--

Как устроена Россия

Почему никто не виноват и ничего не надо делать

Симон Кордонский — легенда. Он был и настоящим бомжом, и чиновником высокого разряда. Он широко известный и давно признанный социолог, соавтор теории административного рынка — лучшего описания социальной реальности позднего СССР, — профессор Высшей школы экономики. Но при этом он бесконечно далек от осторожного академизма, его мысль всегда «против шерсти», она резка, провокационна и парадоксальна. Когда его слушаешь, сначала просто не понимаешь, потом возникает желание отмахнуться или поспорить, наконец — подумать. Сословная сущность современной России — главная тема его последних работ.

Юлия Вишневецкая
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

29 февраля 2012, №08 (237)
размер текста: aaa

— Много у меня жизней было, самых разных. Работал я и в администрации президента — с 2000 по 2005 год, сначала начальником экспертного управления, потом старшим референтом президента. Говорить об этом включенном наблюдении власти пока не хочу, но было очень тяжело. Хотя без этого опыта я вряд ли смог бы написать «Сословную структуру постсоветской России».

Говорить не от абстрактных идей, а «от жизни», от социальной реальности, от опыта, в том числе и личного, — это стиль. Симон Кордонский как будто нарочно прошел все слои этой самой «социальной реальности», то и дело упираясь в ее парадоксы и странности. Его несколько раз исключали из Томского университета, он скитался по советской Сибири без прописки и работы, писал на заказ диссертации и ремонтировал квартиры. Рассказывают, что сам Егор Лигачев (в 80-е годы член Политбюро ЦК КПСС, отвечавший за идеологию. — «РР») приказывал «этого еврея на работу не брать». Кордонский прибился к сильнейшей с СССР школе полевой социологии Татьяны Заславской, изучал и алкоголизм на селе, и партийную структуру на местах, читал лекции о том, «как устроена жизнь», даже кагэбэшникам.

Благодаря социологическим семинарам к перестройке он уже был хорошо знаком с кругом будущих реформаторов — Чубайсом, Гайдаром, Авеном и другими, видел, как готовился переход к капитализму, как «из-за предательства ряда высших руководителей партии» ГКЧП вдруг стало фарсом, а не китайским или чилийским вариантом.

Кордонский принимал участие в спешном написании первых либеральных законов, но в правительство Гайдара идти отказался. Зато потом на пять лет попал в администрацию президента Путина, откуда, впрочем, умудрился уйти по собственной воле. С ворохом наблюдений и вопросов.

— В 2002 году появился закон «О системе государственной службы РФ», — рассказывает он. — Потом закон «О государственной гражданской службе». По закону — и вопреки Конституции — создавались категории людей с выделенным статусом. У меня что-то копошилось в башке: я не понимал, зачем это. Я задавал вопросы серьезным людям, собирал семинары, ученых — толку никакого. Пересказ западных теорий. А потом у меня в голове сошлось: вот эти законы о системе госслужбы — это создание новой социальной структуры.
 

Про Кремль и сословия

— Сословия — это группы, создаваемые государством для решения своих задач. Вот есть внешняя угроза — значит, должны быть люди, которые ее нейтрализуют, военные. Есть внутренняя угроза — значит, внутренние войска и милиция. Есть космическая угроза — должны быть космические войска. Есть природная угроза — есть служба Роспотребнадзора. Сословия — это не профессии, там могут быть люди разных профессий. Сословия есть в любой социальной системе. Это доклассовая штука. Классы возникают на рынке естественным путем, а сословия создаются государством.

Если у власти классовая структура, появляется механизм согласования интересов между классами. Называется это демократия. Появляется парламент как ее оформление. У демократии очень прикладная функция: согласование интересов богатых и бедных. А в сословной системе механизм согласования интересов — собор. Съезды КПСС — это были соборы: представители всех сословий собирались раз в четыре-пять лет и согласовывали свои интересы.

— А в чем разница?

— Разница — в чем интерес. Если есть рынок, возникают классы. Отношения между классами нужно регулировать. Появляются законы, регулирующие эти отношения. Появляется судебная система. А в сословной системе это все — лишнее. Там нет рынка, а есть система распределения. Наверху находится какой-то человек, называется он президентом, генсеком или монархом — неважно. Он верховный арбитр. Ведь все люди, которым распределяют ресурсы, считают себя обиженными. В нашей стране есть два типа жалоб: много взяли и мало дали. И все жалобы обращены наверх, к верховному арбитру. Пишут ему и ждут, что он там решит. А арбитр должен навести справедливость, наказать тех, кто берет не по чину, и выдать ресурсы тем, с кого много взяли или кому мало дали. Сейчас ресурсами являются власть, финансы, сырье и информация. Государство концентрирует эти ресурсы у себя и распределяет по социальным группам, которые само же и создало.

— Зачем нужны эти группы?

— Упорядоченность. Для власти очень важно, с кем имеешь дело. Приходит к тебе человек с двумя судимостями, который занимает должность в исполнительной власти субъекта Федерации. А кто он? Как себя с ним власть должна вести? Введение законов о госслужбе совпало с изгнанием судимых из системы власти. Изгнали всех, кто имел судимость. Разделили: есть сословие маргиналов, ограниченных в правах, — вот судимому там и место. А во власти другое сословие, там не должно быть судимых. Не должно быть совмещения этих статусов.

В 90-е возникло социальное расслоение. Учителя, врачи, военные — это были советские сословия, лишенные потока советских ресурсов. И они попали в самый низ иерархии распределения. Начали формироваться классы богатых и бедных. Сословные различия между бедными исчезали. Начались движения протеста — забастовки, голодовки. Нужно было наводить порядок. А порядок в чем заключается? В том, чтобы накормить, обеспечить обделенных положенными им ресурсами. Для этого нужно было рынок ужать — ресурсы изъять с рынка, чтобы их можно было потом распределять в пользу сирых и убогих. Мы последнее десятилетие жили в этом процессе.

Ужатие рынка началось с «дела Ходорковского»: перевод всех ресурсных потоков в бюджет и распределение их в пользу как сохранившихся советских групп — бюджетников и пенсионеров, — так и новых групп. А чтобы распределять, надо знать кому: учителям полагается столько, врачам — столько, фээсбэшникам — столько. Сословная социальная структура в нашем государстве нужна именно для того, чтобы обеспечить справедливое распределение. Ее не было, ее нужно было вновь создать. И появился закон «О государственной службе». И последующие сословные законы.

И все эти сословия теперь друг на друга наезжают. Вот прокуратура со Следственным комитетом чего бодаются? Делят ресурс. Игровой бизнес, например, недавно делили. Вроде поделили. Идут межсословные войны. Прокурорские с судейскими, против ментов все выстроились: крышевали менты бизнес — а давайте их сдвинем. И вот он, закон «О полиции». У всех есть свои интересы на ресурсном поле, всем нужен увеличивающийся поток ресурсов. И всякое уменьшение количества ресурсов порождает дефицит, конфликты и стремление к переделу. Здесь и появляются борьба с коррупцией и ее жертвы — те, кому не повезло, кого назначили козлами отпущения при изменении порядка в распределении ресурсов.

Но сословная система в России еще не полностью сложилась: форма есть, а сословного самосознания не появилось. Ведь должны быть и сословные собрания, и сословная этика, и сословный суд. Система не доведена до конца — и классы не до конца разрушились, и сословия не достроились.
 

Про деньги и рынок

— У нас же денег нет. У нас есть финансовые ресурсы. Везде написано, что бюджетные деньги — вне рамок государственных инвестиционных программ — нельзя инвестировать, они в конце года списываются. Это не деньги. На них нельзя наваривать. Чтобы можно было на них наварить, нужно финансовые ресурсы увести в офшор: при пересечении границы они становятся деньгами. И тогда их можно инвестировать. Поэтому финансовые ресурсы уводятся в офшоры, там конвертируются в деньги, которые — уже отмытые — инвестируются внутри страны.

Предпринимателей у нас тоже нет, а есть коммерсанты, которые рискуют на административном рынке в отношениях с бюджетом. Это совсем иные риски, чем на рынке. У предпринимателей риск — что ты разоришься, если товар не купят. А здесь риск — что тебя посадят и все отберут, если ты не поделишься. Предприниматели не иерархизированы, они могут быть только богатыми и бедными. А у коммерсантов есть иерархия: есть купцы первой гильдии — члены РСПП, есть вторая гильдия — «Деловая Россия», и есть купцы третьей гильдии — члены «Опоры». Это чисто сословное деление, унаследованное от имперских традиций. Купцы, в отличие от предпринимателей, работают с бюджетом. Они конкурируют за госконтракт.

Вся коммерция у нас при бюджете. Почему такая фигня идет с 94-м законом — о госзакупках? Потому что все от него зависит. Весь крупный бизнес в той или иной степени обслуживает государство через бюджет. Есть еще мелкий бизнес, бизнес выживания. Но найдите в любом сельском муниципальном районе предпринимателей, не зависящих от районного бюджета. Не найдете. Всех вывели под корень. Это и есть административный рынок: происходит конверсия статуса в деньги. Власть обменивается на деньги. Вы статус конвертируете в финансовый ресурс, финансовый ресурс — в деньги, а деньги — опять в статус: покупаете место во власти. А через статус получаете доступ к ресурсу.
 

Про коррупцию

— Это очень интересная процедура, которую называют коррупцией, но которая коррупцией не является. Дело в том, что сословия у нас по закону не иерархизированы. Непонятно, кто главнее: правоохранители или гражданские госслужащие, например. А форма иерархизации — это выплата сословной ренты. В результате выстраивается иерархия: какие сословия каким платят и как берут. Еще недавно прокурорские имели очень высокий статус, все им платили. А сейчас их опустили. Почему гаишнику платят? Не потому, что водитель что-то там нарушил. А потому, что, выплачивая кэш гаишнику, вы демонстрируете подчиненное положение сословия автовладельцев сословию людей с полосатой палочкой. Без разговоров же обычно платят.

Сейчас в отношениях между водителями и членами властных сословий бунт, и это тоже феномен сословных отношений: так называемые «синие ведерки» бунтуют против тех, кому они вынуждены платить, и против тех, кто обладает особыми сословными правами на передвижение — номерами и мигалками.

— Так почему все-таки эта коррупция не является коррупцией?

— Коррупцией называются отношения в классовом обществе. А у нас другие отношения, межсословные. Сословная рента — это клей, связывающий разные сословия в целостность: у них же другой связки нет, кроме взаимного обмена рентой. Это не всегда делается неформально. К примеру, есть процедура лицензирования. Вот пишет программист программу. Написал — чтобы ее продать, он должен ее залицензировать в фирме, ассоциированной с ФСБ. Стоимость лицензирования иногда выше стоимости самой программы. Это тоже форма сбора сословной ренты. Процедуры лицензирования, аккредитации, разрешения, согласования… За все же нужно платить.

Сейчас в том, что называется коррупцией, происходят очень интересные процессы. Посмотрите, на обычном рынке регулятором является ставка банковского процента, цена денег. А у нас ресурсную систему регулирует норма отката. Ведь если за деньги надо платить, то надо платить и за ресурсы, то есть откатывать их часть в пользу того, кто ресурсы распределяет. Норма отката — аналог банковского процента в ресурсной экономике. Не будет отката — система не будет крутиться. А норма отката регулируется репрессиями против тех, кто берет не по чину. Все это прекрасно осознают. Но проблема в том, что, в отличие от ставки банковского процента, сейчас у этих репрессий нет «единого эмиссионного центра». Поэтому норма отката растет, а экономика стагнирует. Правило сословной системы — бери по чину. А сейчас очень многие не по чину берут.

— Так нужно бороться с такой коррупцией?

— Это очень опасно! Это же не коррупция, это форма связи социальной системы. Чрезвычайно опасно! Помните узбекское дело 86–87-го годов? Начали, как сейчас, бороться с коррупцией — с тех пор там война идет: Гдляны-Ивановы всякие сломали социальную структуру, начался бардак, который длится до сих пор.
 

Про поместья

— Какая у вас в квартире дверь? Металлическая? Замки стоят хорошие? Вот вы запираете дверь и оказываетесь в замкнутом пространстве — оно ваше, личное. Поместье — это не место, это социальное пространство, замкнутое, огороженное. Все эти дачи — это строительство поместий. Вы заметьте, как они строятся. Первым делом забор. Потом дом как самообеспечивающаяся система: генератор автономный, канализация автономная, вода из своей скважины. У нас страна — система вложенных поместий. Что такое глава администрации региона? Это помещик, посаженный верховной властью, как при царе. Функция его — обеспечить, чтобы подданные правильно голосовали.

— Но это же не его собственность.

— Так и в царские времена была не его. И это не имперский помещик, а постсоветский. Имперский помещик был напрямую зависим от императора. А у нас сейчас возникла система вложенных друг в друга поместий: президент назначает губернатора, губернатор фактически назначает глав муниципальных образований, которые в свою очередь назначают своих вассалов. И каждый вассал выступает помещиком по отношению к нижестоящему вассалу.
 

Про власть

— Система, которую вы описываете, устойчива?

— Пока есть поток распределяемых ресурсов. Поток уменьшается — начинается дефицит. Он сплачивает систему до определенного предела, но когда предел пройден, она ломается. Так развалился Советский Союз. Если бы отпустили цены на два года раньше, СССР, вероятно, выжил бы — ресурсов было достаточно, но система ценообразования была неравновесная: мясо на рынке стоило восемь рублей, а в магазине — два рубля. Если бы сделали восемь рублей, не было бы дефицита мяса. Как только ресурс выводится на рынок, устанавливается рыночная цена и равновесие. В СССР держались до последнего, поэтому цены пришлось отпускать Гайдару. Хотя все документы были в ЦК подготовлены еще в 89-м году.

— А у нас сейчас дефицит чего?

— Власти.

— И куда она делась?

— Растворилась. Найдите человека, который решит любую проблему. Нету его. Обдерут как липку, а проблему не решат. Еще и подставят. Есть рынок имитации власти.

— А кого слушаются?

— А никого. Исходят из собственных интересов. Понимаете, есть «в реальности» и есть «на самом деле». В реальности во власти все места заняты, а на самом деле власти нет. Все ищут, кому дать. Непонятно, к кому обратиться, чтобы решить проблему. Все спрашивают: у кого сейчас власть? А ее нет. Дефицит.

— А можно «отпустить цены на власть»?

— Это значит свободные выборы. А в выборах некому участвовать, потому что народа нет.

— Обычно этим занимаются политические партии.

— У нас нет политических партий. Есть сословные имитации. В России свободный рынок власти — это развал государства. Куда Чечня денется, как вы думаете? Или дальневосточные регионы?

— А в Советском Союзе был дефицит власти?

— Пока была КПСС, дефицита власти, похоже, не было: каждый мог получить свой кусочек власти в результате торга.

— Почему же сейчас не так?

— КПСС нет. Из «Единой России» исключили — и что? А при КПСС исключение из партии — это социальная смерть. В СССР понятно было, как делать карьеру: вступил в комсомол, потом в армию, пришел из армии уже членом партии, поступил в вуз, попал в партком вуза, оттуда в райком, оттуда на хозяйственную работу. А оттуда как повезет: либо в партийную иерархию, либо в контрольную — в прокуратуру, комитет народного контроля. И по этой лесенке можно было забраться на самый верх. А сейчас нет таких лифтов. Люди заперты в низах. Есть корпоративные структуры типа «Роснефти» или питерских, но в них нет динамики. Вы заметили, сколько лет люди сидят у власти? Нет межсословного лифта. А как депутаты сейчас маются! Кому-то повезло — пошел в Совет Федерации. Кто-то спустился на региональный уровень. А остальным куда? Межсословной мобильности нет. Люди заперты в своих клетках.

— И когда дефицит власти исчезнет?

— Может быть, он исчезнет с президентскими выборами. Но если Путин не пойдет на репрессии, он не восполнит дефицит власти. Ему нужно будет продемонстрировать власть. А это можно только репрессиями по отношению к своему кругу. Иначе ему не поверят. У Путина проблема: та команда, которую он сформировал, распалась, у людей свои бизнесы. А все остальные смотрят к себе в карман, и Путин для них — просто ресурс. И ему, как мне кажется, сейчас просто не на кого опереться. Помните, несколько лет назад на какое-то совещание к Путину по металлургии не приехал владелец металлургического комбината. Путин говорит: «Ах, он заболел? Пошлите к нему докторов». И поехали к нему доктора с погонами. Еле выкрутился мужик. Это была власть, была регулируемая репрессиями норма отката.

— А откуда вообще берется власть?

— Она появляется сама по себе. Такая вот метафизическая субстанция. Вроде материальная, а вроде и не материальная. Передается из рук в руки. А нету — так и передавать нечего. Вот передал Путин Медведеву власть формально, а ее нету: на самом-то деле ничего не передал, пустышку. И откуда взять — непонятно. Власть — это консолидация противоречивых стремлений, а сейчас нету поля консолидации. Все замкнулись в поместьях и охраняют их, чтобы, не дай бог, не потерять.
 

Про митинги

— Это обычный русский бунт, только в необычной среде. Помните, у нас бюджетники, пенсионеры протестовали против монетизации льгот? Люди были обижены тем, что у них отбирают статусный ресурс, конвертируя его в рубли. У сегодняшних протестующих инстинктивная реакция: люди обижены, что их не уважают. Они думали, у них есть избирательный ресурс, а им, как им кажется, показали фигу. И власть теперь думает, как компенсировать это нарушение социальной справедливости.

— Зачем?

— Так несправедливость же допущена. Вот власть и пытается восстановить справедливость. Но не знает как.

— Но почему именно сейчас?

— Так дефицит же власти. Ну какой «тандем»? Не может быть двух верховных распорядителей ресурсов в одном ресурсном государстве. Из-за дефицита власти теряется управляемость. И чтобы восстановить управляемость, власть вынуждена сейчас отпустить вожжи. Ресурс информации был монополизирован, сейчас идет его демонополизация.

— А зачем подделывали голоса?

— Паника была. Десять лет создавалась «Единая Россия» как политический механизм. Каким бы плохим он ни был, он обеспечивал законодательный процесс, законы принимались дурацкие, но как-то все было организовано. И вот в результате конкуренции во власти и сопутствующего конкуренции дефицита политический механизм сломался. У «Единой России» нет конституционного большинства, а во многих региональных заксобраниях нет и простого большинства. А сейчас надо будет принимать кучу законов. И очень им хотелось избежать этой ситуации.

— Может, в результате появится политика?

— А нет групп, чьи интересы можно было бы представлять. Вот этих, которые на площадь вышли? У них нет ничего общего, кроме обиды. Политическая партия — это институт классового общества. Партии представляют интересы богатых и бедных. А у нас нет богатых и бедных, у нас совсем другая социальная структура. И представительство осуществляется совершенно другим образом. На эту Думу возложены парламентские функции, которые она в принципе не может выполнять. Это еще не сословный собор, но это и не парламент.

Но не думаю, что эта турбулентность критическая. Экономика нормальная, цены на нефть высокие. Дырки заткнуть есть чем. В регионах абсолютное спокойствие. Сейчас власть вынуждена будет договариваться, потому что нужно обеспечить явку на президентские выборы.
 

Про интеллигенцию

— В том мире российском, который сейчас возник, есть логика, но нет места интеллигенции. Вы заметили, как бесятся все наши интеллигенты? Они лишние в этой системе. Массовый настрой уехать — это симптом того, что не нужны ни журналисты, ни писатели, ни деятели кино. Все можно импортировать. Кто вас читает? Такие же, как вы. А в Союзе «Литературную газету» читали все. И Театр на Таганке знали все. И «Иронию судьбы» смотрели все. А сейчас этого «пространства интеллигентности» нет.

Интеллигенция — это представители всех сословий, которые используют свои профессиональные знания для рефлексии положения и фиксации несправедливости. И эту свою рефлексию интеллигенция адресует власти, обращая ее внимание на тех, кто обделен при распределении ресурсов. Эта триада «народ — власть — интеллигенция» — диагностический признак сословного общества: власть заботится о народе, народ благодарен власти за заботу, а интеллигенция болеет за народ и обращает внимание власти на его беды.

Сейчас, как мне кажется, триада разрушается. Прежде всего потому, что интеллигенция не хочет и не может признать сословную структуру и выработать соответствующие сословные идеологии. В результате разрушается представление о социальном времени, интегрирующее сословия в целостность социальной структуры. У нас как у государства сейчас нет предвидимого будущего, одно воспроизведение настоящего. Новые сословия разобрали ресурсы и предполагают, что так будет продолжаться вечно. А вечность не предполагает рефлексии.

Интеллигенция существует только в триаде с властью и народом. Если нет власти, то нет ни интеллигенции, ни народа. Народ — это интеллигентский конструкт. Интеллигенция существует, потому что она болеет за народ, потому что власть его обижает. А в отсутствие власти исчезает место интеллигенции и народ распадается на отдельных реальных людей со своими проблемами.

Правда, у нас власть очень интеллигентная: властные люди воспринимают страну как объект для преобразований, а не как реально существующий организм. Сплошное торжество абстрактной схемы над жизнью.
 

Про роль личности в истории

— Что? Роль личности в истории? Нет такой роли. Не одни, так другие. Возникает ситуация — появляется человек. Среда выделяет его, выталкивает. От конкретных людей мало что зависит. Особенно в нашей системе. Может появиться разве что очередной Пугачев.

— И сейчас может появиться?

— Сейчас нет основания для пугачевщины. Все же при местах, все при потоках каких-то. Кроме интеллигенции. В стране же, в общем, все нормально — идет естественный процесс: что бы власть ни делала, внизу формируются реальные собственники и соответствующий им рынок. Есть решаемая проблема легализации этого рынка. И тогда, вполне возможно, мы сможем без больших потрясений перейти к более-менее нормальной экономике. Рынок же не создается, он формируется. И сейчас под этим зонтиком — нефтяным, газовым — формируется реальная экономика, в разных регионах разная. Так и должно быть, это естественный процесс.

Вот люди на Болотной говорят: давайте сделаем «как там». Но если начнутся большие потрясения, вполне возможно, что этот естественный процесс в очередной раз остановится. А на самом деле «как там» может получиться, только если ничего не делать. Как Примаков. Вроде бы он ничего не делал, а последствия дефолта очень быстро удалось снять. Как? А хрен его знает. Сама система выстроилась.

— И как все будет развиваться, если ничего не делать?

— Будем существовать. Ну, не выполняются поручения президента, премьера, ну, никто их не слушает, они чего-то пишут наверху, а внизу все само по себе происходит — и дай бог, чтобы так оно и было. Только само по себе. Если не мешать, само все устаканится.

— А ваши студенты ходят на митинги?

— Ни одного не знаю, который бы ходил.

— А они интеллигенция?

— Пытаются ей быть. У меня заключительная лекция по интеллигенции на третьем курсе. Обычный вопрос: а вы себя интеллигентом считаете? Я говорю: да, конечно. Обычная жалоба в конце курса на меня и мне же: сломал картину мира. Спрашивают: что нам теперь с этим знанием делать?

— И что вы отвечаете?

— Говорю: это ваши проблемы.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Google agonline@yandex.ru 12 января 2013
К таким ученым можно и нужно прислушиваться. Потому что человека занятого познанием в 4 стенах (за исключением математиков) - ученым назвать невозможно. А у нас таких кабинетных умников навалом. Как и навалом индивидов, пытающихся огородить свой мир от окружающего высоким забором. А потом выглянуть из-за забора и долго возмущаться - почаму ета тама не так, как у мяня тута??? Надо ли объяснять если никаких объяснений слушать не желают.
Павлов Юрий 24 марта 2012
НОВАЯ СКАЗКА ДЛЯ НОВЫХ РУССКИХ ЛЮДЕЙ.
(Сказка про « Срулялятое Царство»)

Уважаемые Господа, разрешите мне не начинать мою сказку словами: «Жили, были Дед, да Баба и была у них Курочка Ряба», так как умерла Ряба ещё в 1953 году, многие до сих пор вспоминают: « До сих пор у людей генетическая память на окрик: Шаг влево, шаг вправо ….» . Я начну свою сказку по-другому и другими словами. Жила была партия «Единая Россия» и досталось ей огромное золотое яичко, в наследство от «Рябой Курочки» в виде: «Государства Российского», но разбираться с этим наследством некогда было, текучка замучила.
Тут как назло конкуренты. Совсем обнаглели, всё хотят свой кусочек от яичка урвать, да заграницу махнуть, авось, не найдут. И решила ОНА (ПАРТИЯ) на хитрость пуститься, мол, пусть сам народ придумает, как ему свою жизнь устроить. Как он придумает , так мы и сделаем. Решили, и в миг, организовала по всей России свои приёмные, ну чтобы люди в них приходили и о своём житейском писали. Партия на приёмную штат выделила, помещение арендовала, чиновников посадила и руководителя им назначила по фамилии: «ХХХХХХХХ». Получается, что не одна «курочка», а целый «выводок» на насесте сидит. Всё, что им принесут, перебирают и рациональное зерно откопать в куче житейских проблем пытаются, чтобы потом «семечко» наверх передать. Здесь и я со своим «семечком» пришёл 24.01.12 , принёс «семечко», да непростое, а золотое, специально для золотой курочки, что в Москве обитает, чтобы яйца у неё только золотые были, а народу благодать. Встретил меня в приёмной молодой петушок приветливо и сказал: «С твоим «семечком» минимум полгода возиться надо, чтобы расклевать его и понять золото или нет» . Я ему на это и говорю: «Зачем моё «семечко» клевать, клюв портить, не по Сеньке шапку примеряешь. Ты и так ни за что деньги получаешь. Отошли Путину, ему наследство дано, он вмиг расклюёт и поймёт в чём дело». Нет, сказал петушок, так не получится. Причины я выяснять не стал, всё и так ясно, взял с него расписку, в которой написано: « Я , ZZZZZ, принял документы от Павлова Юрия Георгиевича 24. 01.12 для ознакомления». И это в то время, когда страна на пороге хаоса находится, когда катастрофы кругом одна за другой идут, он ознакомиться решил. Вот какие у нас петушки в стране народились, все как один с правами, всё сами порулить хотят. Вывод у моей сказки очень простой: «СНИМИТЕ ЭТОГО «СРУЛЯ» С РУЛЯ» и всё у нас будет замечательно и нормально. Конечно же, никто из господ читающих мне на слово не поверит, Не поверит, что такое вообще возможно, придётся расшифровать. Это раньше, всё просто было написал Александр Сергеевич сказку: «О рыбаке и рыбке», и всё понятно было русским мужикам: «Не проси и не бери лишнего, а то с корытом останешься». Сейчас это словами уже не объяснить, здесь научный подход нужен.
Грач Елена 25 марта 2012
Юрий, а может хватит уже в доброго царя и злых бояр верить? Не надоело еще? Сейчас совсем другие времена и информацию при желании всегда можно получить... легко:))
Грач Елена 22 марта 2012
Медиклав, тошнит не одного тебя... и понимают это практически все... есть такая цитата из Грофа: задыхаясь от энтропийных отходов, системы мутируют в направлении новых режимов...
Задыхнулась она уже... и мутировать ей придется, иначе страна рухнет, так что смотри в будущее с оптимизмом:)
Mail mediclaw@mail.ru 20 марта 2012
СИСТЕМА
Возможно, то что я сейчас напишу — для Вас не откровение. Но я сам достиг этого уровня понимания происходящих вокруг процессов. Поэтому и делюсь, может полегчает.
В России невозможно жить вне системы. Система перемалывает любого, кто бросает ей вызов. Основная задача системы — воспроизводство себя самой.
В системе все условно — и добро и зло. Люди системе неинтересны, люди — это функции.
Хочешь вести бизнес — плати администрации, ментам и обеспечивай правильное голосование своих сотрудников. Не хочешь — сломаем, пережуем и выплюнем. Незаменимых нет — вон в очереди сотни желающих на твой бизнес (помещение).
Господа, руководители предприятий естественных монополий и госкорпораций! Вам не надо объяснять кому вы обязаны своим положением и доходами. СИСТЕМЕ нужны деньги, триллион. Завтра отчет в администрацию, совещание закончено.
Хочешь быть иерархом церкви? На колени, присягни на верность системе, будешь представлять интересы Бога в стране. Не хочешь? Отлучим на раз-два. Там уже десяток иерархов готовы присягнуть на верность, не томи, целуй сапог, помазанник.
Пришел в политику? Умница. Границы дозволенного видишь? Молодец, будешь канализировать электоральный протест. Создадим тебе образ народного героя, будешь нас ругать. Получил больше голосов, чем надо? Верни половину, вспомни, где мы тебя подобрали. Что, защитник народный? Понятно, свободен, можешь даже не тратиться следующих выборах, иди пиши мемуары.
Добро пожаловать в полицию сынок! Будем ловить бандитов, которые нам не платят. А эти? Эти нормальные, ничего, что тоже бандиты, это правильные бандиты. Они и нам денег дадут и нашему кандидату на выборы и настроят кого надо как голосовать и с агитацией помогут и с конкурентами разберутся. Нужные люди. Воруют? А кто сейчас не ворует? Невиновных вообще не бывает.
Изобретатель? Круто, а сколько стоит твое изобретение? 150 тысяч, а экономия 5 миллиардов год только на теплопотерях за сезон в Петербурге? Ну ты дурак, у нас есть вариант стоимостью в 3 миллиарда с такой же экономией. Чуешь разницу в откате, сынок. Да и ГУПТЭК недоволен будет, а там серьезные люди Самого! сидят. Придумай еще что-нибудь.
Что? Лекарство придумал, продлевающее жизнь? Ты знаешь что с нами сделает МинФин с главой Пенсионного фонда? У нас дыра в 2 триллиона рублей, а он жизнь продлевать вздумал, кретин, решил национальную безопасность под угрозу поставить.
Хочешь быть успешным актером, журналистом, общественником, правозащитником?
Лижи, старательно лижи, так лижи, чтобы ни у кого даже мысли не появилось, что лижешь неискренне. Будет тебе и государственное финансирование и прайм-тайм, и субсидии из государственного кармана и частных кармашков. Ибо система не разделяет государственные кармашки карманы частные, это ее карман. Если станет угроза системе — наши системные бизнесмены отдадут всю наличность, лишь бы сохранить систему.
Прокуратура, следствие, суд — без комментариев, хотя круче них — Чуровщина, делающая СИСТЕМУ фактически неуязвимой.

Меня физически тошнит от системы.
Грач Елена 12 марта 2012
Мое мнение: виноваты все в той или иной степени и исправлять ошибки, чтобы не было чувства вины, чтобы не было стыдно за бесцельно прожитые годы... нужно всем. А Господин Оформитель, как автор или соавтор Куклы, просто очень хорошо информирован, как оно на самом деле... поэтому хотелось бы его привлечь:))))
Грач Елена 12 марта 2012
Ответ Дорожкину... ловко тебя обработали... браво, госоподин Оформитель, одна статья и мозги за...:)))))))
Грач Елена 12 марта 2012
Из переписки с дочерью:

Дата: Mon, 12 Mar 2012 05:38:54 +0400
Доброе время суток!
> даа, возомнила ты о себе - нет предела. уже и своему "учителю" картину
> мира править собираешься... грустно. и общаться по-прежнему с такой
> возгордившейся персоной охоты никакой нет
--"Поправить" нужно... но Учиталем его считала и считаю и благодарна ему за все... но он очень не прав... очень... с его подачи и с его помощью была изготовлена система и, скажу больше, кукла под названием "ВВ"... Путинский режим... и нужно, чтобы он, наконец, понял, что он тоже приложил руку и что нужно начинать исправлять ошибки "молодости"...
Vita e Bella, la
Дорожкин Сергей 11 марта 2012
Создать рынок власти,а,значит,реанимировать власть на самом деле легко и именно в существующей ситуации.Президент внятно формулирует одну из существующих в стране проблем и объявляет тендер на ее решение.Выигравший тендер,назначается на соответствующую должность,наделяется соответствующими ресурсами финансовыми,людскими,юридическими и т д.В случае удовлетворительного решения задачи исполнитель получает на свой счет действительно большую сумму.Дальше он может оставаться на своем месте,но уже за обычный должностной оклад или участвовать в другом тендере.
Грач Елена 11 марта 2012
Ох, встретить бы энтого товарища на узкой дорожке, мы бы подискутировали про роль личности в истории:)... и про "твои-мои проблемы"... и картину мира я бы ему поправила существенно... но где его найти??????????
Довбня Дмитрий 11 марта 2012
Очень интересно. Согласуется, хотя не во всём:

Довбня Дмитрий 11 марта 2012
Довбня Дмитрий:
Гезалов Александр 7 марта 2012
Простите, но это мысли уставшего от жизни бездомного и человека без Родины.Откуда столько пессимизма и частого неверия в людей.Так можно любую сторону жизни обоссать, причем будет это даже и элегантно, но... кто сказал, все сгорело дотла, больше в землю не бросите семя, кто сказал, что земля умерла? Нет, она затаилась на время.Как-то так..читаешь и не веришь, что этот человек еще жив..
Google philippok@gmail.com 6 марта 2012
мда, Симона всегда читать и интересно, и стрёмно. Картина мира переворачивается и встаёт на ноги, - что непривычно, ибо в России на голове стоять гораздо удобнее. Помню, "Административные рынки..." прочитал, так несколько месяцев переосмысливал знакомые с детства реалии СССР. Последний абзац хорош, - дети в ВШЭ продвинутые, "элита", - готовятся стать "единственным в России европейцем". Симон же им устраивает разрыв шаблона- "...конечно в Европе" - говорит - "только феодально-сословной, и к тому же недоразвитой, ибо табель о рангах, петровский ещё, и вообще просвещённый абсолютизм был бы огромным социальным прогрессом по сравнению с нынешним бардаком."
Yahoo rfqu@yahoo.com 2 марта 2012
В 1682 году система местничества была отменена приговором Земского Собора, как являющая собой пережиток прошлого.

Спустя 330 лет, этот пережиток живет в народном менталитете. Судя по всему, он нас всех переживет.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение