--

Самосуд и самогон

Жители амурского села требуют защитить их от самих себя

Жители села Садовое под Благовещенском митингуют «против бандитского беспредела и бездействия полиции». Виновники беспредела живут в том же селе, все знают их адреса и номера машин. Корреспондент «РР» побывал на месте событий.

Алена Рябова
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

23 апреля 2012, №16 (245)
размер текста: aaa

Осадное положение

«Нас убивают». «Нам страшно». «Мы готовы браться за оружие». В заголовках амурских газет на прошлой неделе одни кавычки — все цитируют лозунги жителей Садового, с которыми они вышли на маленькую местную площадь.

Пять трупов, двое выживших — общий счет криминального разгула последних двух лет. Для маленького села более чем достаточно. Дмитрий Степаненко убит выстрелом из ружья в живот. Артем Книга насмерть сбит автомобилем. Труп Вячеслава Пушкарева с размозженным черепом найден на улице. Игорь Яремич погиб по вине пьяного водителя. Евгений Савин сгорел в жилой квартире через пять дней после того, как где-то подрался. Ни один из виновников этих и других преступлений не получил реального срока. И вот 10 апреля жители Садового сделали таблички с именами жертв, вышли на улицу и объявили, что в селе орудует банда, а правоохранительные органы бездействуют.

Садовое входит в муниципальный округ Благовещенска, то есть гораздо ближе к городской цивилизации, чем станица Кущевская или село Сагра. Здесь живут чуть более тысячи человек, на митинг вышли несколько десятков. Это стало событием регионального масштаба, после которого «мочить» полицию начали даже самые лояльные власти местные СМИ.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения местных жителей, стало зверское избиение 21-летнего студента политехникума Алексея Яремича, который теперь лежит в нейрохирургии с частичной потерей памяти. 8 апреля его изувечили парни из того же села — они живут через два дома, их узнала мать пострадавшего Надежда Геннадьевна, которая прибежала на крики. Все Садовое знает, что один из избивавших — некто Маяцкий, ранее судимый. Он обвинялся в убийстве односельчанина выстрелом в живот и ранении другого топором, в итоге получил два года условно за превышение необходимой самообороны: потерпевшие пытались угнать его машину.

— Я им кричу: «Ребята, что вы делаете, мы же все знакомые! — рассказывает Надежда Яремич. — А они мне: «Молчи и скажи спасибо, что сама живая». Теперь их родственники, которых я тоже всех знаю, звонят и угрожают, чтобы я забрала из полиции заявление.

Маяцкому сельчане приписывают участие и в остальных преступлениях. Однако городской полицейский начальник Александр Чистяков заявил на пресс-конференции, что все эпизоды не связаны между собой, никакой банды в селе нет, а полиция не бездействует. Нынешний участковый, который работает с сентября, за это время принял 78 заявлений и предотвратил шесть преступлений. Маяцкий и еще один фигурант, по фамилии Токарь, вызваны на допрос. Правда, только после митинга.

Привычный сценарий, после которого принято искать среди родственников бандитов влиятельных покровителей. Однако ужас ситуации в Садовом в том, что полиция говорит правду. В частных беседах местные и сами признают, что Маяцкий — обыкновенный местный гопник, и он не единственная угроза селу. Никакой банды в Садовом нет, а число трупов растет, и что с этим делать, никто не знает.
 

«Я сама ее расстреляла»

Маленький зал сельского дома культуры забит. Сегодня здесь экстренная встреча жителей с областными властями. Народу гораздо больше, чем вышло два дня назад на улицы, — человек сто. Глаза затравленные. Есть несколько групп мужчин в одинаковых темных куртках и трениках.

— Такое впечатление, что сами преступники тоже явились, — говорю я коллеге с местного телевидения.

— Сто пудов, — отвечает она. — Говорят, и на митинге они были.

На встречу приехали зампред областного правительства, глава администрации Благовещенска, главные прокуроры и главные полицейские города и области.

Мы ждем, что люди будут требовать обезвредить банду и расследовать все преступления. Но они вместо этого жалуются на участкового, которого они впервые увидели только на митинге, кричат, что в селе давно уже страшный беспредел. Становится ясно, что преступления здесь происходят давно и все с этим живут. У кого-то машина сбила ребенка на обочине, у кого-то избили соседей, у кого-то сына пырнули ножом…

И тут, как бы между прочим, выясняется, что вот, например, Евгений Савин из списка жертв вовсе не был сожжен, а сгорел в съемной квартире из-за неисправной электропроводки. А квартира эта принадлежала одному из активных участников митинга. Владелец отпирается: «Квартира не моя, а организации». Жители, которые пять минут назад наезжали на представителей власти, теперь, кажется, готовы перегрызть горло ему.

— Потерпевший был пьян? — добивает главный благовещенский полицейский Александр Чистяков.

— Был, — вздыхает вдова.

Чистяков торжествует: накануне на пресс-конференции он заявил, что почти все жертвы были пьяны и журналисты зря спустили на него собак. Экспертиза действительно показывает, что в крови у всех жертв был алкоголь. Кто-то в зале говорит, что медицинские заключения ложны и что все знают фамилию врача, который их выдает. Ситуация опять запутывается. Заседание продолжается.

— Моего маленького ребенка несколько лет назад покусала соседская собака, — поднимается со своего места очень красивая и очень домашняя светловолосая женщина с распахнутыми голубыми глазами. — Я написала заявление. Участковый не отреагировал. А потом это случилось второй раз. И знаете, что я сделала? Взяла ружье и сама ее расстреляла!

Женщина рыдает. Позже уже по телефону жители мне расскажут, что этот случай самосуда не единственный. После гибели в автоаварии Игоря Яремича, брата избитого Леши, виновник не был задержан сразу, и все село собралось у его дома — мстить. А виновником был его собственный отчим, который сидел за рулем — опять же, по словам полицейских, пьяный.

Заседание продолжается до позднего вечера, и все успокаиваются, лишь когда глава города обещает создать в селе свой участковый пункт (до этого полицейский приезжал сюда из города). Кажется, прием дважды в неделю они считают панацеей от всех будущих преступлений.
 

«Пить надо меньше!»

— Вы видели их глаза? — спрашивает меня трубка голосом начальника ГУ МО МВД «Благовещенский» Амурской области Александра Чистякова. Это он о селянах на встрече. — Там же полно пьяных!

От интервью он не отказывается, как это бывает, когда надо скрыть деятельность вооруженной банды. Наоборот, настаивает, чтобы я приехала «прямо сейчас».

По его словам и по документам, все перечисленные жителями преступления оказываются банальной бытовухой или пьяными разборками. Вот тут полицейские были на вызове через десять минут, а тут приехали раньше «скорой». Позже, во время плотного общения со свидетелями происшествий, слова Чистякова подтверждаются. Все так и есть. В селе Садовом стреляются, режут друг друга и бьют по голове тяжелыми предметами. И это притом что село не считается особо криминальным. Только кто в этом виноват?

— Вы думаете, что участковый пункт предотвратит будущие преступления? — спрашиваю я.

— А вы думаете, они от этого пить станут меньше?

— Но ведь не каждый выпивший берет нож и идет резать соседа!

Мне так и не удается добиться ответа на вопрос, кто кроме водки виноват в том, что одни сельские жители бьют и убивают других, а родственники пострадавших приходят и устраивают самосуд. Но я вдруг понимаю всю абсурдность фразы «Мы готовы взять в руки оружие» в данном контексте. Местные жители готовы устраивать самосуд друг над другом и таким образом наводить порядок — и именно этого сами боятся.

Чистяков говорит, что полиция «всегда крайняя», и отчасти он прав. Полиция не нянька, она не может нести ответственность за моральное состояние общества. Во многих странах это даже специально прописано в ее уставе. Правоохранительные органы обязаны лишь расследовать конкретные преступления, выявлять и наказывать виновных и по мере возможности заниматься профилактикой преступности. Но если люди деморализованы до предела, одни полицейские меры их друг от друга не спасут. В Садовом до этого предела осталось полшага: местные жители пока еще просят дать им участкового, они надеются на него, как на божественное вмешательство.

Пока готовился этот материал, стало известно о еще одной смерти в злополучном селе. Труп молодой женщины Оксаны Невгод обнаружен на сеновале родительского дома. Пошли слухи, что девушка была изнасилована и убита накануне ночью: ее нашли полностью обнаженной. Полиция прибыла на место моментально, очевидцы насчитали 15 машин. Под подозрение попал сожитель Оксаны Невгод. Его опрашивают. Но судмедэксперты заключили: причина – либо переохлаждение, либо алкоголь. В ее крови нашли 4,4 промилле: это смертельная доза. Показания дочери о том, что она видела на теле ножевые ранения, еще предстоит рассмотреть. 

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Сауронович Саурон 28 апреля 2012
Интересно, кто-нибудь сопоставлял количественную статистику осуждений по составам связанным с самосудами и самоуправством+сопротивлению сотрудникам (включая отказные материалы, оправдания в суде и прекращенные УД) с этапами либерализации УК, а так же сокращением штатов ОВД на местах? Взять бы томик из этой статистики, потяжелее, да кое-кому в Минюсте по хлебалу, с размаху. В качестве внедрения прогрессивной системы оценки результатов деятельности.
PS Я так понимаю что конечный идеал у идеологов реформы УК - Wild, wild West. Цитата по памяти : "Джони, ты заклеймил чужих коров, но Бог тебя простит. Будь мужчиной и подставляй шею."
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение