--

Президент-губернаторы

Как изменились региональные элиты за те семь лет, что главы регионов назначались из Кремля

Механизм назначения губернаторов доживает последние недели. «РР» проанализировал все назначения губернаторов за семь лет, чтобы понять, как Кремль распоряжался своим правом и выработал ли он какие-то критерии поиска эффективных управленцев.

Павел Бурмистров
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

24 января 2012, №03 (232)
размер текста: aaa

1. С какой скоростью менялись губернаторы

Теракт в Беслане был скорее поводом, нежели причиной перехода от выборности к назначаемости глав российских регионов. Во всяком случае уже в первый год Владимир Путин 43 раза применил новый закон, то есть тест на лояльность Москве пришлось пройти почти половине губернаторов. Большинство из них тогда усидели в своих креслах. Очевидно, президент, продемонстрировав свою силу, одновременно дал понять, что не намерен пользоваться ею неограниченно. И уже в следующем, 2006 году произошло всего семь смен губернаторов.

Однако еще через год, в 2007-м, их количество снова резко подскочило — в четыре раза. Это был год, предшествовавший президентским выборам, на которых Владимир Путин решил не баллотироваться. Вероятно, покидая президентский пост, он старался оставить в наследство своему преемнику как можно больше своих людей. Такие всплески кадровой активности регулярно фиксируются в ситуациях, когда срок смены руководителя известен заранее. Например, сейчас специалисты обращают внимание на ускоренную ротацию высшего генералитета в Китае: в конце этого — начале следующего года там должен смениться лидер. Логика та же: предшест­венник хочет повлиять на состав команды преемника.
 

2. Ставка на варягов

Еще одна тенденция подтверждает предположение, что переход к назначаемости глав регионов был скорее не упреждаю­щей мерой против возможных эксцессов, а продуманным шагом, направленным на плановое укрепление вертикали власти. На губернаторство стали активно продвигаться «варяги» — люди, ранее не имевшие связей с вверенными им регионами. И опять-таки сильнее всего это заметно по первому же году: в 2005-м из одиннадцати новых назначенцев восемь оказались «варягами».

Уже тогда была применена тактика экспорта управленцев из тех регионов, которые, по мнению Кремля, управлялись успешно — прежде всего из Мос­квы. Столичный вице-мэр Валерий Шанцев возглавил Нижегородскую область, другой вице-мэр Михаил Мень — Ивановскую, а избиравшийся от Москвы зампред Госдумы Георгий Боос — Калининградскую. Позже в другие регионы «командировались» люди из Казани и некоторых других успешных городов.

Результат оказался неоднозначным. Значительную долю этих назначенцев пришлось впоследствии снимать с должностей после крупных скандалов или за неудовлетворительную работу. Как, например, того же Бооса или назначенного из Татарстана в Амурскую область Николая Колесова. Но в целом Кремль, выбирая между «варягами» и местными, продолжил отдавать предпочтение первым. Недоверие Кремля к местным элитам, способным генерировать весьма самостоятельных губернаторов-тяжеловесов, замыкающих на себя значительные финансовые потоки, оказалось объективным фактором. Даже не слишком удачный опыт назначения чужаков не заставил Москву отказаться от стремления делать ставку именно на них.
 

3. Конец эпохи тяжеловесов

Новый принцип формирования губернаторского корпуса стал мощным орудием зачистки регионов от местных лидеров-тяжеловесов не сразу. Некоторые зубры вроде главы Орловской области Егора Строева ушли раньше, но главный удар по влиятельным губернаторам ельцинской поры пришелся на 2010 год. Именно тогда покинули посты занимавшие их аж с советских времен главы Татарстана Минтимер Шаймиев, Башкирии — Муртаза Рахимов, Ростовской области — Владимир Чуб, а также продержавшийся 17 лет президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов и, главное, реально претендовавший в свое время на федеральную власть и казавшийся вечным мэр Москвы Юрий Лужков.

Где-то, как в Татарстане и Калмыкии, отстранение тяжеловесов произошло полюбовно. За это им была дана возможность выбрать себе преемников. Там же, где они сопротивлялись до последнего, как в Башкирии и Москве, на смену пришли «варяги».

Отчасти это случилось потому, что осторожному Владимиру Путину требовалось сначала усыпить бдительность региональных элит: если бы они увидели, что Кремль начал их тотальную зачистку и терять им нечего, могли бы создать организованную фронду. Отчасти, вероятно, и потому, что заслужившему доверие бюрократии именно бережным отношением к кадрам Путину было проще сделать это руками своего ставленника Дмитрия Медведева, формально сохранив имидж руководителя, который «своих не сдает».
 

4. Силовики не прижились

Удивительно, но механизм назначения губернаторов не привел во главу регионов силовиков. Скорее наоборот: раньше или позже этих должностей лишились многие военные и чекисты, успевшие стать губернаторами в результате всеобщих выборов. В первые годы президент их часто переназначал, как Виктора Маслова в Смоленске или Бориса Громова в Подмосковье. Но довольно быстро стало ясно, что руководители из них получаются далеко не всегда отвечающие даже вполне умеренным требованиям Кремля.

В итоге за все годы с момента реформы назначения силовиков можно пересчитать по пальцам. Дмитрий Медведев, собственно, вообще назначил только одного — главу Ингушетии Юнус-Бека Евкурова. При этом он, в отличие от Путина, пробовал экспериментировать, привлекая на губернаторские посты людей из новых сфер, которые до него не рас­сматривались как возможные источники пополнения губернаторского корпуса. Именно Медведев назначил губернатором Кировской области бывшего оппозиционера Никиту Белых и дал возможность проявить себя в региональном управлении экс-судье Конституционного суда Борису Эбзееву.
 

5. Губернаторы помолодели

Переход от выборности к назначаемости глав регионов «дал дорогу молодым». На место разменявших седьмой, а то и восьмой десяток тяжеловесов вроде Петра Сумина, Минтимера Шаймиева или Муртазы Рахимова начали приходить управленцы, оказавшиеся не только моложе них на целое поколение, — они моложе, даже если сравнивать возраст предшественников и сменщиков на момент вступления обоих в должность. Медведевские назначенцы оказались в среднем на десять лет моложе своих предшественников — под стать самому президенту.

Среди губернаторов стало меньше инженеров и агрономов, зато больше юристов и экономистов. Многие из них оказались представителями «кадрового резерва “Единой России”», то есть Кремль попытался обкатать на регионах практику внедрения на высшие управленческие должности людей, карьерно выросших и состоявшихся в рамках новой управленческой системы.

Однозначный вывод об эффективности этой практики пока сделать сложно. Где-то представители «кадрового резерва» смогли проявить себя как деятельные и эффективные управленцы, как, например, Дмитрий Кобылкин на Ямале. Где-то не вполне, как, например, Андрей Турчак в Псковской области. 

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Google tararyshkin@gmail.com 25 января 2012
1) Логика кремля вполне управленческая себе, однако на лицо недостаток управленческого опыта. Так, говоря про назначение "варягов", потерпевших неудачу, причины очевидны: либо доверие было не подкреплено результатами, либо результаты не были следствием действий провалившихся назначенцев. Вот Юрченко в Новосибирской области может не очень и популярный, может и не очень менеджер, но результаты его - видна активность. 2) Второй абзац, который описывает мену команды перед уходом лидера и заканчивающийся политкорректными словами "повлиять на команду предшественника" не следует трактовать однобоко, то есть в понимании как оставить после себя как можно больше влияния. Думаю, что можно трактовать это как "подушку безопасности" из проверенных людей, пока преемник входит в курс дела. Тем более, что если посмотреть на цифры далее, преемник меняет эту команду за 2 года.

В общем ИМХО, решения нормальные вполне себе, а что не совсем рабочие, так это ничего страшного. Мы только накапливаем опыт кадровой работы, переосмысляем остатки воспоминаний советской практики. Но меня радует сам процесс, сменившийся за 15 слет с тупого назначения своих в доску, с "семьи" до экспериментов, до динамики, до попыток ставить цели и управлять их достижением, что по сути является индикатором работы управленческой команды. Не всегда получается, но на ошибках учатся.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение