Модель Россия

поделиться:
24 января 2012, №03 (232)
размер текста: aaa

Снисходительность к Казахстану (Подробнее см.: «Чингисхан и все-все-все». Почему казахам без России грустно) и тем более обывательская реакция «А у них еще хуже» были бы глупостью. Казахстан — большая, быстроразвивающаяся страна. Темпы ее экономического роста оставались в положительной зоне даже в кризис, а ВВП достиг 150% от уровня 1990 года (Россия едва перевалила за 100%).

Можно предположить, что основным мотором роста там является нефтегазовый сектор. Но это далеко не исчерпывающий ответ. Судя по всему, профессионализм и компетентность некоторых частей государственного аппарата в Казахстане существенно выше, чем в России, и это несмотря на исторически объяснимую разницу в количестве разного рода специалистов и в качестве образования. В мировом рейтинге удобства и безопасности ведения бизнеса Doing Business 2012 года Казахстан занимает 47-ю строчку, что чуть лучше Словакии и Венгрии и значительно лучше всех стран СНГ (Россия на 120-м месте, Украина — на 142-м).

Если вы не привыкли доверять обобщенным рейтингам, то могли бы отнестись с интересом к свидетельствам российских бизнесменов, которые отмечают более низкие налоги и более понятное регулирование в братской стране. Регуляторные реформы в Казахстане давно идут быстрее, чем в России. «Эксперт-Казахстан» в последнем номере за 2011 год — в том же, где обсуждаются беспорядки в Жанаозене, — детально анализирует связанный с административной реформой проект «электронного минфина».

В определенном смысле Казахстан для нас и Восток, и Запад. С точки зрения ряда процессов в бизнесе и государственном управлении Казахстан западнее. По ряду причин и обстоятельств он более, чем Россия, открыт западным технологиям управления. В Казахстане меньше заносчивости, «суверенитета» локальных лоббистских интересов, он вынужден открываться и западному, и российскому бизнесу, что сказывается на качестве реформ. С другой стороны, на качество правительства подчас и в положительном смысле влияет больший авторитаризм: когда в России все еще терпимы министры с частными лоббистскими интересами, в стране, где все контролирует одна семья, такие крупные коррупционные свободы ограничены сильнее.

И тут начинается Восток. И не только в том смысле, что на казахском направлении ключевые задачи экономической экспансии России — это первые успехи Таможенного союза и путинский проект новой большой интеграции на пространстве СНГ, мотором чего всегда был на самом деле Назарбаев. И вообще для России в предчувствии новых кризисов становится жизненно важным азиатское направление политики, которое абсолютно необходимо развивать из экономической прагматики, несмотря на всегдашний европоцентризм и американофильство элиты. Проект экономической интеграции в СНГ и расширение торговли с Китаем — это то, что любая российская власть должна будет делать непременно.

Но дальше, конечно, азиатчина: наглая, то есть обыденная, коррупция по османской модели, слабая и поэтому беззащитная имитация демократии. В идеале в этой области как раз российские, а не казахстанские реформаторы должны бы быть моделью и образцом. И тут вопрос: какой моделью является Россия, моделью чего? Увы, мы этого сами пока не знаем. Причем ни те «мы», которые вышли протестовать, ни те «мы», которые представляют официально наше государство.

Пока на стороне нашей страны в конкуренции с западными странами и компаниями в СНГ было два фактора: экономические связи, доставшиеся от СССР, и терпимость к, мягко говоря, недемократическим выкрутасам местных властей. И то и другое исчерпаемо. Восстановление советских экономических связей — это конечная история, связанная с восстановительным циклом роста. Ресурс терпимости к автократам тоже имеет предел — такого типа режимы не очень стабильны, если только их не прикрывает мощный союз со странами, умеющими при желании «внедрять» демократию и разрушать авторитарные режимы. И это не Россия.

Так что репортаж из Казахстана — это история про нас во всех смыслах. О том, что не стыдно учиться. Что права на чванливую гордость мы еще не заслужили. Что модель будущего может быть позитивной. Пора начать строить общества и экономики, которые нам самим будут не противны. Только такая задача может стать моделью для других и способом интеграции и развития. И вряд ли в таких обществах полиция будет стрелять в рабочих только потому, что испугалась. А потом, упокоившись, еще и грабить раненых.

Иными словами, «русская модель» должна предложить вместо революционной или военной западной «демократизации» мирный прогресс. Только это действительно должен быть прогресс, а не застой.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение