РР-Онлайн представляет в рамках проекта «Кинодок» документальный фильм:
"ТРАНСФОРМАТОР"
Режиссер: Павел Костомаров
Оператор: Антуан Каттин

"ТРАНСФОРМАТОР"

Две истории про то, как снимался фильм, рассказанные самими авторами

В прошлый раз Миша Колчин рассказал историю про то, как, придя на баржу снять сменщика Дяди Мишы, застал нового сторожа за рыбалкой. Когда тот узнал, что про его предшественника снимали кино, спросил: "А ты видел ТРАНСФОРМАТОР? Вот это кино!" Меня эта история удивила, потому что раньше я думала, будто этот фильм любят эстеты, редко сталкивающиеся с простым и понятным народным словом. Так появилась идея показать ТРАНСФОРМАТОР. (В фильме присутствует ненормативная лексика)

Надежда Боровик поделиться:
23 апреля 2012
размер текста: aaa

Фильм «Трансформатор» начал свой путь в киномире с Каннского фестиваля в 2003 году. Авторы «Трансформатора» оператор Павел Костомаров и на тот момент его ассистент Антуан Каттин рассказали РР-Онлайн о том, как родился этот фильм.
 

Как вы нашли таких героев?

Костомаров: Мы их не искали. Главный герой – Валера, сам ввалился в дверь нашего номера. Мы жили в гостинице города Окуловка, потому что там проходили сьемки фильма "Пейзаж", на котором я работал оператором, а Aнтуан (главный вдохновитель фильма Трансформатор) был моим ассистентом. Валера зашел без стука и разом рассказал всю историю невероятно красочно и мощно.

И потом мы никак не могли забыть того, что слышали, и тайком от нашего начальства строгого решились сходить к Валере в гости в его сторожку, и он рассказал историю еще раз уже на камеру.

Каттин: Совершенно случайно встретили Валеру. Мы тогда работали с режиссером Сергеем Лозницей. Оказались в ситуации похожей на ситуацию героя  фильма «Трансформатор». Сидели в гостинице–общежитии в маленьком городке (Окуловка, между Москвой и Питером на ЖД трассе). Каждый день мы снимали одно и то же: как люди ждут автобуса на остановке у вокзала.

Так работали месяца два, если не больше. Из этого получился фильм Сергея Лозницы – "Ландшафт". С героем Трансформатора (Валеркой) мы познакомились чуть ли не в первый день нашего пребывания: он жил в этой же гостинице, что и мы. Это было вскоре после аварии с трансформатором. Герой меня сразу потряс. Павел от него не был в восторге. Валерик тогда был еще под впечатлением происходящего. И уже под эффектом водки. Однажды он пришел к нам в номер с бутылкой водки, чтобы рассказывать о своей беде. В полу бредовом/пьяном состоянии он повторял одно и то же, как внутренний монолог персонажей из фильмов Муратовой. 
 

Сразу было понятно, что про него можно кино снять?

Костомаров: Антуану было понятно сразу. Я намного тупее. Даже сняв все, я не верил, что это фильм , но мы решили потренироваться в монтаже, и от этого усердного упражнения вдруг родился фильм.

Каттин: Через некоторое время наш герой исчез из гостиницы. Приходил на остановку у вокзала, бродил, ждал чудес и лучших времен, так же как мы...Рассказывал, что все деньги пропил, что потерял ключ от номера гостиницы, что машину угнали, в общем, что остался в одной рубашке. Тогда фирма, для которой он работал, его перевела в вагончик возле трансформатора, чтобы его еще и охранять, так как из трансформатора начали вытаскивать ценный металл...

В один вечер мы гуляли в округе и решили зайти в гости к Валерику, в его вагончик с маленькой видеокамерой. Там снимали меньше часа.

Павел все еще мне не верил и считал, что мы снимали этот разговор просто для себя – такое homevideo. Тем не менее, без Павла фильм бы не состоялся, так как именно он решил включить второго (случайного гостя, собутыльника Валерика) в кадр. Потом стало понятно, что фильм получился благодаря второму персонажу: молчит, молчит весь фильм и в конце – высказался. Такая простая, но эффективная драматургия. Потом у нас не было времени снимать свое кино. Мы ведь работали на другого режиссера. Только по вечерам мы смогли гулять, обсуждать кино. Когда нам показалось, что фильм может получиться, мы решили, что нужно еще какой–то конец к этой пьяной беседе. Но снимать днем возможности не было. Камеру мы тайком ночью брали  с картины, на которой работали днем. И вот когда мы узнали, что трансформатор будут поднимать и увозить, мы по очереди бегали кое-что снимать на фотоаппарате. Так возник эпилог фильма, достаточно простой–бытовой и в то же время образный. 
 

На самом деле с появлением дешевых видеокамер каждый может снять миллионы часов такого видео, но кино из этого только вы сделать смогли, в чем секрет?

Костомаров: Я не согласен с «ТОЛЬКО МЫ». Мне кажется, у Разбежкинских учеников немало хороших фильмов, снятых на дешевые камеры.

А в чем секрет, пусть киноведы разбираются.

Каттин: Везение, ряд обстоятельств (смотрите выше) и потом, какие–то простые режиссерские выдумки (титры, разбивающие и организующие фильм и его драматургию). Секрета нет, и другие такие фильмы существуют. Герой достаточно типичный и простой. Зато ситуация, в которой он оказался, наверное, редкая и фантастическая.
 

В версии, которую я смотрела, и звук был не очень, и картинка так себе, но с первых же кадров хочется смеяться, потом когда понимаешь, что это не просто пьяные люди чушь несут, они про свою жизнь рассказывают, такая кратко изложенная автобиография, откуда-то появляется грусть. Как вы этого эффекта добились?

Костомаров: Мы этого добились ультразвуковой и ультрафиолетовой обработкой пленки, героя, самого трансформатора и всего города Окуловка. Так же мы бы хотели тщательно обработать всю тверскую область, но у нас не вовремя закончился ультрафиолет…

Каттин: Это точно вопрос к Вам, к зрителю! То есть я всегда пытаюсь создавать фильм, в котором может возникнуть диалог со зрителем. Но как он пойдет, зависит и от зрителя в том числе. Каждый зритель находит свой внутренний монолог, связывает свою собственную историю с фильмом, с героем, с ситуацией, с фактурой. Нет рецепта, чтобы такого "эффекта" или результата добиться. Кроме, может быть, двух моментов: стараться как можно меньше навязывать какую-то мораль (то есть оставить поле восприятия как можно шире – в этом смысле конец и главный, последний титр фильма «Трансформатор», наверное, лишний); и давать своим героям возможность проявить свою человечность в первую очередь. В этом плане важен "кастинг": выбрать героя, в котором тебя ничто не восхищает, наверное, нельзя. Раньше я говорил: надо любить своих героев. Может это слишком пафосно и наивно звучит. Но если нет восхищения хоть какого-то, любования героем, то лучше не снимать про него фильм. В Трансформаторе некоторые зрители (в том числе директора фестивалей) видели пошлую и конъюнктурную попытку делать ажиотаж и выпендриваться (зрители, которые болезненно или ханжески или поверхностно относятся к мату). А другие видят в нем и часть своей жизни. Мне кажется, в свое время Трансформатор дал возможность "простолюдину" высказаться. И в этом, наверное, его главная ценность.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение