Правила смерти

поделиться:
20 марта 2012, №11 (240)
размер текста: aaa

Страшно читать то, что написано на предыдущих страницах («Дальний отдел» Убийства в казанской полиции: расследование «РР»). И если какой-нибудь милицейский генерал, наверняка гордящийся своими крепкими нервами, не вздрагивает от такой информации, которую он-то получает не из журнала, то зря. Раньше действительно казалось, что у нас есть две группы: первая — те, кто по факту лишен полноты гражданских прав во взаимоотношениях с чиновниками и правоохранителями, и вторые — те, кто приближен к власти и чьи права соблюдаются. Оказывается, и это уже не так. То есть вторая группа есть, но она становится все меньше. Ведь бесчеловечные пытки и чудовищные по жестокости и цинизму убийства в полиции, как выясняется, на практике деяния ненаказуемые — а значит, могут рано или поздно затронуть кого угодно. По крайней мере кара настигает садистов в погонах очень редко.

Все-таки административная вертикаль пожрала сама себя. Долгое время она сопротивлялась нападкам, прежде всего потому, что работала. Но фундаментальная ограниченность — если не сказать порок — таких систем дала себя знать. Под административной вертикалью мы здесь понимаем способ управления, при котором госслужба и правоохранительная сфера отделены от публичной политики. Их функционирование не зависит от общественного мнения, позиции парламента или отдельных партий, а происходит исключительно по внутренним правилам исполнительной власти.

Коренным недостатком таких систем является обратная сторона их достоинств — механической строгости всех процедур, включая процедуры поощрения и наказания. В теории все просто: тот, кто применил пытки, должен быть «в установленном порядке» предан суду или, если нарушение не столь тяжкое, строго наказан.

Но административная вертикаль бессильна, если элементы, из которых она состоит, начинают действовать совершенно вразрез с ее же нормами (формально им как бы и не противореча). Что она может сделать, если прокурор, ключевой человек в системе, «государево око», как любят говорить о себе в прокуратуре, заявляет: «Милицию осудить не дам»? Он имеет право принять то или иное решение, он его и принимает. Не подкопаешься. Но в такой ситуации вертикаль полностью теряет работоспособность.

По ее правилам вышестоящие принимают решения строго на основе формальной информации снизу. А если прокурор не выдвинул обвинение в очевидной ситуации? Или если преступление даже не зафиксировано? Административная вертикаль работает «на бумажках». Что в бумажке написано, то и есть «на самом деле», хотя бы в реальности все было наоборот. Если бумажки нет вовсе или если она врет, вертикаль начинает выдавать неправильные решения, потом в корне неправильные решения, а потом трупы. Теоретически при помощи бумажек можно так исказить реальную жизнь, что государственные верхи не смогут совершить ни одного действия. Да так уже почти и происходит. Из центра в регионы идут ресурсы, из регионов в центр — политическая лояльность, а вся теневая сторона жизни и вообще жизнь как таковая надежно прикрыта правильными отчетами. И прорывается это прикрытие слишком редко.

В прошлом году «РР» написал о том, что пытки в полиции стали нормой, несмотря на реформу и переаттестацию («Милиция деградировала на моих глазах»). Рассказавший нам об этом бывший воронежский участковый Хабаров сразу же стал объектом явно надуманных обвинений со стороны местного полицейского начальства («Пытают ли в Воронеже»). А вот были ли приняты еще какие-то — действительно нужные — меры, неизвестно. Ведь формально ничего и не случилось.

Для того чтобы административная система вновь заработала, она должна перестать быть только административной. К ней должен быть применен политический рычаг. Несмотря ни на какую бодрую отчетность, несмотря на недоказанность каких-то преступлений — мы видели, почему они остаются недоказанными, — те звенья системы, у которых плохая репутация в глазах общественного мнения, должны отправляться в отставку, закрываться, расформировываться. Те или иные персоны ни в чем формально не виноваты? Чьи-то друзья, нужные люди, умеют организовать выборы, подавить недовольство? — Вон, если они покрывают преступников, безнадежно неэффективны в своем основном деле или коррумпированы. На их места и на трудные направления должны назначаться люди, которые сами рвутся в бой, будь они хоть самые отъявленные оппозиционеры. Именно такие способны что-то сделать. Непрофессионализм в данном случае уже не аргумент — лояльность начальству тоже не равна профессионализму. К тому же есть и много профессионалов разных ведомств, которые вынуждены были уйти, потому что не мирились с разложением вертикали.

Если ничего этого не делать, мы можем однажды проснуться в стране, где законопослушное поведение станет преступ­лением. Ведь оно будет идти вразрез с существующими правилами жизни. И смерти.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Сауронович Саурон 24 марта 2012
Политический рычаг? Вы уверены что на этот "рычаг" будут давить исключительно честные профессионалы? Или что ради "людей, рвущихся в бой" перепишут УК,УПК и они не закончат точно так же?
Иванов Василий 23 марта 2012
"Для того чтобы административная система вновь заработала, она должна перестать быть только административной. К ней должен быть применен политический рычаг. Несмотря ни на какую бодрую отчетность, несмотря на недоказанность каких-то преступлений — мы видели, почему они остаются недоказанными, — те звенья системы, у которых плохая репутация в глазах общественного мнения, должны отправляться в отставку, закрываться, расформировываться. Те или иные персоны ни в чем формально не виноваты? Чьи-то друзья, нужные люди, умеют организовать выборы, подавить недовольство? — Вон, если они покрывают преступников, безнадежно неэффективны в своем основном деле или коррумпированы."

А если это "звено" - руководство?

Однако. Неделя прошла с той статьи, в которой главный редактор возносил хвалу "буржуазии", которая в отличие от какой-то "неправильной оппозиции" готова "договариваться", а не "требовать отставок". Месяц - с момента когда примерно там же говорилось, что отставка Чурова, Нургалиева и иже с ними ничего не даст стране, пока в ней нет "гражданского общества". А тут такой поворот. Как быстро, однако, редакция стала "непримиримым оппозиционером". Я открою Вам секрет. Любой начальник думает, что в существующей системе ему будет надежнее поближе к власти. А пример с этой высокопоставленной чиновницей будет считать "исключением". В крайнем случае, отошлет детей за границу. Собственно, так и происходит.
Десять лет назад подобное было обычным явлением в Грозном. Теперь вот в Казани. Через десять лет в Москве?
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение