Дочитать учебник до конца

поделиться:
8 февраля 2012, №05 (234)
размер текста: aaa

В нашем неидеальном мире социалистическая демократия оказалась невозможна.(Подробнее см.:"Миллионер со смыслом". Чего хотят русские деньги) Все дело в том, что равенство доходов на деле обернулось всеобщей бедностью. И бедняки не смогли отстоять свое право на обещанную им власть. Ее заграбастали бюрократы, даром что с билетами коммунистической партии в кармане. На требования масс они отвечали террором. Потом, впрочем, система стабилизировалась, но от демократии осталась далека.

Позднее социализм надоел многим, но выиграли от его краха лишь некоторые. В основном те же бюрократы, ставшие капиталистами или бесконтрольными властителями государственных ведомств, а то и целых регионов новой демократической России. Конечно, куски трудного счастья достались и инициативным людям из разных слоев общества. Однако для настоящей демократии их было критически мало.

Ранний капитализм, как обычно и бывает, укрылся от массы недовольных и обездоленных под зонтом авторитарного правления. Весьма мягкий по сравнению с мировыми аналогами, он тем не менее потребовал с капиталистов за защиту немалую цену — и деньгами, и страхом.

Но постепенно количество богатых растет. Они становятся заметным социальным слоем и начинают претендовать на свою долю власти.

В теории демократия — это хорошо. Во многих странах это оказалось хорошо и на практике. Но исторически для европейской и североамериканской демократии всегда нужны были два компонента: многочисленная средняя буржуазия и массовый организованный рабочий класс. Если же ни того ни другого нет, правят традиционные или похожие на них элиты: аристократы, бюрократы, капиталисты-олигархи, военные…

Сегодня золотой век западной демократии позади. В развитых странах все многочисленней становятся балансирующие на грани бедности деклассированные элементы, теряющие связь даже с таким рыхлым с точки зрения классовой классификации концептом, как средний класс. Теряет свое влияние и средняя буржуазия. Не в последнюю очередь потому, что нынешний капиталист зачастую не хозяин фабрики с несколькими тысячами рабочих, а владелец небольшого агентства в прибыльном секторе экономики или спекулянт-одиночка. Он больше не контролирует многих людей, его социальная роль снижается. Буржуазная демократия в кризисе. Власть сосредотачивается в руках финансово-промышленной олигархии, как ни избито это звучит для тех, кого в советском вузе перекормили марксистской критикой капитализма. Но не случайно же недавний кризис сделал «Капитал» европейским бестселлером.

А что делать нам? Иных путей пока не придумано. К буржуазной демократии медленно-медленно движется даже официально коммунистический Китай. Кое-кто из оптимистов надеется, что России суждено спасти Запад (как всегда, впрочем) и буржуазную демократию, вдохнув новую жизнь в ее институты. Попробуем?

Но надо понимать, что это действительно непросто. Спасение Запада, разумеется, не самоцель, хотя почему бы и не помочь соседям. Но главное все же демократия у себя. Однако пока у нас нет ни одной реальной буржуазной партии, до реальной демократии далеко. Именно буржуазия превращает демократию из прекраснодушного трепа в очень практичную вещь. Буржуазия четко знает свои интересы. Как только она решает, что ей полезно заниматься политикой, — а это случается, когда закулисные договоренности перестают обеспечивать достаточную прибыль и защиту, — демократия уже частично обеспечена. Возможно, мы недалеко от этой стадии.

Сложнее с рабочим движением — опорой социал-демократии. Нашей буржуазии предстоит не только создать собственные партии (или перекроить под свой размер действующие). Нужно еще вспомнить, что подлинно демократические политические системы начали возникать около ста лет назад в результате союзов средней буржуазии и рабочего класса. Сегодня к последнему нужно добавить и «работников постиндустриальной сферы», которые, как всякий новый класс, так же революционны, как когда-то рабочие, хотя и не так бедны. Впрочем, кто будет отрицать, что на свете есть бедные программисты?

Пока же некоторые современные революционеры недальновидно предпочитают звать российский народ «быдлоклассом». На этом фоне властвующей бюрократии легко занять позицию единственного защитника простых людей от коварных «олигархов» (этим именем клеймят вообще всякий бизнес) и «их прислужников» — «оранжевых» интеллигентов. Так уже бывало в истории. Мы и живем, в сущности, по учебникам истории — Западной Европы и дореволюционной России. Крупный социальный сдвиг, конечно, требует времени, но все же давайте уже скорее их дочитаем.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение