--

"Мы заберем все!"

Антон Коновалов - молодой краснодарский парень, ставший правозащитником после того, как рейдеры захватили предприятие его родителей. В отличие от множества товарищей по несчастью, глава семьи Евгений Коновалов отказался сдаться - заплатив за это годами судебных тяжб, месяцами тюрьмы и тяжелейшими травмами. Коноваловым не удалось вернуть свою собственность - но благодаря своему упорству, они вскрыли механизм рейдерской машины. Борясь за свой бизнес, Коноваловы пришли к необходимости защищать всех, кто стал жертвой рейдерства и административного беспредела.

×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

11 апреля 2012, №14 (243)
размер текста: aaa

У нас два предприятия, у каждого два учредителя, собственника долей – по 50%, т.е. равные доли, принадлежат родителям. Что эти предприятия из себя представляют? 

Одно из них называется «Промавтоматика-Инвест», у него в активе находится здание. Здание, сразу же после покупки предприятия, было сдано в аренду: «дочерней» компании «Газпрома» здесь, в Краснодаре – ООО «Газпром трансгаз Краснодар». Второе предприятие, ООО «РУСТ-Инвест»– более разнонаправленное, инвестиционная компания. Случилось так, что ООО «РУСТ-Инвест» решило принять участие в торгах по приобретению агрофирмы «Новая жизнь». Агрофирма расположена в Каневском районе Краснодарского края – в очень хороших климатических условиях. Но с точки зрения сельского хозяйства, выращивания культур агрофирма особой ценности не представляла. У неё было три направления деятельности – это промышленное разведение рыбы и её вылов, затем, сельское хозяйство, то есть, растениеводство, и, наконец, животноводство. Плюс выпуск рыбной и молочной продукции. Имеется ферма, рыбный цех, и коптильный, и молочный даже. Эта агрофирма входила в состав той же «дочерней» фирмы ООО «Газпром трансгаз Краснодар». Общаясь с этой фирмой, мы знали, что будут торги. Посчитали выгоду – оказалось эффективно. Решили под покупку агрофирмы продать фирму со зданием. У нас проекты хорошие были, иностранцы предлагали свои программы. Даже доходили до проекта «фермы будущего» – "зелёная" ферма и всё в таком роде. На момент приобретения агрофирма находилась не в очень хорошем состоянии: техника изношена, все основные фонды довольно потрёпаны. Но были и плюсы. Допустим, итальянская линия по производству сметаны, творога, разных таких молочных продуктов. Далее, очень хорошая система прудов. Планы были грандиозные, планировали в том числе рыбу поставлять ресторанам разным, общепитам.

Проблемы начались как раз с момента приобретения родителями РАФ «Новая жизнь». Как я говорил уже, ООО «Промавтоматика-Инвест» планировали продать, вели переговоры с покупателем, Биндасом Валерием Григорьевичем. С ним родители были знакомы ещё по работе в ООО «РУСТ-Инвест», он был должником предприятия, ему предоставляли заём в размере 2,8 млн. Все было решено, документы для регистрации подготовлены. Но договоров не подписывали. Генеральный директор Колесников С.П. поехал в г. Саров, где предприятие зарегистрировано, с поправками в устав и заявлениями в налоговую, чтобы зарегистрировать изменения. В Сарове он должен был встретиться с Биндасом, но Биндас на встречу не явился. Не выходил на связь. Родители расценили это, как расторжение договоренностей о продаже. Все это произошло в марте 2008 года, предприятие продолжило работу в обычном режиме, родители по-прежнему были его единоличными участниками. Однако в ноябре 2008 года Биндас В.Г. вышел на связь с Колесниковым С.П. и сообщил, что предприятие принадлежит ему, он его единственный участник. Как оказалось, Биндас подделал документы и ООО «Промавтоматика-Инвест» было перерегистрировано, то есть юридически родители уже с апреля 2008 года не были участниками своего собственного предприятия, но полгода велась обычная хозяйственная деятельность и никто даже подумать о таком не мог.

Дальше – больше. Биндас этот оказался аффилирован с руководителями и бывшими работниками все той же дочерней фирмы «Газпрома». Выяснилось, что он близкий друг Филатова Александра Валентиновича, некогда занимавшего пост зама генерального директора ООО «Газпром трансгаз-Кубань», да и с самим директором, то есть Жвачкиным Сергеем Александровичем он в хороших отношениях. Более того, отъём ООО «Промавтоматика-Инвест» вовсе не дебют Биндаса на рейдерской арене. В своё время он занимался «отжатием» рисового завода под Темрюком. 

Понимаете за два года (с 2006 по 2008, еще до рейдерского захвата ООО «Промавтоматика-Инвест») все деньги от аренды здания вкладывались в его ремонт, который к концу 2008 года был окончен. Здание было отремонтировано полностью: фасад, внутренности, перекрыта крыша, вся новая мебель офисная закуплена, оснащено по первому слову техники. Когда ремонт был окончен, оказалось, что родители уже не участники. По сфальсифицированным документам единственным участником стал Биндас, который сразу сменил нашего генерального директора и поставил своего – Понкратова Евгения Леонидовича. Какие тут могут быть выводы? Видимо, всё те же руководители  «Газпром трансгаз-Кубань» решили, что им проще это здание «отжать», чтобы выручку от арендных платежей класть уже в свой карман. Кстати, это очень комично. В двух шагах от нашего здания стоит свечка «Газпрома» недоделанная. И за семь лет ничего абсолютно там не изменилось. Им проще платить деньги «Газпрома» подставным собственникам, для которых они «отжали» этот бизнес, и завышать арендные ставки до каких-то баснословных сумм.  

Так, в ноябре 2008 мы узнали, что юридически предприятие родителям не принадлежит. Берем выписку в налоговой в Сарове – да, действительно Биндас участник Общества, единственный по уставу. Мы, конечно, так просто это дело не оставили, подали в арбитраж тут же. Но мы-то думали как: у нас ни судов, ни крыши милицейской раньше не было. Мои родители отработали в Сибири, в сложные 90-ые годы, папа там поставками угля занимался, но такого беспредела не было даже там. Подали в арбитражный суд и думаем: сейчас мы быстренько справедливость восстановим. Быстренько не получилось. Арбитражи затянулись на три года. Там было три основных процесса: один о незаконных действиях налоговой, в другом мы оспаривали протокол общего собрания участников (который якобы доказывал факт продажи предприятия Биндасу), в третьем, самом важном, мы требовали признать ничтожной сделку купли-продажи долей в уставном капитале Общества, поскольку не была соблюдена простая письменная форма договора. Где доказательства, что предприятие продано? Не было ни одной бумаги! 

В Арбитражном суде Нижегородской области, где рассматривались эти дела, нам отказали по всем трём. Видимо, были какие-то «дополнительные аргументы» у наших оппонентов. Но процесс по признанию сделки недействительной, вела его судья Ольга Игнатьева, проходил особенно остро. Потому что не было этой письменной формы, у них вообще аргументов не было. Правда, опять же это был арбитражный суд Нижегородской области, и судья всячески протягивала, она и приостанавливала иск, и чего только ни делала с ним. В итоге нашим оппонентам судья в процессе так прямо и сказала, что, мол, давайте мне оригинал договора. Они поняли, что пахнет жареным. Потому, что без договора им бодаться было бессмысленно. И в августе 2009 пошли первые уголовные дела на нас. 

Первое уголовное дело было возбуждено по другому предприятию, по другому директору, никакого отношения мы к нему не имели. Это предприятие входило в состав «РУСТ-Инвеста» (ООО «Кубаньгазстрой»). Мы его тоже купили накануне конфликта, но тем не менее, никак не могли получить доступ к нему. Мы через арбитражный суд добивались решения о его аудите. Но вместо аудита получили уголовное дело. Правда, заведено оно было против генерального директора ООО «Кубаньгазстрой» Хаимова, по невыплате налогов, но именно в рамках этого дела к нам пришли с обысками, как будто бы мы участники преступления по налогам. То есть, представьте, мы хотели вообще понять, что там происходит, на предприятии, а к нам пришли с обыском. Пришли к нам и к Колесникову, к директору ООО «Промавтоматика-Инвест» почти одновременно. Одни и те же понятые, одни и те же следователи, группа вся та же самая. У Колесникова обыск провели без него и жены, дома была только дочка несовершеннолетняя. А к нам вообще зашли без хозяев, дверь открыл «штатный медвежатник». Необходимость какая была врываться в нашу квартиру, что, мы такие прямо преступники опасные? Как мы потом узнали, у нас дома была орава – девять человек где-то: два участковых, два понятых, три следователя, домком и медвежатник. Вынесли из квартиры буквально все, что имело какую-то ценность. Договора на долевое строительство в ТСЖ., наши паспорта, свидетельства на машины, на квартиру, на дачный участок, какие-то украшения, часы, деньги наличные, какие дома хранились. Зачем это для уголовного дела нужно? Ни одного документа по уголовному делу не нашли - потому что не было у нас документов по «Кубаньгазстрою», мы сами через суд их пытались получить. По факту кражи в нашей квартире  дело было возбуждено уголовное. Но оно закрыто за отсутствием лица совершившего преступление. Как ни странно, милиция не нашла, кто ж его совершил. 

Зато при обыске у Колесникова, оказывается, нашли договора купли-продажи долей, которых не хватало в арбитраже в Нижегородской области. Для этого эти обыски и были инициированы, естественно. Мы были шокированы: таких договоров в природе не было, они не существовали. И всё, 8 сентября заседание в арбитраже в Нижнем Новгороде, маме звонит юрист наш и говорит: «Галина Васильевна, у нас в деле появились договора». Мама говорит: «Быть такого не может: мы не подписывали точно ничего. Срочно факсом присылайте». Присылают бумаги:  копии договоров. По этим договорам папа свою долю – 50% в уставном капитале за 5 тысяч рублей продает, и мама свою долю – 50% за 5 тысяч рублей продает - предприятие со 100-миллионными активами. Подпись Биндаса и Коновалова в договорах, печать, копия верна: следователь Давидов. Печать ЮФО – следственная часть. Мы – в ЮФО, в суд, действия следователя обжаловать. Следственный комитет завалили бумагами, депутатам написали: ну, что за беспредел? Там невооруженным глазом видно, что подписи сфабрикованы. Мамину пытались подделать серьезно, а папина написана была так, что ребенку очевидно, что подпись не его. 

Тут хочется пару слов сказать о следователе СЧ ГУ МВД России по ЮФО Давидове Эдгаре Владимировиче, который все наши дела вёл, обыски проводил, в общем трудился. У них сразу был выбран высокий уровень, то есть не ГУВД края, а сразу ЮФО. Это очень серьёзная бригада. Сейчас мы уже выяснили, для них это шаблонные дела, по одному лекалу делаются: уголовное дело – какие-нибудь доказательства найдены сфабрикованные – посадка собственника бизнеса лет на пять-восемь и всё. Как они работают: одно дело берут, как питбули вцепляются в него, высасывают все соки, потом обвинительное заключение, и в суд передают. Только после этого за новое дело берутся. У них в производстве не бывает два-три дела, они размеренно – год, например – «качают» одно дело, из него выкачивают все, что можно - с тех, кто заказывает, чтобы больше платили, или все, что можно, выжать из самого «обвиняемого». Нагловатые, конечно, ребята. Самый большой у них  козырь – это непосредственное покровительство заместителя генпрокурора России Ивана Ивановича Сыдорука. 

Ну а тем временем у нас полным ходом процесс идёт арбитражный в Нижнем Новгороде. Копии договоров появились, но оригиналы рейдеры так и не представили (потому что их не было никогда, не решились, видимо, на фабрикацию оригиналов). Тем не менее, в первой инстанции решение вынесли по копиям - признали сделку по купле-продаже состоявшейся. В рамках этого арбитражного дела было проведено 4 экспертизы подписей, ни одна не указала на то, что подписи Коноваловых. Две экспертизы дали однозначное заключение, подписи им не принадлежат, другие две: что определить невозможно. Процесс в общей сложности - первая инстанция, апелляция, кассация - длился два с половиной года. В итоге в 2011 году судья Родина, которая рассматривала дело в апелляции, вынесла судьбоносное для нас решение, признала договора недействительными. В решении она восстановила участников ООО «Промавтоматика-Инвест» Коноваловых в их правах. То есть предприятие вернулось родителям. Кассация закрепила это решение. Но получив доступ к предприятию, мы обнаружили, что оно уже является «пустышкой», имущество продано, дважды. Деньги с расчетных счетов выведены, за год 42 миллиона. 

Схема с перепродажей имущества - это рейдерская классика. Есть три предприятия –  «Промавтоматика», «Волга-Сервис» и «Солди». 4 августа 2009 года ООО «Промавтоматика-Инвест» продает имущественный комплекс (здание, гаражи, котельную) «Волга-Сервису», а оно тут же перепродает ООО «Солди». После чего «Волга-Сервис» ликвидируется по решению учредителя. Схема чисто рейдерская, как обычно делается: активы выводятся, а потом цепочка разрывается. И в арбитражном суде дело нельзя рассматривать, поскольку такого лица уже нет. 

Всё это только один фрагмент картины. Рейдерская атака на бизнес нашей семьи производилась по всем фронтам.  В 2009 году началась битва за приобретённую нами на открытом аукционе агрофирму «Новая жизнь». Согласно торгам, приобрели мы её за 38 миллионов рублей единым лотом, то есть один имущественный комплекс. Но когда дело дошло до заключения договора, «Газпром трансгаз-Кубань» заявил, что это не единый имущественный комплекс, а разрозненное имущество. И к тому, что мы приобрели на торгах, прилагается дополнительное имущество. Общая стоимость уже не 38, а 52 миллиона. Нам показали сельхозугодия, сказали, что продукция прилагается, зерно, рыба. Но когда договор был подписан, и мы приступили к работе в этой агрофирме, выяснилось, что половина обещанного имущества агрофирме вообще не принадлежит. Мы в арбитраж. На тот момент мы уже оплатили 17 миллионов, оставалось 35. А это был конец 2008 года. Мы оказались в экономической блокаде. Естественно, у нас же «Промавтоматику» украли, постоянного дохода не стало – банки уже работать отказывались. Нас стали блокировать, используя административный ресурс: у «РУСТ-Инвест» была серьёзная дебиторская задолженность, порядка 15 миллионов, мы их взыскали через арбитраж, все исполнительные листы получили. Но приставы не сделали ничего, ни один долг взыскан не был. 

Тем временем колхоз продолжал работать – приставы не блокировали деятельности, они арестовали, только чтобы отчуждения не было, чтобы мы не продавали имущество. Но к концу 2009-го года начались проблемы, социальная напряжённость, задержки зарплаты, налоговые неплатежи стали расти. И сами понимаете, сколько ещё формальных инструментов по отъему добавляется. Но мы заняли жёсткую позицию. У нас 100 человек работающих в колхозе было. И краю невыгодны были, конечно, показатели по недоплатам, неуплатам зарплаты. Дошло до того, что прокурор района собрал всех у себя на совещание. Я как раз присутствовал там, мама была, как представитель учредителя и директор, еще было руководство местной налоговой, руководство службы приставов. Нам чётко было сказано: увольняйте народ, всех увольняйте, потому что будет расти долг по заработной плате – это показатель для края губителен – у нас всех головы снимут. Мама ответила, что  у них, у этих работников дети есть, у них семьи и они не виноваты в том, что нас «дочка» «Газпрома» «кошмарит».  Почему-то в станице Каневской местного «Газпрома» боялись панически, Жвачкина и всю его команду. Чем они уж запугали так, я не знаю. Мы тогда решили, что увольнять однозначно никого не будем. Пусть сейчас у нас нет возможности платить, но долг по зарплате будет копиться, и если объявят банкротом «РУСТ-Инвест» или «дебиторку» всё же взыщут, то работники получат свои деньги. Ей на это прокурор ответил, чтоб она их уволила сейчас, а потом дела наладятся, и можно будет их снова на работу взять. Куда им, типа, деваться, они же там, в станице Привольной, живут как в анклаве. Так вот прокурор говорит про простых людей: им же все равно деваться некуда, а показатели по району нельзя портить. Никого мама не уволила в итоге. 

Потом полным ходом пошло банкротство «РУСТ-Инвест». Преднамеренное и беспредельное. У нас в апреле 2010-го года ввели наблюдение, ввели временного управляющего. В марте 2011 года ООО «РУСТ-Инвест» признают банкротом, вводят внешнее управление, мы полностью теряем контроль над предприятием. И опять, апелляция, кассация, надзор – оставить без изменения. Когда в споре задействован административный ресурс «дочки» «Газпрома» – всё, суду других аргументов не надо. 

Но, как Вы понимаете, весь этот арбитражный беспредел, экономическая блокада – все это лишь одна сторона медали. Нашим оппонентам нужно было прикрытие посерьёзнее. Я там уже затрагивал тему обысков, уголовных дел, следователя Давидова. Но то дело, по 199 статье, по налогам, против Хаимова, к нам отношения не имело. А тут, в ноябре 2009 года выясняется, что из него следователь выделил эпизод уже против папы по 171 статье. Якобы он проводил какие-то работы по строительству газопровода, без лицензии. Какой газопровод? Мы в жизни к газу отношения не имели. Но это никого не интересовало, нужен был серьезный рычаг давления на родителей, чтоб они отказались от бизнеса. И в ноябре 2009 года папе оформляют привод, задерживают возле офиса - по постановлениям без подписей, без печатей. Якобы папу к следователю вызывали, а он не явился. Но никаких повесток не было. Сейчас мы уже знаем, что это обычное дело – подобные приводы. Привезли его на допрос, следователь его там и задержал. И тут же ходатайство в суд об аресте. Но судья не взял под стражу, на следующий день была мера пресечения, мы представили все медицинские документы – папа гипертоник у нас, документы были подтверждающие, врач его приходил в процесс. Это уголовное дело потом, естественно, прекратили, потому что состав там был бездоказуемый даже при всех возможностях следствия.

Выяснилось, что акты, по которым якобы папа совершил работу – (то есть это вот обвинение фактически базировалось на двух документах: на договоре подряда и на акте выполненных работ) были с поддельными папиными подписями. Но при этом формулировка была «закрыто в связи с изменениями законодательства». 

Потом тишина. И тут следователь начал вызывать Колесникова на допросы. Причём, так и не понятно было, то ли вот по этому делу, которое по 171-ой, то ли по тому, которое по налогам. 22 декабря утром к Колесникову приезжают домой оперативники. Колесникову – привод: злостно не является на допросы к следователю. На допросе следователь сообщает, что в отношении Колесникова и Коновалова выделена теперь уже из 171-ой 160-ая статья, часть четвертая – растрата. Колесникова тут же задерживают сразу, на допросе прямо, суд выносит постановление о его аресте. 366 дней он провел в СИЗО. В там чем суть дела? Между  ООО «Промавтоматика-Инвест» и ООО «РУСТ-Инвест», обоими нашими предприятиями, в которых родители были учредителями, заключены четыре договора займа общей стоимостью 6,5 миллионов рублей. Договора обычные хозяйственные, датированы июнем 2008-го года, со сроком действия до 2013 года. Что говорит следствие? Сказали, что раз Биндас в 2008 уже был единственным участником ООО «Промавтоматика-Инвест» (по поддельным документам) то значит Колесников, как наёмный работник, выводил деньги из чужого предприятии в папин «РУСТ-Инвест». Назвали фиктивными договора, которые ещё не истекли. Следствие давило на то, что предприятие ООО «Промавтоматика-Инвест» не принадлежит родителям. И хотяв итоге арбитражным судом было вынесено решение, что родители там являются участниками, но дело уголовное по сей день не закрыто. 

По этому делу в июле  2010 года было подписано обвинительное заключение. Не кем-нибудь, а заместителем генерального прокурора РФ по ЮФО, Иваном Ивановичем Сыдоруком. Дело передали в суд, 30 августа проходило предварительное заседание. На этом заседании, в зале суда арестовали папу, потому что он якобы может угрожать свидетелям. Судья сказал там кулуарно, что месяца три-четыре будем разбираться. Готовьтесь, говорит, один срок точно будет реальный, второй – может быть, условный, но, скорей всего, второй тоже будет реальный. И пошел процесс в Ленинском районном суде. В итоге, нам удалось-таки добиться серьезного перелома в этом уголовном деле, судья Шакитько Р.В. вынес постановление о передаче дела в прокуратуру в связи с многочисленными нарушениями на стадии следствия. Прокуратура обжаловала это решение сначала в кассации, затем они подали надзорную жалобу, потом заявление на имя председателя краевого суда. Но им отказали, дело вернули в прокуратуру, затем передали следователю Давидову Э.В. для устранения нарушений, проведения экспертиз. 

А в то время как раз было вынесено решение о том, что Коноваловы восстановлены в правах участников ООО «Промавтоматика-Инвест», предприятие принадлежит им. То есть суть обвинения вообще становится абсурдна. Ну, мы начали подавать ходатайства следователю о закрытии уголовного дела, он отказывает. Мы подали жалобу по статье 125 УПК РФ на постановление следователя. Жалобу рассматривали в Ленинском районном суде, судья Ряднев В.Ю. Он вынес решение о признании постановления следователя незаконным и закрытии уголовного дела. Конечно, это был прорыв. Мы думаем, ну всё, закончился этот кошмар, дело это абсурдное закроют. Но нет. Видимо, следователь, закрывая это дело, рискует личным благополучием и работой, поэтому он, попросту, решил не исполнять решения суда. Он так ситуацию оценил. Раз суд признал постановление незаконным, то он, при помощи своего непосредственного начальника Левчегова это постановление отменяет, но выносит новое, в котором повторно отказывает в закрытии уголовного дела. Сказал, что если мы хотим – можем снова обжаловать. Решения судов следователю не указ. 

В какой-то момент, когда нам казалось, что в этой коррупционной системе, где и суды, и следствие, и прокуратура, и рейдеры заодно, мы никогда ничего добиться не сможем. Но появился один выход. Стало ясно, что ничего кроме гласности и общественности нам не поможет. Тогда было создано межрегиональное общественное движение «Все равны перед законом и судом», мама (Галина Коновалова) и Ирина Колесникова, супруга директора ООО «Промавтоматика-Инвест», стали его учредителями. Организовали ежемесячную, уже традиционную акцию, «Пикет-19». В этот день люди выходят на улицу с плакатами,  в которых они передают, каким образом они лично пострадали от беззакония, коррупции. Очень нам помогли правозащитные организации, среди которых движение «За права человека» Льва Понамарева, организация Яны Яковлевой «Бизнес-Солидарность», международные организации. О нашей истории стали писать, много шума мы надели и в Интернете и в прессе, для Краснодара – это был очень большой резонанс. Наверное, именно благодаря этому удалось добиться каких-то решений в нашу пользу, вернуть ООО «Промавтоматика-Инвест». 

Однако точка в нашей истории еще не поставлена. Мы боремся. На сегодняшний день ещё не закрыто уголовное дело против папы, он все ещё под подпиской, имущество арестовано. ООО «РУСТ-Инвест» банкротят полным ходом, и пока никак не удаётся добиться прорыва, арбитраж однозначно все решения выносит в пользу «дочки» «Газпрома». ООО «Промавтоматика-Инвест» хоть и возвращена её законным владельцам, по сути, является предприятием-пустышкой, всё имущество и деньги выведены. И нам предстоит ещё не один судебный процесс, чтобы вернуть все это. Ну и конечно все, кто замешан в этом рейдерском захвате, все должны понести ответственность. Это заказчики – Филатов Александр Валентинович, Баканов Юрий Иванович и исполнители – Биндас Валерий Григорьевич, Понкратов Евгений Леонидович, Антимиров Валерий Валерьевич. Я думаю сейчас уже дело так далеко зашло, что все равно кто-то понесет это наказание – или мы незаслуженно, или они заслуженно.

Шура Буртин


См. также:

Второе нашествие марсиан. Почему раскулачивание и коллективизация — это не про вчера, а про сегодня

Главный политический вопрос. От редакции

Россия на пути к асьендам и латифундиям. В смысле социальных отношений мы откатываемся в восемнадцатый век

Татьяна Нефёдова: "Людям нужна не земля, а работа"

Василий Узун: "В чьих руках земля - никто не знает"

Наталья Шагайда: "Технология земельного рейдерства"
 

Приложения:

"Захват колхозов" - как крупный бизнес банкротил кубанские колхозы

"Мы как партизаны на оккупированной территории" - монологи фермеров

"Последняя председательша" - рассказ Татьяны Мартыновой о борьбе ее колхоза с бандитами и властями

Геленжик, Дивноморский, Пшада - главка о Черноморском Побережье

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение