--

300 пуль для террориста

Трагедия в Тулузе предсказуемо стала элементом предвыборной борьбы

Французская полиция не смогла взять живым тулузского террориста Мохаммеда Мера. Человека, застрелившего до этого четырех военных, трех учеников еврейской школы и их преподавателя, убили во время штурма. Корреспондент «РР» вместе с местными жителями наблюдал за 37-часовой осадой квартиры убийцы.

Константин Мильчин, Максим Мартемьянов
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

27 марта 2012, №12 (241)
размер текста: aaa

— Понимаешь, у нас никогда ничего подобного не было. У нас тихий город. Когда мы узнали про бойню в школе, это был даже не шок. Мы просто не могли поверить, что это случилось вот здесь, у нас! — качает головой местный житель Камиль.

Убийства и теракты — это Париж или Марсель. В крайнем случае Бордо, Лион или Лилль. В Тулузе никогда ничего не происходит. Сюда почти не ездят туристы, тут нет особых достопримечательностей, только вузы и крупные заводы, вроде главной сборочной площадки Airbus.

Но именно в Тулузе 23-летний Мохаммед Мера из засады убил сперва одного десантника, а потом еще троих — в соседнем городке Монтобан. Трое военных — арабы, один с Антильских островов. Потом он же устроил бойню в еврейской школе Озар ха-Тора. Погибли трое детей и один преподаватель.

— Знаешь, как он застрелил девочку? Схватил ее за волосы и выстрелил в голову. Ей было всего семь, — ужасается Камиль.

Вечером 20 марта около школы Озар ха-Тора стоит оцепление. Перед входом, на том самом месте, где началась бойня, лежат цветы. Напротив стоят два крепких парня в кипах и рыдают в голос.

— Он мог бы убежать, если бы не астма, — сквозь слезы шепчет один из них.
 

37 часов осады

В ночь со вторника на среду по всей Тулузе загудели сирены. Громче всего — в восточной части города: там началась полицейская операция. Квартал вокруг дома, где живет террорист, был оцеплен. В 8.30 со стороны осажденного дома к посту вышел седой господин с грустными глазами: это мсье Коэн, мэр Тулузы. Он рассказал подробности: полиция вычислила дом, где живет террорист, во время ночного штурма преступник начал отстреливаться, двое полицейских ранены, сейчас террорист блокирован в квартире, он один, с ним ведутся переговоры, он выкинул в окно один из своих пистолетов.

— Старик Коэн сильно сдал за последние дни, — комментируют в толпе.

— Они хотели взять его ночью, тихо, — размахивает руками Александр, сорокалетний архитектор. — Подъехали к дому и попытались ворваться в квартиру, но им помешали решетки в подъезде. Почему нельзя было подогнать танк и пробить стену? Я много раз видел по телевизору, как это делают в Америке. Раз — и готово!

Район, где проводится операция, — бесцветная окраина, типичная для французских городов. На стенах плакаты местных коммунистов с призывами освободить палестинца Марвана Баргуди, которого израильтяне держат в тюрьме как террориста, а палестинцы считают героем. Представители еврейской общины во Франции уже высказались, что теракту сильно способствовала постоянная критика действий Израиля со стороны французских властей. Осуждать Израиль здесь общее место.

В толпе недоумевают, отчего медлит полиция и почему не начинается штурм.

— Я не хочу, чтобы меня неправильно поняли, но, когда убивали арабских военных, никто особо не волновался. А когда убили еврейских детей, то газеты сразу начали об этом писать, а полиция немедленно нашла убийцу, — осторожно замечает Малика, арабка средних лет. Она живет напротив и знакома с матерью убийцы.

Малика рассказывает, что Мохаммед и раньше вел себя странно. Например, запер 13-летнего соседа в своей комнате и на видео показывал ему сцены, как боевики «Аль-Каиды» отрубали головы своим заложникам. А когда мальчик дозвонился до родственников, то избил пришедшую за ним сестру. Потом, нацепив черную маску, размахивал перед домом мальчика саблей и кричал: «Аль-Каида!»

Уже известно: Мохаммед несколько раз летал в Афганистан и Пакистан, проходил подготовку в лагере террористов. Его разрабатывали, но не особенно внимательно. После поездки в Пакистан даже допрашивали, но отпустили. Хотя американцы внесли его в так называемый no-fly list — список людей, которым запрещено летать в США.

В четыре часа дня начинается пресс-конференция. Это шоу двух прокуроров — парижского и тулузского. Парижский демонстрирует мастер-класс по цифровому фетишизму: «Наши следователи отследили семь миллионов звонков и проверили сотни интернет-соединений». Бойцы спецподразделения нашли и скутер, и шлемы, и две легковые машины с оружием, и сумку с камерой, на которую сняты преступления. Евреев он убивал в знак солидарности с палестинцами, а парашютистов — в отместку за операции французской армии за рубежом. В ближайшие дни собирался убить одного полицейского, потом еще двух.

23.30, осада длится уже почти сутки. Слышен взрыв, за ним еще два.

— Что они там делают? — спрашивают зеваки журналистов.

— Ищут сортир, чтобы там его замочить, — специально для меня шутит корреспондент местного радио Киллиан. — Они взрывают светошумовые гранаты под его окнами, чтобы спровоцировать у него выброс адреналина. Так он больше устает.

Взрывы продолжаются всю ночь. В одиннадцать утра полиция получает приказ идти на штурм. В двенадцать министр внутренних дел объявляет, что «тулузский стрелок» мертв. По официальной версии, штурмовая группа использовала 300 патронов и бой был тяжелым.
 

На руку Саркози

Крупные неприятности происходят практически перед каждыми выборами президента Пятой республики — взрывы, убийства, захваты заложников. Нынешний президент Саркози в 1993 году, будучи мэром респектабельного пригорода Парижа Нёйи-сюр-Сен, руководил операцией по освобождению детей, взятых в заложники в детском саду. Молодой Саркози сам вел переговоры и ходил к террористу за детьми. Террориста — отчаявшегося и разоренного безработного предпринимателя Эрика Шмита — тогда застрелили тремя пулями в упор, спящего. Саркози получил медаль и народную славу.

Нет сомнений, что и нынешнюю ситуацию Саркози обернет в свою пользу. Иммиграционная политика и так была едва ли не главной темой нынешней президентской кампании. Социалисты во главе с Франсуа Олландом предлагают разрешить иммигрантам без гражданства голосовать на муниципальных выборах — Саркози отвечает, что это приведет к «общинному голосованию» и он намерен этого не допустить. Саркози предлагает сократить иммиграционные квоты со 180 до 100 тысяч в год — социалисты выступают против любых планок. Наконец, Саркози грозит Евросоюзу выходом из Шенгенской зоны, если ее государства не начнут проводить жесткую миграционную политику. И тут Тулуза.

Сейчас Олланд делает упор на критику разведки и полиции, а Саркози предлагает ввести тюремное заключение для посетителей экстремистских сайтов. «Пусть мне не говорят, что это невозможно. Что возможно для педофилов, то применимо и для террористов», — уверен Саркози.

Трагедия в Тулузе вписывается в предвыборную кампанию. Свежие рейтинги уже показывают, что действующий президент обгонит Олланда в первом туре, хотя еще недавно он отставал.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Клеткин Алексей 5 апреля 2012
"Евроньюс" с утра рассказывает однозначно понимаемую информацию: по муслима... по мусульманским экстремистам рейды калёным железом идут. Контртеррористическая напряжённость и президентский рейтинг растёт. Франция, надо понимать, счастлива.
А! Единственный и неповторимый свидетель - подсдох чего-то, не расскажет ничего.

Институт провокации пышным цветом. Подрастающие поколения пока историю выучат - дееспособность кончится. Отличное место с высокой эксплуатационной нормой. Обожаю!
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение