РР-Онлайн представляет в рамках проекта «Кинодок» документальный фильм:
"БАРЖА"
Режиссер: Колчин Михаил
Сценарист: Колчин Михаил
Оператор: Колчин Михаил
Монтажер: Колчин Михаил
--

"БАРЖА"

Этот фильм – как машина времени. Он длится 24 минуты, но пока его смотришь, кажется, что проживаешь вечность

Михаил Колчин  в 2009 году закончил Исторический факультет Казанского Государственного Университета. С 2007 года работал на Казанской киностудии (администратором и ассистентом на игровых и документальных картинах). В 2010 году закончил мастерскую документального кино Марины Разбежкиной в Высшей Школе Журналистики.      Миша ехал в Пермь на французскую лабораторию документального кино. Я поймала его на Ярославском вокзале в придорожном кафе. Фильм, конечно, видела и очень хотела про него рассказать на сайте. Потому что на самом деле посмотрела его трижды с разными эмоциями, начиная от «зачем это вообще нужно снимать?» до «как же это прекрасно!»

Надежда Боровик
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

30 марта 2012
размер текста: aaa

Уже месяц дядя Миша охраняет арестованную за долги баржу. Здесь с ним, кажется, ничего не происходит. Целыми днями он перемещается по судну следом за тенью, спасаясь от жары и похмелья, сам себе придумывая занятия. Ждёт хозяина. Дядя Миша всё время один и только местные дети приходят на баржу купаться, рыбачить, он разрешает.

Как героя выбрал?

У меня был герой – они летали и орошали химикатами поля. Весь сезон с точки на точку перемещались, от колхоза к колхозу, летали и орошали. Но в то лето были пожары, засуха, и они не летали – не было заказов и работы, нечего было снимать. Я рыпнулся в одно место, в другое, но в итоге ничего. Так я решил снять диплом про баржу. В Казани Волга течет, и когда сидишь у кого-нибудь на даче и смотришь на реку, то видишь плывущие баржи. На них белье сохнет, детишки бегают. Я подумал: хорошо бы снять роуд-муви, из точки А в точку Б. Снять их быт. Меня взяли на одно из таких судов. Но там было очень скучно, образцово-показательное такое судно оказалось. Все 10 дней от меня все прятались, и мы прошли очень маленькое расстояние. Очень хорошо кормили, и не пили совсем. Как на курорте все было. Два раза в день мясо, выпечка обязательно вечером. Под конец я только ел и спал. Там не было семей, не было никаких отношений, кроме рабочих. Может там и были какие-то отношения, но для меня все было скрыто. Со мной общались только если у меня в руках камеры не было. Я за десять дней ничего не снял. Мы как пришвартовались, я пошел бродить по речному порту и забрел в промзону. И увидел там арестованную за долги баржу. И там сидел человек. Он сидел как обычно (в фильме он ничего другого не носит. Прим РР) в одних трусах, абсолютно не бритый, с жесткого похмелья, и это было слышно за версту. Он сидел на борту и блевал в реку. Думаю: о, надо знакомиться.
 

Как он тебя не послал?

 Он меня послал, за чекушкой, так мы и познакомились. Он ждал в очередной раз хозяина, который не приходил никогда. Он же не мог оттуда уйти, только ночью за водкой бегал, когда темно. Он думал, что ночью ничего не случится и можно. А ночью я не мог снимать, потому что темно было, никакого освещения, и за день садился аккумулятор. Я был там с утра до вечера. А ночью не ходил с ним, хотя было бы интересно, наверное, сходить именно за водкой. На Барже не было электричества и никаких вообще коммуникаций. Наступала ночь, он засыпал на палубе, за день же баржа нагревалась как сковородка, и когда судно остывало, он просыпался и шел в ларек.
 

Ты с ним подружился благодаря чекушке. А когда ты понял, что не нужно идти дальше? Что-то другое искать?

У меня к тому моменту не было других вариантов. И мне казалось, что он вполне подходит. Потому что он очень интересно себя вел. Он был не образцово-показательным. И там же смешно, когда в фильме второй корабль причаливает – там большая баржа-толкач, я как раз на такую изначально хотел попасть. Они были пьяные, выносили вещи, драка там была, нормальные люди, им не платили зарплату, им нечего было есть.
 

А почему ты не ушел от этого дядьки к ним?

А чего от него было уходить? Он вел себя так хорошо. Он с самого начала говорил: я уйду, я уйду. Ему с самого начала все не нравилось. Когда я пришел, он уже недели две сидел, охранял.  Я решил дождаться его ухода. И ждал. Других вариантов не было.
 

Я «Баржу» со второго раза поняла. Первый раз мне показалось, что я просто сижу и два часа пялюсь на этого мужика в труселях, и я думала: «Зачем такое вообще снимать?». Хотя фильм пол часа длится. А потом, через месяц я опять села ее смотреть, и для меня это стало культурным событием. Я вдруг увидела этого человека, и себя в нем. «Баржа» - это тот редкий случай, когда второй раз как первый. И там все статично. Мог вместо тебя штатив все снять? Зачем там ты?

Ну он же перемещался. Я ставил камеру на плоскую поверхность, потому что штатив не помещался в этом пространстве. И ждал пока он уйдет. И надеялся на то, что с ним что-то произойдет. Но в основном он спал, сидел, и все, что он делал, было привязано к перемещению солнца. Жарко же очень было. Он ходил как часы. Один и тот же путь. Иногда он обливался водой, ел, чаще пил. Брился, к сожалению, без меня. Я же снимаю кино, он подумал, что нужно быть при параде. В трусах, но гладко выбритым. Как говорит Угаров: в халате с павлином. В итоге он за этот месяц два раза брился, и оба раза без меня. Это была процедура.
 

Понятно что он там делал – он двигался за солнцем. А ты что там делал? Вот твой герой кто? Зачем его снимать?

Раздели. Это разные вопросы. Он был сыном начальника пристани. С детства был при баржах, и дядя у него там же работал, буи проверял. А сам он моторист, работал на разных судах. Но его выгнали с последнего места работы за драку, и теперь он сторож. Как то говорит: «А знаешь, как меня называют, ха-ха!? ВЕРЕЩАГИН! Из белого солнца пустыни».
 

Ну вот, сейчас я вспоминаю – да, тот же типаж и история. Но темпераменты разные.

Оба были близко к воде. Я потом пришел домой, набрал в интернете «Верещагин». Я понял, откуда это, но не думал о нем так. Но когда он сказал, что-то щелкнуло: да! А для него это нечто само собой разумеющееся. Его фотографировали для какого-то журнала в этом образе. И фотографии так и называются – «Волжский Верещагин».
 

А ему скучно было? Почему он согласился на эту работу?

Ну да, было скучно, он какое-то время был без работы. А зимой дома в деревне жил, охота, он же с матерью живет. Летом она овощи продает в городе. Я все ждал, что она придет. Не пришла. У них плохие отношения. Она уже в возрасте.
 

Ну и он не мальчик!

Ну, ему 48, а Барже 50.
 

Он же тебе рассказал про свою жизнь. А почему в кино этого нет?

Ну, это не важно.
 

Почему?

Потому что тогда надо было ехать с ним дальше по этой дороге, снимать мать, и это было бы уже другое кино. Он говорил об этом с такой агрессией, с такой злобой, что это была бы такая говорильня, которая переросла бы в жалость к себе. Конкретную. Но кино не про это хотелось снять. У него нет своей семьи, нет детей. Он один, и кино про него.
 

Такое ощущение, что это человек, который всю жизнь ждет, что что-то изменится. Но сам не знает, куда себя применить. Просто ждет. А ничего не меняется. И он даже помыслить не может, что надо что-то сделать, чтобы что-то изменилось.

Ну да. Это интересно. Его не заботило ничего. Я же из другого мира приходил каждый день. В тех местах дым коромыслом стоял, как по всей России. Он там лежал как в тумане. А это был не туман. Это горели леса. Тоска зеленая все время. Единственная искренняя радость – это когда он бутылку нашел. Когда он говорит: «Миша, смотри, почти полная!» И он потом довольный пьет и закусывает. Он весь такой. Ничего не пытается исправить, а зачем?
 

А это уникальный герой? Или таких много?

Для меня он особенный, потому что про него я снял, а про других не снял. Искренних людей много. Он не хочет никуда себя применить. Он ждет. Пока все будет так, как надо. Я его ритм понял. Ну, я подозреваю, что таких людей много, ну или они есть. Кино-то про них.
 

А сейчас что ты делаешь?

Хочу снять кино про летчиков. Про обсерваторию в Казани хотел снять. Но не получилось. В Пражскую киношколу хочу поступить, живу в Чехии, учу язык. Хочу учиться дальше и снимать кино.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение