--

Шибко грамотные

19 апреля 2012

— …И тогда бароны сказали королю Джону: все, хватит, никаких больше налогов. И вообще, мы, свободные люди, составили свод законов — вот он. Ты его, конечно, можешь не подписать, но тогда мы тебя свергнем. И король Джон подписал — все до последней копии

поделиться:
размер текста: a a a

Эту версию происхождения современной демократии, немного похожую на пересказ голливудского блокбастера, я услышала от старичка-волонтера, приставленного к одному из четырех сохранившихся списков Великой хартии вольностей, хранящемуся в соборе в Солсбери. Удовлетворенно улыбаясь, будто его собственные предки приложили руку к составлению свода законов, ограничивающих политическую и экономическую власть короля Иоанна Безземельного, старичок сказал:

— Поставив свою подпись под этим документом, король Джон признал, что он не выше закона. И с тех пор всякий следующий монарх тоже был не выше закона. И нынешняя королева — она есть только потому, что мы, народ, позволяем ей быть, — с каким-то кровожадным удовольствием закончил он.

В истории Великой хартии вольностей много поучительного. И тот факт, что это был, по сути, договор короля с оппозицией — бароны и духовенство бунтовали-бунтовали против него, а потом прижали его к стенке и заставили подписать фактически резолюцию своего «протестного митинга»: землю — свободным людям, власть — баронам, импичмент — королю (комитет из 25 баронов мог собраться в любое время, признать власть короля недействительной и забрать его земли и замки). И тот факт, что сразу после отъезда оппозиционеров из Лондона король Джон попытался забрать свою подпись назад и объявил хартию недействительной. И тот факт, что через год он спокойно умер от дизентерии (а вовсе не на эшафоте, как один из его менее сговорчивых потомков), а хартия еще несколько раз принималась, перепринималась и в итоге стала основой большинства западных конституций, включая и Конституцию США, прославленную Голливудом.

Но мне больше всего нравится в этой истории следующее.

Когда я спросила у старичка-волонтера, не перетрудился ли король Джон, вычитывая и подписывая десятки копий хартии, тот рассмеялся.

— Да ты что! Он же не умел ни читать, ни писать. Ему пересказали содержание документа, и он просто приложил к нему свою печать.

Конечно, на самом деле у короля не было выбора, и в этот острый политический момент он бы подписал дарственную на все свои замки, лишь бы от него отстали. Но мне в этом видится еще и какая-то удивительная степень доверия монарха к своему народу — совершенно не характерная для сегодняшних правителей.

Монарх верил, что закон, который его народ придумал, можно подписать и в случае чего выполнить. Что этот закон имеет силу закона. Что народ вообще способен придумать себе такой закон, который не приведет страну к разорению и гибели, а лично его, монарха, на эшафот (там ведь могло быть написано, что король Джон — государственный преступник и должен быть казнен). В общем, монарх верил, что плюс-минус любой документ, составленный его народом, можно подписать — и небо не рухнет на землю, основы государственности не сотрясутся, и все обойдется.

И ведь действительно обошлось — то ли оттого, что безграмотным в большой политике тогда было как-то проще, то ли еще отчего.

Собираясь писать эту колонку, я рассказала эту историю главному редактору. Он задумался, а потом многозначительно произнес:

— Да… А вот Николай II, напротив, был грамотный…

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Романов Рома 19 апреля 2012
Великая хартия вольностей или "магна карта", как ее называют сами англичане закрепила только права узкого круга людей - баронов и кстати в этой хартии было закреплено верховенство знати над простолюдинами. При чем здесь демократия?
Вот если бы такую бумагу подписал король Ричард Второй с предводителем как раз народа Уотом Тайлером, вот это было бы основой для демократии. Кстати известно, что когда Тайлер на переговорах с королем потребовал отмены крепостного права Ричард на словах согласился. А потом его придворные убили народного посланника, то бишь Тайлера. А следующим парламентерам король сказал, что крепостное право останется. Вот это была бы попытка появления демократии, если бы Ричард подписал великую хартию вольности для народа. Но этого не произошло.
Изучайте историю, господа и дамы, это очень поучительно.
Google philippok@gmail.com 19 апреля 2012
всё хорошо кроме нескольких существенных подмен понятий: - бароны и духовентсво, - это никакой не народ, а Хартия вольностей, - это никакая не демократия; согласно той версии демократии у уважаемого автора этого блога былобы прав не больше чем у домашних животных - во первых женщина, а во вторых неимущая
- демократия в версии сегодняшней это результат совершенно других процессов, движения чартистов, например, которые снесли имущественный ценз и суфражистки, которые только в 1928 году добились избирательного права для женщин.
//
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение