--

Данил Корецкий из Ростова-на-Дону

Писатель, автор 35 криминальных бестселлеров («Антикиллер», «Оперативный псевдоним», «Рок-н-ролл под Кремлем» и др.) с общим тиражом 16 млн экземпляров. Бывший следователь прокуратуры, полковник милиции в отставке, доктор юридических наук.

Анна Лелер
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

19 марта 2012, №11 (240)
размер текста: aaa

Любимая точка общепита

Ресторан «Фишка» на Социалистической улице, который держит мой добрый знакомый, сербский повар Сречко Лончар. Там можно попробовать прекрасных лобстеров, дораду, тюрбо. К этому стандартному средиземноморскому набору Сречко постоянно добавляет что-то новое: то знаменитую камбалу из Керчи, то черноморскую барабульку, то камчатского краба величиной в полстола.

Любимый магазин

Дом книги на Большой Садовой. Я там часто бываю, покупаю что-то для себя или выступаю перед читателями.

Любимое место прогулок

Набережная с чугунными тумбами, которые были изготовлены в 1899 году.

Любимая достопримечательность

Фонтан на площади Советов. По обе стороны от него лежат два больших льва — когда я гулял тут ребенком, они казались мне огромными. Став постарше, я назначал у этих львов свидания или распивал вино с товарищами. Я и сейчас с удовольствием сюда прихожу. 
 

Я пишу про свой город много лет. Тиходонск из моих книг — это Ростов. Как-то я шел со съемочной группой и показывал: в этом кафе герой каждый день обедал, а в этой гостинице по сюжету зверски убили трех человек… На Богатяновке за нами увязались люди, которые кричали: «Идите к нам, у нас снимите!» Оказалось, они приняли нас за районную администрацию, которая собирается ремонтировать старые здания и ходит, изучает обстановку.

Некоторые старые дома действительно в плачевном состоянии. Зато, в отличие от многих других городов, в Ростове полностью сохранился исторический центр, еще дореволюционные купеческие особняки.

Бывает, старые дома целиком выкупают богатые бизнесмены. Ремонтируют, отделывают, огораживают дворы, ставят ворота. Как-то я шел мимо такого «приватизированного» дворика и заглянул внутрь. Там какая-то совершенно другая жизнь: английский газон, гамаки, цветы, журчит восстановленный купеческий фонтанчик.

Ростов изначально город деловиков, цеховиков, предприимчивых людей. А еще здесь, на пересечении транспортных потоков, традиционно скрывались беглецы. Сюда можно приехать, приплыть, прилететь откуда угодно и при необходимости так же быстро и беспроблемно ретироваться.

В криминальном Ростове сильны воровские традиции. Много лет шла конкуренция с криминальной Одессой. Всем известное выражение «Ростов-папа, Одесса-мама» придумали ростовские урки, подразумевая, что они делают с одесскими то же, что папа делает с мамой.

Приезжим в качестве экзотики я показываю ростовский Шанхай — жуткий бидонвиль в центре города. Когда-то голь строила тут дома из фанеры, кусков жести — всего, что под руку попадется. Кучи мусора, черные пятна пожарищ, арыки нечистот текут прямо по улице; летом вонища, полуголые татуированные обитатели по лагерной привычке курят на корточках, положив локти на колени.

Сейчас некоторые обитатели трущобы «поднялись», начали строить хорошие дома, но общий пейзаж и атмосферу это не сильно изменило. Огорожен Шанхай серым забором, на котором раньше писали лозунги вроде «Решения XXIV съезда КПСС — в жизнь!», возникало абсурдное ощущение, что как раз за этим забором и строят прекрасное светлое будущее.

Когда выходишь из Шанхая, из-за этого самого забора, оказываешься на Театральной площади. Тут же Большая Садовая, центральная улица города, чистая, европеизированная. Очень впечатляющий контраст.

Ростов традиционно славится рыбой. Тут водится знаменитый рыбец — говорят, даже в Нью-Йорке существует магазин «Ростовские рыбцы». Не менее знаменита шемайка. Она занесена в Красную книгу, но купить ее на рынке вполне реально. Отдельного упоминания заслуживает цимлянский вяленый лещ — полупрозрачный, если смотреть сквозь него на солнце.

Донской стол — это рыба, раки, огромные розовые помидоры, пупырчатые огурцы, редис, зелень, вареная картошечка с селедкой, пиво. С конца мая по конец июня у нас селедку не солят, а жарят. Не соленую жарят, как вьетнамцы, а свежую — так делают только на Дону.

В Ростове живет много армян — их переселила с полуострова Крым еще императрица Екатерина ІІ. В городе есть армянский район Нахичевань, а под Ростовом — целый Мясниковский район с центром в селе Чалтырь. Армяне и русские живут в этих местах мирно. Когда началась история с Нагорным Карабахом, все боялись, что наши армяне втянутся в вооруженный конфликт с азербайджанцами, но этого не случилось. Я общался потом с людьми, они говорили: «Смотри, у меня в Чалтыре огромный огород, там растет картошка, помидоры, лук. Зачем мне ехать биться за землю, которая все равно никогда не была моей?»

Про меня в Ростове ходит много слухов. Особенно часто я узнаю, что переехал в Москву, а то и в Нью-Йорк. Я действительно много путешествую, но живу в Ростове. И никуда отсюда не уеду.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение