--

Леди Ваенгага

13 декабря 2011

Наш главный музыкальный тренд года — его отсутствие. Причина — прогрессирующее расслоение. Как географическое (в Екатеринбурге все слушают «Обе две», а в Москве о них знает лишь горстка хипстеров), так и социальное, феномен «айфона и шансона»: полстраны слушает Стаса Михайлова, а полстраны в упор его не видит.

×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

размер текста: a a a

Раньше были Высоцкий и Пугачева, русский рок и еще в начале нулевых — Земфира. Сегодня нет ничего, что объединяло бы нас всех. Больше половины моих знакомых не знают, кто такая Ваенга, а остальные не слышали ни одной ее песни. При этом Ваенга — главная поп-певица страны: на ее выступление в Кремле не попасть, сборы от одного концерта составляют 30 миллионов рублей.

Если бы Ваенга была Леди Гагой, эта колонка была бы посвящена ей. Как некогда Мадонну, Леди Гагу в США знают все. Она там как Обама — только белая, девочка и поет. В России Ваенге далеко до Путина, потому что, несмотря на народную любовь, известность ее далеко не всенародная, а поп-звездой мешает стать сильный уклон в шансон, который у нас до сих пор нишевая история.

У каждой страны есть чарты, авторитетные и неопровержимые. В России такого чарта нет. Во многом потому, что нет рынка легальных продаж, но не только. Музыкальные каналы и радиостанции у нас живут по своим законам, а слушатели — по своим. Молодежь слушает плей-листы «ВКонтакте». Старшее поколение держит в машине диски Хулио Иглесиаса. Как привести все это к общему знаменателю, непонятно. Леди Гаги не появляется.

Недавно на «Первом канале» запустили амбициозный проект — хит-парад «Красная звезда», цель которого — показать объективную картину музыкальных предпочтений России. Расчеты сложные: учитываются не только продажи и результаты радиоротаций, но и мутные «народное голосование» и «мнение экспертов». Отсюда и пестрая картина: вместе с Димой Биланом в хит-парад попала начинающая инди-группа из Екатеринбурга «Обе две» и юная рэп-звезда интернета Даша Суворова. Михайлов, Ваенга и Лепс в хит-парад не попали. Выживет ли передача — посмотрим.

 

«Красная звезда»

Хит-парад

 

 

 

 

 

 

 

Лучшие альбомы 2011 года

Radiohead: The King of Limbs

Что бы ни говорили критики (а отзывы о последней пластинке Radiohead очень противоречивы), группе снова удалось создать альбом, который повлияет на музыкальную картину мира. Дело в том, что нет для молодых музыкантов сегодня более авторитетной фигуры, чем Том Йорк, и Radiohead — группа, задающая тренды, которыми пользуются как инди-, так и поп-музыканты. Судя по The King of Limbs, нынешний тренд — это отстраненный меланхоличный вокал на фоне напряженно пульсирующего бита, небанальная электронно-акустическая музыка.

 

 

Adele: 21

Адель поразила всех своим мощным и глубоким голосом еще три года назад, когда вышел ее дебютный альбом «19». Но тогда критики больше хвалили ее за вокал, чем за песни. В этом году Адель записала альбом с предсказуемым названием «21», который словно бы призывал оценить достижения певицы за эти годы. И мир оценил: альбом вышел на первые места почти во всех европейских чартах, возглавил Billboard 200, побил все рекорды скачивания на iTunes. А все потому, что девушка созрела, и песни стали лучше.

 

PJ Harvey: Let England Shake

Альбом, над которым английская певица PJ Harvey работала почти четыре года, был записан за два месяца в церкви графства Дорсет. Отсюда такое необычное звучание гитары, автоарфы (с некоторых пор любимого инструмента Полли Джин Харви) — с натуральным эхом и торжественностью сельской воскресной службы. Фотограф Шимус Мерфи на каждую песню снял клип об Англии, в результате чего появилась видеоверсия альбома. Let England Shake получил самую престижную музыкальную награду Великобритании Mercury Prize, обойдя пластинки Radiohead и Bon Iver, также номинированные в этом году.

 

Coldplay: Mylo Xyloto

Если Леди Гага — звезда номер один в поп-музыке, то группа Coldplay — первые в поп-роке. Сегодня они задают новые стандарты для поп-рок-группы: будучи для всего мира синонимом розовой попсы, Coldplay записывают альбомы с вовсе не попсовым и очень крутым продюсером Брайаном Ино. Они легко могут вставить в свою песню как семпл из эстетского пост-рока (Sigur Ros), так и голос почти вульгарной R’n’B-певицы Рианны. Могут запросто и откровенно содрать мелодию для своего главного хита у забытого поп-певца (фортепианный рисунок для Every Teardrop Is a Waterfall взят из песни Питера Аллена I Go to Rio). А в результате получается пластинка, которая в первую же неделю продаж становится платиновой, расходится как горячие пирожки на всех континентах, и группа в очередной раз подтверждает свое право называться новыми U2.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
//
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение