--

Родина и террор

Помогают ли кинокамеры в борьбе с коррупцией

Одним из самых ожидаемых фильмов в конкурсе 62-го Берлинского кинофестиваля была «Заложница» Бриллианте Мендосы, главного портретиста современных Филиппин. В «Сервисе» он показал жизнь манильского кинотеатра, который на самом деле является борделем, куда рекрутируют несовершеннолетних. В «Резне» воспроизвел один день из жизни манильских копов, без угрызений совести убивающих проститутку, которая должна им деньги. Затем была «Лола» — история о двух женщинах; внук одной из них убил внука другой, пытаясь украсть у него мобильник. Приверженец жесткого реализма, на этот раз Мендоса реконструировал деятельность филиппинских террористов — группировки «Абу Сайяф», которая в 2000-м захватила в заложники 20 человек и удерживала их в плену больше года.

Евгений Гусятинский
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

21 февраля 2012, №07 (236)
размер текста: aaa

Как и большинство ваших фильмов, «Заложница» снята в режиме «здесь и сейчас». Почему?

Идея была в том, чтобы съемки в каком-то смысле воспроизводили опыт плена. Мы снимали в хронологическом порядке, реконструируя события: захват заложников на берегу, их путь по горам, джунглям, постоянное передвижение... Я хотел, чтобы актеры прониклись страхом и почувствовали, что значит брать в заложники и быть заложником. Я также отделил актеров-террористов от актеров-заложников. До съемок они не видели друг друга, впервые встретились в сцене захвата, каждый в своей одежде. Для правдоподобия.

Заложники в фильме христиане, а террористы — мусульмане, пытающиеся обратить первых в свою веру. Вы видите хоть какое-то решение этого конфликта?

Мусульмане на Филиппинах противостоят правительству уже несколько столетий. До завоевания испанцами эта была мусульманская страна. И Минданао (остров, где происходит действие фильма. — «РР») — единственная ее часть, которая не была захвачена и потому не стала христианской. Можете себе представить, как они борются за свою независимость. Поначалу это были очень религиозные ребята-идеалисты, но из-за проблем с правительством и армией, которые не хотели ничего слышать, они постепенно перешли к терроризму. Их лидеров убивают, появляются новые, молодые, которые уже не придерживаются вообще никакой философии, а просто добывают деньги.

То есть к религии терроризм отношения не имеет, это спекуляция?

Во многом да. Сейчас на Филиппинах есть несколько сепаратистских групп, для них брать в заложники и получать выкуп — это просто бизнес. При этом на том же Минданао есть места, где христиане и мусульмане сосуществуют абсолютно мирно. Но даже на Филиппинах об этом знают немногие.

Ваши фильмы критикуют за «очернительство Филиппин». Вы уже привыкли к этому?

Да, на родине меня больше ненавидят, чем любят. И отчасти это взаимно, потому что главная причина, почему я показываю все эти «ужасы», в моей ненависти. Я ненавижу коррупцию, проституцию, рейдерство, террор и именно поэтому снимаю об этом фильмы.

Ваши фильмы на Филиппинах вообще в прокат выходят?

У них очень маленькая дистрибуция, и только на видео. В основном это пиратский рынок. Очень сложно изменить сознание массовой аудитории. И это не вина зрителей. Даже мое поколение поглощено Голливудом. Но «Заложницу» можно расценить и как мейнстрим, экшен. Иногда надо притворяться «массовиком-затейником», чтобы говорить о том, что считаешь важным.


Призы 62-го Берлинского кинофестиваля

«Золотой медведь» за лучший фильм

«Цезарь должен умереть»,

Паоло и Витторио Тавиани,
Италия

Итальянские классики братья Тавиани поставили шекспировского «Юлия Цезаря» в современной тюрьме, а на главные роли позвали реальных узников. Получился настоящий и при этом скромный манифест гуманизма. Кино о том, как искусство помогает жить, давая шанс даже тем, кому отказали абсолютно все.

«Серебряный медведь», Гран-при жюри

«Просто ветер»,
Бенс Флигауф,
Венгрия

В основе фильма реальные случаи тихого геноцида цыган в современной Венгрии. Но Флигауф вышел далеко за рамки политики, сняв страшное гипнотическое кино о невзрачном хаосе, в котором находится любое общество и каждый человек. Один из лучших фильмов фестиваля.

«Серебряный медведь» за режиссуру

«Барбара»,
Кристиан Петцольд,
Германия

История женщины-врача из ГДР начала 1980-х, которая хочет, но, естественно, не может перебраться к своему возлюбленному в ФРГ. По-медицински холодное кино о невозможности контакта в мире, разделенном искусственными границами.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение