уйти? И увидев такой шанс, я решил: давай попробуем. Не веря, что он сработает. Попробовал… и получилось.

А если бы нервничал, дергался, метался, следил бы за действиями тех, кто шел по моему следу, то...

Такая установка должна быть на всю жизнь: во всякой кризисной ситуации надо сразу искать положительные стороны; это защищает от паники, от глупостей, от совершения опрометчивых шагов, которые любой может совершить, как не готовься заранее.

– Сегодня на человека обрушивается вал разноречивой информации о кризисе. Порой, противоречат друг другу даже руководители различных экономических ведомств. Из эфира и газет звучит огромное количество советов. В разговорах между собой люди говорят об увольнениях, о девальвации, о проблемных банках и т.д. При всем при том, создается ощущение, что толком никто происходящего не понимает…

– Сказать в такой ситуации: изучайте экономику, – было бы банально. У меня был друг, академик Юрий Яременко, я считаю, самый блестящий советский и российский экономист. Он говорил, что экономика вообще не наука, а сплошная психология. Важно понимать, что кризисы ни предсказать, ни предотвратить невозможно.

Я по образованию экономист и знаю, что есть экономические циклы длиной 30-40 лет, когда меняется все направление экономики. Но, во-первых, кто в России (да и не только) думает в категориях такого отрезка времени? Все у нас в стране думают на год-два вперед, не более, да и в западных странах тоже не намного дальше заглядывают.

Во-вторых, как угадать, в какую сторону экономика изменится? Или как объяснить нашему человеку, что такое деривативы, которые вызвали этот кризис? Это же совершенно новое явление, которое в классической экономической науке не описано. Даже выдающиеся экономисты – все ошиблись в прогнозах экономического развития.

– Ну и как вести себя в условиях неопределенности запутавшемуся человеку?

– Распутаться. Повторяю, главное – не поддаваться панике и найти в ситуации утешительные моменты или даже радости. Ну, например, что по Западу кризис ударил больнее, чем по России. Или что в России он сильнее сказался на богатых, чем на бедных и даже на среднем классе. Поверьте, что так называемые олигархи, чьи империи рушатся (один Абрамович потерял 20 миллиардов долларов), морально страдают гораздо больше, чем мы. Такое мелкое человеческое злорадство, в конце концов, тоже успокаивает.

Не стоит прислушиваться к слухам: на них собственную политику не построишь. Не поможет поиск виноватых. Не стоит полагаться и на то, что правительство исправится, и как-то облегчит участь среднему россиянину.

Полезнее всего сесть, посмотреть себе в пупок и подумать: почему я запутался? То есть, сначала разобраться в собственной ситуации. Главное, не чувствовать себя песчинкой и не думать, что ты не можешь влиять на события. Как только человек решает, что он от кого-то зависит, в том числе и от собственного начальства, он обречен, он погиб.

 

«Разведчики моего уровня - люди тщеславные»

Фрагменты из интервью Виталия Шлыкова «Русскому репортеру», не вошедшие в публикацию «Проклятие мобилизации» (№ 16 (144) от 28 апреля 2010 г.)

- …На ваш взгляд, победа неолиберальной модели реформирования была случайностью?

- Ну как случайность? В условиях цейтнота и тотального экономического невежества, все, что лежит на поверхности, кажется привлекательным. Но я не склонен вешать всех собак на Гайдара, как это делают сейчас многие. Откуда ему было знать военную экономику, если все связанные с ней материалы существовали в СССР под грифом «Совершенно секретно» с литерой «М»? У меня в силу особенностей работы была возможность во всем этом разобраться, но не было возможности знаниями поделиться. Вы же как мой первый редактор в открытой печати помните наши споры: вы, экономя драгоценную журнальную площадь, пытались сокращать мои длинные подстрочные сноски, а я настаивал, чтобы каждый мой тезис, даже если он казался вам самоочевидным, был документирован ссылками на открытые советские и зарубежные источники. Иначе меня с удовольствием обвинили бы в разглашении государственной тайны и надолго заткнули бы рот. Хотя в качестве замминистра в 1990-1991 гг. я много выступал в открытой печати и не раз провозглашал, что в СССР существуют идеальные условия для конверсии.

А сам Егор Тимурович был умным и интеллигентным человеком, и я уверен, что если бы у нас была возможность общаться с ним не посредством служебной переписки, а обстоятельно и не торопясь, как сейчас с вами, он бы радикально изменил взгляды на экономическую реформу и мог бы принести пользу стране.

- Давайте под конец вернемся к романтическому периоду вашей жизни – прошлому разведчика нелегала. В последние годы вы достаточно охотно о нем рассказываете. Я помню и публикацию в «Известиях», и передачу о вас, снятую Леонидом Млечиным, и сюжет на канале «Звезда» В прошлом году вы дали интервью швейцарской газете. Захотелось славы?

- Разведчики моего уровня (уж не сочтите за нескромность) – люди тщеславные. Но даже и не пытайтесь понять природу их тщеславия, если вы сами не принадлежите к этому кругу.

Самый великий, я считаю, разведчик ХХ века, Лоуренс Аравийский, был абсолютным аскетом. Он ел один раз в день, не употреблял спиртное, отказался от ордена, которым наградил его король. А в 1920-е годы, уже будучи личностью легендарной, ушел служить рядовым механиком в ВВС, а затем и вовсе перебрался на отдаленную военную базу в Британской Индии. Мне, конечно, никогда не были чужды маленькие радости жизни, поэтому Лоуренс Аравийский остается для меня недостижимым идеалом. Но, думаю, что по части равнодушия к славе и богатству я могу себя с ним сравнить.

- Швейцарской-то прессе, все-таки, зачем вы решили дать интервью?

- В этой стране я проиграл, был в заключении. Швейцарские контрразведчики поставили крест на возможности заниматься тем делом, которое в наибольшей степени отвечало склонностям моего характера. Рассказать сейчас всей стране о том, чем действительно занимался тот самый Николаев, которому контрразведка смогла вменить лишь пересечение границы по подложным документам и добиться осуждения на жалких два года – будем считать, что это мой реванш.

- Рассказывая о своем нелегальном прошлом, вы просите санкций у нынешнего руководства вашей бывшей службы?

- Нет.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение