История с продолжением

Каждому репортажу в этом номере у нас предшествует «история с продолжением»

поделиться:
21 декабря 2011, №50 (228)
размер текста: aaa

«РР» №27 15/07–22/07 2010
Гений не дурак

Когда все бурно интересовались миллионом петербургского гения Григория Перельмана, нам удалось сделать собственное «открытие». Корреспондент «РР» убедился, что математик, который доказал гипотезу Пуанкаре, получил за это медаль Филдса, миллионную премию американского Математического Института Клэя, а потом от всего отказался, — никакой не псих, а абсолютно рациональный человек. Нам удалось даже немного пообщаться с ученым («7 вопросов Григорию Перельману, математику», «РР» № 26 от 7 июля 2010 года; «Ключ от Перельмана», «РР» № 27 от 15 июля 2010 года).

Наш репортаж показал, как совершенно нормальный Григорий Перельман попал в безумные обстоятельства — в гущу сплетен, непонимания и осаду желтых журналистов. В уходящем году судьбу «перельмановского миллиона» решил Институт Клэя. Он совместно с Институтом Анри Пуанкаре в Париже учредил на эти деньги специальную должность для молодых математиков, которые получили ученую степень и собираются проводить дальнейшие исследования. Комплекс «бесхозного миллиона» был излечен, и стало очевидным, что именно волновало общественность. Это вопрос: «Кому же достанутся дармовые деньги?»

Григорий Перельман больше не живет в безумных обстоятельствах. Теперь Яндекс.Новости не выдают ни одного прямого упоминания о событиях, связанных с математиком. Хотя его имя вошло в поговорку. «Ты что, Перельман, что ли?» — говорят тому, кто «шибко умный» и при этом «больно бескорыстный».

Великий математик продолжает жить спокойно и замкнуто. И, похоже, поддерживает отношения только с теми людьми, которые ни при каких обстоятельствах не будут рассказывать о нем журналистам.

Юлия Гутова
 

«РР» №3 27/01–3/02 2011
Дракон остается непонятым

Одну из героинь репортажа «Понять дракона» («РР» № 3 от 27 января 2011 года), обозначенную буквой И., несколько лет назад уволили из газеты. Как она считает, из-за статей в местной прессе, где ее обвиняли в «пропаганде разврата» и «ненависти к Дагестану». «РР» связался с ней снова и попросил подробнее рассказать, какого рода «разврат» она сеет.

— Ну, во-первых, я не кричу о том, что гомосексуалистов и людей, живущих вне брака, надо вешать, — ответила И. — Во-вторых, не восторгаюсь абсолютно всеми дагестанскими традициями. Мне хватает мозгов понять, что адаты — попытка самоорганизации. Но попытка общества не сегодняшнего. Когда-то они были уместны и правильны как способ выжить и сохранить свою идентичность, но я живу в XXI веке, и «убийство чести» (девушку убивают за внебрачную связь или слухи о том, что она вступила во внебрачную связь. — «РР») — это дикость. По мнению И., жить в Дагестане с каждым днем становится опаснее. Всем своим молодым коллегам она рекомендует уехать. Сама остается лишь потому, что укоренилась здесь настолько, что «побег» уже невозможен.

25 ноября 2011 года в центре Махачкалы прошел митинг против похищений людей. Другой герой репортажа — журналист Хаджимурад Камалов — говорит, что на митинге собралось 5700 человек и люди увидели, что такие протесты возможны и даже могут быть массовыми. Он также подтвердил, что случаев похищения людей в Дагестане за месяцы, прошедшие после публикации репортажа, стало больше. Но жители республики не знают, к кому обращаться. Они требуют у президента Магомедсалама Магомедова разобраться в ситуации, но тот — лицо больше гражданское, а волну народного возмущения взвинчивают скорее местные отделения МВД.

15 декабря 2011 года на Хаджимурада Камалова было совершено покушение. На месте преступления обнаружено 14 автоматных гильз. Хаджимурад скончался по дороге в больницу. Одна из версий покушения связана с его профессиональной деятельностью в Дагестане.

Марина Ахмедова
 

«РР» №23 17/06–24/06 2010
Поклонники запасаются попкорном

Спустя полтора года после событий, описанных в репортаже «Маленькая гражданская война» («РР» № 23 от 17 июня 2010 года), история «приморских партизан» основательно подзабылась, причем как в федеральных СМИ, так и в самом Приморье. Связано это не только с короткой памятью любой аудитории, но и с юридическими особенностями самого уголовного дела. 

Как и следовало ожидать, обещание полковника Мамеда Терчиева адвокату Татьяне Уваровой было очень скоро нарушено: в июле того же года ее отстранили от дела. Этому предшествовал громкий скандал — Татьяне удалось записать видеоролик, на котором ее подзащитный Александр Ковтун, находясь в СИЗО, рассказывает, что к нему применяется насилие, и даже называет фамилии людей, участвующих в пытках. Вскоре после отстранения Татьяны Уваровой стало известно, что Александр Ковтун признался в том, что оклеветал сотрудников милиции с целью избежать уголовного наказания.

Еще один громкий скандал разразился в октябре прошлого года, когда в Сети появился видеоролик, записанный «приморскими партизанами» незадолго до ликвидации их банды. Это хоум-видео окончательно ответило на вопрос, являлись ли преступники банальными уголовниками или убийцами из идеологических соображений. «Мы свои автоматы пристреливаем по вашей конституции, — говорит на видео тот же Ковтун. — Эта страна катится в пропасть. И мы поможем ей докатиться своими убийствами и хаосом...» А Андрей Сухорада, «пользуясь случаем», передает привет «всем, кто состоит в сопротивлении»: «Северному Кавказу и другим честным, достойным людям». Впрочем, эффект от этого сенсационного ролика оказался неожиданным: сочувствующих «героям сопротивления» в стране заметно поубавилось.

В наступающем году имена «приморских партизан» будут звучать часто и громко. Осенью дело было передано в суд, и скоро состоятся первые заседания. Без сюрпризов, скорее всего, не обойдется.

Дмитрий Соколов-Митрич
 

«РР» №20 27/05–3/06 2010
Одна хорошая новость и много плохих

На днях сайты «Саратовинформ» и «Взгляд-инфо» провели совместный опрос. Читателям предложили ответить, каким, по их мнению, сделает Саратов глава города Олег Грищенко после избрания на второй срок. 24% читателей предполагают, что все останется как есть. 44% голосов (наибольший результат) собрал вариант «Саратов должен быть разрушен» (репортаж «Саратов должен быть разрушен», «РР» № 20 от 27 мая 2010 года).

Это, пожалуй, самое верное свидетельство того, что коммунальная обстановка в бывшей «столице Поволжья» кардинально не изменилась. Хотя такого апокалипсиса, какой был раньше, больше нет: на улицах появилась хорошая снегоуборочная техника, дороги стали поровнее, а тротуары почище. Что же касается персонажей репортажа, то тут перемены налицо — и не самые приятные. Теперь уже бывший мэр города Энгельса Михаил Лысенко вот уже год находится в СИЗО по подозрению в организации преступного сообщества и различных преступлениях, совершенных в 90-е годы. Задержан он был вскоре после громких событий в станице Кущевской на волне обострившейся борьбы с организованной преступностью. Жители города Энгельса и даже сотрудники местной администрации провели в поддержку градоначальника несколько митингов, но безрезультатно. Обоснованны ли обвинения против него, покажет суд, но даже если вердикт будет обвинительным, это никого не шокирует. В Саратове и Энгельсе мало кто сомневается в темном прошлом Михаила Лысенко, но все грехи 90-х люди готовы простить ему за то, что он привел в порядок деградирующий город.

В коридорах власти при этом ходят упорные слухи, что арест Лысенко — просто изящная комбинация, задуманная и осуществленная его главным оппонентом в регионе Вячеславом Володиным. Кстати, сам Вячеслав Викторович с тех пор пошел на повышение и стал зампредом правительства России.

А хорошая новость из города Саратова вот какая. Руководитель «Студии-64» Кирилл Правкин расширил свой бизнес и открыл в городе суши-бар. Недостатка в клиентах не наблюдается.

Дмитрий Соколов-Митрич
 

«РР» №15 22/04–29/04 2010
Волкам в лесу нечего есть

Полтора года назад мы писали о гениальном грузинском этологе Ясоне Бадридзе («Между человеком и волком», «РР» № 15 от 22 апреля 2010 года). Он несколько лет прожил в стае волков и принес оттуда удивительные знания об устройстве социума и культуре зверей. Последние тридцать лет ученый работал в России, но из-за российско-грузинского конфликта уже несколько лет не может получить российскую рабочую визу, и его исследования застопорились. Впрочем, есть в этом и свои плюсы: Бадридзе смог наконец написать книгу о своей жизни с волками.

Дозвонившись до Ясона, мы выяснили, что визу ему по-прежнему не дают, поэтому он пытается продолжать исследования в Тбилисском университете.

— Чем занимаюсь? Сейчас физической работой в основном — собираю экспериментальные клетки. Мне лабораторию дали в университете, очень долго делали, но надеюсь, что через месяц начнем работать. Меня давно интересует агрессия — поведение, функция, происхождение и так далее. В основном будем работать с кошками, а социальную агрессию изучать на крысах придется: у них скорость репродукции очень высокая, все можно легче посмотреть.

Кроме того, Ясон намеревается продолжать полевые исследования волков. Быт их, правда, по его словам, сильно изменился.

— Волки сейчас в основном на зимних пастбищах домашнего скота: в лесу-то им есть ни черта не осталось. В 90-х браконьеры отстреляли все, что можно было. Такая неразбериха была после гражданской войны, ужас! И до сих пор не наладилось.

Шура Буртин
 

«РР» №37 23/09–30/09 2010
Хеппи-энд с перспективой

— Как-то раз по весне заявилась ко мне в приемную компания молодых людей, явно москвичи, — рассказывает хирург Владимир Маньков историю счастливого продолжения нашего репортажа, — и говорят: «Прочитали про вас в журнале «Русский репортер» («Доктор в хаосе», «РР» № 37 от 23 сентября 2010 года), хотим помочь. Чего вам здесь не хватает? Все купим, привезем, установим». По всем признакам типичный лохотрон или политагитация. Ну, я им рассказал, что у нас одна из трех операционных с голыми стенами простаивает, чего скрывать-то?

Молодые люди оказались активистами интернет-сообщества together.ru, «которым нравится делать хорошие и правильные вещи». По возвращении в Москву они кинули в Рунете всенародный клич: сбор средств для обустройства операционной в Кировской районной больнице! Идею поддержали известные блогеры, и всего за месяц удалось собрать около полумиллиона рублей. Этого хватило на покупку операционного стола, лампы и набора для торакальной и абдоминальной хирургии.

— Первым чувством было удивление. Удивление, что такое вообще возможно в наше время, — продолжает Маньков. — Я даже не успел ребят толком поблагодарить. Приехали на полчаса, привезли инструмент, проверили, что все установлено, и умотали. Вы передайте им там — большое спасибо! Не все так плохо у нас в стране, раз есть такие люди…

С тех пор хирургия кировской районки работает в полтора раза быстрее. Маньков оперирует на новом столе под новой лампой. Правда, за ту же зарплату, с тем же напряженным графиком, в окружении все тех же идиотских проблем, с которыми ежедневно сталкивается каждый российский хирург. А на местном кировском интернет-форуме появилась новая тема: «…как вы думаете, что необходимо для нашего города? Что-нибудь такое, что мы можем сделать своими силами, без посторонней помощи?..»

Даниил Ильченко
 

«РР» №36 16/09–23/09 2010
Про Корею и коров

На момент написания статьи «Бремя белого инженера» («РР» № 36 от 16 сентября 2010 года) в Корее трудились несколько тысяч инженеров из России и стран СНГ. Опасения, что финансовый кризис оставит без работы европейцев и они кинутся искать работу в Азии, вытеснив русскоговорящих специалистов, не оправдались. Их численность пока остается на том же уровне, а самым популярным местом работы по-прежнему является компания «Самсунг» со штаб-квартирой в Сувоне.

При подготовке материала отвечать на вопросы героев приходилось едва ли не чаще, чем задавать собственные. Их очень интересовало, что происходит в России: свобода слова, безопасность, коррупционные скандалы… Недавний разговор с одним из героев текста, Дмитрием из Samsung Fine Chemicals, быстро перешел на протестные митинги в Москве — их показывают по корейскому телевидению.

Из окружения Дмитрия за прошедшее после публикации время в Россию вернулся только один инженер — теперь он преподает в университете в Казани, где его ждала невеста. Еще двое уехали в Канаду, а один в Сингапур. Тем временем эксперимент с коровами на ферме «Кочергино» в Дмитровском районе Подмосковья, о котором упоминал в статье другой инженер — выпускник МИФИ Андрей, завершился.

Напомним, в коровниках установили плазменные телевизоры «Самсунг» и показывали на них фотографии альпийских лугов в надежде, что коровы примут экранное изображение за настоящее, приободрятся и станут давать больше молока. Андрей приводил этот эксперимент как иллюстрацию бесцельности происходящего в России. Попытки узнать о результатах опыта подтвердили его правоту. Сайт ferma-tv закрыт, сообщения о коровах-телезрителях в новостях отсутствуют. На сайте фирмы «Ксан», инициатора эксперимента, в качестве результатов манипуляций над коровьим сознанием значатся упоминания в прессе. Эксперимент оказался обычным рекламным трюком.

Анна Рудницкая
 

«РР» №6 17/02–24/02 2011
Самый большой сом в жизни

Чуть меньше года назад в нашем журнале вышел материал об Игоре Растеряеве, авторе песен о современной российской деревне («Кореш Лехи Ляхова», «РР» № 6 от 17 февраля 2011 года). На песню «Комбайнеры», с которой Растеряев и стал звездой интернета, за это время успели снять клип при поддержке комитета по делам молодежи и Василия Якеменко лично. Сам Растеряев клипа не одобрил: слишком разошлась танцевальная аранжировка с духом песни и стилем артиста. Но клип все равно был размещен в интернете и стремительно набирал просмотры. Сначала Растеряев закрывал на это глаза.

— Даже когда их клип стал приближаться по количеству просмотров к оригиналу «Комбайнеров», мы с Лехой ничего не делали, — рассказывает он. — А потом они стали пускать какую-то рекламу свою, какое-то «алкопати на Антиселигере», что-то такое… Нажимаешь — а там выскакивает окошко такое, знаете? И вот тут нам это дело категорически не понравилось, Леха обратился к дирекции Ютуба и ролик удалили.

Леха Ляхов, знаменитый «кореш» Игоря Растеряева, живет в Москве и не только снимает все видео артиста и развивает его канал на ютубе, но и обеспечивает ему юридическую помощь. Летом Леха Ляхов и Игорь Растеряев ездят в Раковку, где у обоих живут дяди.

— Мы с ним в этом году поймали самого большого сома за всю свою жизнь — сорок килограммов, — говорит Игорь. — У Лехи все нормально. Купил себе массажное кресло. Другой мой товарищ, Вова Буравлев, уехал из Глинища в станицу Кумыженскую, к жене и сыновьям. Работает на Кумыженском мясокомбинате в цехе нарезки и упаковки. Сказал, как детей на ноги поставит, вернется в Глинище обратно, землю не бросит.

А у меня все хорошо. Концерты идут по стране — два-три концерта в месяц. Из театра я не ушел, зачем мне из него уходить? В прошлом году играл волка, в этом — Буратино. Сейчас я в Мурманск еду давать концерт, возвращаюсь — и у нас елки начинаются. В марте хотим выпустить второй альбом — в концертном варианте. Потому что студийка, как я сейчас понимаю, плохо передает эмоцию и вообще то, как звучат песни на самом деле.

Наталья Зайцева

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение