--

Снег вперемешку с адреналином

Чемпионат мира по кроссу на снегоходах задержится в России до 2015 года

В поселке Семигорье на Волге есть валун. На нем табличка: «На этом месте будет построен Центр технических видов спорта». Отсутствие инфраструктуры не помешало провести первый в нашей стране чемпионат мира по сноукроссу

Александр Кобеляцкий
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

14 марта 2012, №10 (239)
размер текста: aaa

Трибуны и откосы вдоль трассы заполнили пританцовывающие на морозе зрители. За их спинами палатки с шашлыками и горячим чаем, куда публика совершала набеги в перерывах между заездами.

Билеты на чемпионат мира стоили немало: 300 рублей за то, чтобы просто попасть за ограждение, 1500 — за место на спешно возведенной трибуне с пластиковыми сиденьями. Несмотря на морозы, в Семигорье собралось от четырех до пяти тысяч любителей зимних технических видов спорта. Им придется приезжать сюда еще не раз: в ближайшие три года первенство мира по сноукроссу будет проходить в Ивановской области.

Дебютировавший в 1998 году на Экстремальных играх сноукросс есть не что иное, как скоростное преодоление препятствий на кольцевой трассе: следующие один за другим прыжки со специальных снежных насыпей, подъемы, резкие повороты. Прямиков — участков, где гонщики могли бы развить максимальную скорость, — на дистанции длиной 1,3 км нет. Возможно, именно поэтому спортсменам удалось разогнать снегоходы лишь до 51 км/час.

Каждый заезд длится пятнадцать минут — воздух вибрирует от высокого звука, издаваемого моторами 300-килограммовых машин. Их на трассе двадцать, поэтому столкновения — обычное дело, особенно когда снегоходы на полной скорости влетают со старта в первый поворот. В одном из таких эпизодов пострадал финн Юсси Хонка — его пришлось отправить в ивановскую больницу с подозрением на сильное сотрясение мозга. Мелких травм, ушибов и растяжений мышц, было гораздо больше. Несколько раз гонщики, не справившись с управлением, вылетали в снег, но машины дожидались их поблизости: ключ зажигания, привязанный к комбинезону спортсмена, глушил мотор.

Десять — двенадцать кругов по трассе выявляют победителя. По итогам трех гонок определяется чемпион. Смотреть со стороны увлекательно, но в какой-то момент ловишь себя на мысли, что эти прыжки и поднимаемые снегоходами тучи снежной пыли ты уже видел — в первом или втором заезде.

Обстановка чем-то напоминала Кубок мира по фрирайду, где я побывал год назад. Возможно, приятельской атмосферой в паддоке: каждый гонщик знает соперников как облупленных, поскольку соревнуется с ними несколько лет. Маленький замкнутый мир недешевого увлечения. Адреналин, доступный немногим. Наши дебютанты, пригнавшие из Уренгоя фуру с запчастями и необходимыми для борьбы с морозом средствами, как могли способствовали всеобщему единению. «Пекка! — радостно кричали они долговязому механику, твердой походкой направлявшемуся в их сторону. — Водка! Пить!» Финна долго упрашивать не пришлось...
 

American boy — чемпион мира

Чемпионский титул вернул себе после годичного перерыва 27-летний американец Такер Хибберт, показавший невероятное мастерство. Он сумел вытащить, казалось бы, начисто проигранную первую гонку, проваленную им на старте: шел девятнадцатым, но финишировал вторым. В последующих заездах равных ему не было. Вместе с кубком американец получил и 30 тысяч евро призовых.

— Такер, что скажете об организации соревнований?

— Мне кажется, все отлично. Устроители постарались не только подготовить трассу, но и позаботились о командах и прессе.

— Доводилось до этого бывать в России?

— Нет, но мне здесь нравится. Это диаметрально отличается от всего, что я видел прежде, но впечатления исключительно приятные.

— С кем-то из российских гонщиков раньше встречались?

— С большинством из них вижусь впервые. Пару раз на гонках в США мне приходилось соперничать с русскими. Так что встретимся на трассе и посмотрим, кто как едет. Конечно, им захочется воспользоваться преимуществами домашнего первенства.

— Какие у вас отношения с другими гонщиками?

— Мы хорошо знаем друг друга, и я стараюсь поддерживать со всеми хорошие отношения вне гонок. Но на соревнованиях я обычно замыкаюсь в себе, фокусируясь на своих проблемах.

— Сноукросс — жесткий вид спорта?

— Не то слово! Гонщикам приходится очень много готовиться к соревнованиям, быть очень внимательными на дистанции, чтобы не получить травму, а также обладать крепкими нервами: начнешь паниковать — допустишь роковую ошибку. К тому же нам приходится еще и следить за машинами — чтобы в ходе гонки они не сломались.

— Сколько человек в вашей команде?

— Здесь нас четверо. В том числе мой отец. Но это не так много — дома, в Штатах, со мной ездит гораздо больше людей.

— Сколько гонок приходится проводить за сезон?

— Я участвую в 10–12 больших международных соревнованиях, ну и, может быть, в 3–4 региональных.

— В США этот вид спорта популярен?

— Очень. Существуют разные виды гонок на снегоходах, в том числе по замкнутой трассе и на длинные дистанции по пересеченной местности. Но и в Европе, особенно Скандинавии, немало людей, интересующихся этим спортом. Да и здесь тоже — достаточно взглянуть на заполненные трибуны...

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение