--

Операция «Избавление»

Как Рашид Нургалиев устранил главного конкурента

Скандальная отставка главы питерской полиции Михаила Суходольского по своему сценарию напоминала политический триллер. Со дня на день ждут его увольнения из МВД, а сам он не исключил возможности ареста. Все сходятся во мнении, что глава МВД Рашид Нургалиев воспользовался случаем, чтобы избавиться от опасного конкурента, который после президентских выборов мог занять его место.

Дмитрий Карцев
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

14 февраля 2012, №06 (235)
размер текста: aaa

Формальным поводом для отставки стало громкое преступ­ление, совершенное полицейскими: 22 января в одном из опорных пунктов питерской полиции был до смерти избит 15-летний школьник Никита Леонтьев (читайте «Смерть от четырех пощечин» в «РР» № 4). Министр тут же инициировал тотальную про­верку ГУВД по Санкт-Петер­бургу, отправив туда 60 человек из центрального аппарата МВД.

Глубокой ночью столичные ревизоры прибыли в Питер, причем, по нашим данным, по личному распоряжению Нургалиева им было запрещено передвигаться на служебном транспорте ГУВД, жить в полицейской гостинице и вступать в какие-либо контакты с подчиненными генерала Суходольского.

Впрочем, те и не собирались вступаться за своего начальника. Напротив, заместители Суходольского открыто выступили против него. По информации «РР», конфронтация достигла предела на одном из служебных совещаний, когда Михаил Суходольский заявил своему заму Сергею Умнову, что лишает его права подписи служебных документов. «Не вы мне его давали, не вам лишать», — ответил на это генерал Умнов.

Кроме того, Суходольский пуб­лично усомнился в целесообразности проверки, заявив, что отъезд из Москвы 60 высококлассных специалистов МВД может дестабилизировать ситуацию в канун выборов. На следующий день, сославшись на нездоровье, он отказался ехать на коллегию МВД в Москву. А спустя несколько часов появился президентский указ о его отстранении от занимаемой должности. Кабинет Суходольского блокировал ОМОН, а и. о. главы питерской полиции стал тот самый Сергей Умнов.

Скорее всего, на этом карьера одного из самых влиятельных генералов МВД последних лет закончилась.
 

Как не стать министром

Еще год назад Михаил Суходольский считался главным претендентом на место Рашида Нургалиева, устранения которого многие ждали как последнего эффектного штриха в реформе МВД. Быстрый карьерный рост Суходольского — путь от простого оперативника до замминистра он проделал всего за пятнадцать лет — в министерстве связывали с его удачной женитьбой на племяннице экс-главы президентской администрации Александра Волошина. Считалось, что именно представители так называемой семьи Бориса Ельцина лоббировали его назначение на министерский пост, тем более что в МВД «семейные» были традиционно влиятельны со времен, когда его возглавлял Владимир Рушайло.

По слухам, Дмитрий Медведев уже готов был подписать приказ о назначении Суходольского, когда на одном из закрытых совещаний кто-то из милицейских генералов высказался в том смысле, что негоже назначать министром человека без опыта оперативного руководства «в поле».

Так в июне прошлого года родилось решение отправить Суходольского в Санкт-Петербург, где его предшественник Владислав Пиотровский вел себя как удельный милицейский князь, не только не пуская никого из московских на свою территорию, но и позволяя себе открыто высказывать недовольство действиями министерского начальства. Вернуть Северную столицу в силовую вертикаль было одной из главных задач Суходольского.

Надо сказать, что без особого сожаления своего бывшего зама провожал в Питер не только Рашид Нургалиев.

— Он постоянно ездил на военные учения, любил пострелять, считал, что каждый полицейский должен уметь ходить строем и владеть приемами дзюдо, — не без раздражения вспоминает наш собеседник в руководстве МВД.

По слухам, двумя его люби­мыми темами были ОМОН, которому он постоянно выделял дополнительное финансирование, и Олимпиада в Сочи, где он регулярно устраивал командно-штабные учения. При этом стиль его руководства наш собеседник охарактеризовал так:

— Если в ваш журнал придет журналист с улицы, а через год станет начальником какого-нибудь отдела, перестроит его в своих интересах, затем полезет вверх, все перестраивая, сокращая, оптимизируя, вы, наверное, не обрадуетесь.
 

Питерская ссылка генерала Суходольского

По-видимому, схожие методы Суходольский вовсю использовал и в Санкт-Петербурге, командировку куда он, по словам местных полицейских, воспринял как ссылку. По слухам, доходило до смешного: якобы даже в здании ГУВД он появлялся с личной охраной, а на некоторых штатных должностях значились сразу по два человека — местный и мос­квич из команды Суходольского.

Минувшей осенью он устроил масштабную перетряску районного полицейского начальства, причем назначения на освободившиеся места происходили достаточно спорадически — даже не из числа людей из его команды, а просто из тех, кто по тем или иным причинам приглянулся главе ГУВД.

— Один из районных начальников пожаловался, что в результате реформы и переаттестации нехватка людей у него составляет тридцать человек. Суходольский поручил провести проверку, по ее итогам было уволено еще тридцать, — иллюстрирует методы работы бывшего главы питерского ГУВД один из уволившихся следователей. — Еще пример. Совещание у Суходольского, он требует начальника ОБЭП по Лодейному Полю. Молчание. Зама. Молчание. Короче, выясняется, что по его собственному распоряжению, о котором он, видно, забыл, местный ОБЭП был расформирован.

Еще одна претензия к Суходольскому — притеснения питерского уголовного розыска, который традиционно считался белой костью местной полиции.

— Белая кость? — возмущаются в окружении бывшего главы ГУВД. — Вы понимаете, что это те самые люди, из-за которых Питер годами считался криминальной столицей России.

— Тоже мне борец за чистоту рядов! — парирует уволившийся из полиции следователь. — При Суходольском у нас впервые появились почти официальные прайсы за устройство на работу. Скажем, за работу следователем в ОБЭПе надо было заплатить миллион. Раньше, понятно, тоже многие решали вопросы за деньги, по связям, но чтобы вот так…

По мнению ведущего научного сотрудника Института проблем правоприменения Кирилла Титаева, Суходольский не смог решить ключевые проблемы питерской полиции — низкого уровня зарплат нижних чинов, с одной стороны, и огромного бюрократического давления на них — с другой.

— Фактически, что бы ни сделал оперативник, он обязательно что-нибудь нарушит, — объяс­няет Титаев. — Таким образом, сложилась система, при которой нижние чины находятся в полной зависимости от своего начальника, а тот в свою очередь всегда может свалить вину на подчиненных: видите, мол, мы эту бумажку не подписывали, это их инициатива. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что и времени на то, чтобы решить эту системную проблему, у него, по сути, не было.

Социолог Борис Гладарев в свою очередь отмечает, что ситуация усугублялась тем, что зарплаты полицейских для такого крупного города, как Санкт-Петер­бург, были неприлично низкими, из-за чего не прекращалась текучка кадров на районном уровне.

В результате Суходольский, не заработав особых симпатий среди рядовых полицейских, умудрился рассориться с большинством старших офицеров, которые готовы были поднять против него чуть ли не открытый бунт.

— Понимаете, не те для него масштабы, — сетует заместитель директора Агентства журналистских расследований Евгений Вышенков. — Человек мыслил категориями всей страны, а тут его засунули в глубокую по его меркам провинцию. Он просто не понимал, что и как тут делать, не знал специфики работы. Сразу видно — человек из министерства.
 

Война продолжается

В министерство Суходольский, по слухам, и метил. По нашей информации, незадолго до своего увольнения он встречался с Владимиром Путиным и жестко, на питерском материале, раскритиковал реформу МВД, министра Нургалиева и его зама Александра Смирного, считающегося главным идеологом преобразований. Путин, который уже пуб­лично высказывался в том духе, что не он задумывал реформу, вроде бы поддержал Суходольского, однако о содержании разговора сообщил самому Смирному.

Примерно в это же время было возбуждено уголовное дело в отношении руководства ФГУП МВД «Охрана», которое в свое время создал Суходольский. Следствие подозревает полицейских в получении откатов от фирм — поставщиков оборудования и технических средств: якобы они покупались по завышенным ценам, на чем государство потеряло 140 миллионов рублей. Возможно, именно это дело имел в виду Суходольский, когда намекал на возможность собственного ареста.

Впрочем, сейчас опасность ареста, похоже, миновала. Суходольский ушел в отпуск, накануне проведя довольно миролюбивую пресс-конференцию. Он заявил, что не будет оспаривать отстранение от должности, хотя формально, по закону, имеет на это право, потому что указ президента появился в тот момент, когда он официально был на больничном. «Меня уволил Верховный главнокомандующий. В некоторых вопросах наши мнения расходились» — это максимально жесткое заявление, которое позволил себе Суходольский. Один из бывших сослуживцев генерала призывает не беспокоиться о его судьбе.

— О человеческих и профессиональных качествах Суходольского знали все и давно, но отношения с руководством страны у него не испортились. Делу об «Охране», скорее всего, хода не дадут, а его самого могут, например, назначить куда-нибудь губернатором, тем более что большое обновление губернаторского корпуса готовится после выборов.

Более того, совершенно не факт, что во главе питерской полиции не появится новый варяг. Нынешней и. о. Сергей Умнов пользуется большой популярностью среди тамошних полицейских, но он плоть от плоти той «феодальной вольницы», которую посылали выкорчевывать с корнем Суходольского.

Наконец, самому Рашиду Нургалиеву избавление от влиятельного конкурента не гарантирует спокойного переназначения. В МВД многие считают его номинальной фигурой, он окружен не слишком лояльными замами, и от желающих занять министерский пост отбоя не будет и без Суходольского.
 

Дело убитого школьника

Между тем, увлекшись интригами в руководстве МВД, многие забыли о громком деле, которым Рашид Нургалиев воспользовался как поводом для атаки на Суходольского. Расследование убийства Никиты Леонтьева продолжается. До сих пор подозреваемый по делу один — 25-летний участковый Денис Иванов. Хотя друзья и родители убитого школьника уверены, что в избиении принимали участие еще двое полицейских, которые в тот момент находились в опорном пункте. Один из них, майор Алексей Малых, на днях скончался от инфаркта. Второй — уже уволенный из органов майор Олег Прохоренков — тоже попал в больницу с ишемической болезнью сердца. Он проходит по делу как свидетель, но родители Никиты Леонтьева добиваются, чтобы и он был привлечен в качестве обвиняемого. 

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение