--

Общественный термометр

21 мая 2012

Почему современной России необходим уличный театр

поделиться:
размер текста: a a a

За пару дней до разгона оппозицион­ного лагеря в Москве, на Чистых прудах, Театр.doc показал там спектакль «Берлус­Путин» — политическую сатиру режиссера Варвары Фаер с участием актеров Евдокии Германовой и Сергея Епишева. Зрелище оказалось конгениальным месту, времени и зрителю. Правда, микрофоны запретили — мол, искусство мешает жителям близлежащих домов.

Что театр приравнивается к митингу — логично: уличный театр расцветает именно тогда, когда нужно артикулировать общественные настроения. Вот и сейчас: есть гражданская активность на улицах — и есть необходимость выражать свои требования-мысли-настроения в прямой и непрямой форме. Ну и, наконец, уличный театр просто полезен.

Во Франции его финансово поддерживает государство. Проще ведь заплатить актеру-одиночке, который отмирает из позы истукана, чтобы через минуту снова в нее впасть, чем строить новые тюрьмы или приплачивать полиции. А даже одиночка-истукан в гриме способен оздоровить городскую среду: агрессия о театр разбивается.

В 60-е, в эпоху людей, «видевших пляж», то есть разбиравших парижские мостовые на камни, героем времени был уличный мим, жонглер, клоун. Тогда появились сотни уличных театров: сумасшедшие хиппи, битники и художники вроде членов движения «Флуксус» устраивали представления на площадях и лужайках. Зритель был идейный: он вышел из домов на улицы, и обратно его уже было не загнать. Сама улица стала театром.

В Америке основатель театра «Брэд энд Паппет» Питер Шуман делал уличные спектакли против войны во Вьетнаме: вместо стандартного персонажа средневековых мистерий царя Ирода там появлялся современный Дядя Фатсо, насылавший самолет-акулу на вьетнамских женщин и детей.

Актеров каталонского уличного театра «Комедианты», которые в 1968 году то и дело выступали с действами в защиту независимости Каталонии, постоянно забирали в полицию. Но отпускали, считая сумасшедшими. Театральная коммуна все 70-е продержалась на протестных мотивах. Актеры вспоминали, что, когда в 80-е годы были проблемы с ультраправыми в Италии, Югославии, в Загребе, на представлениях в воздухе чувствовалась зрительская агрессия. Работа на улице была своего рода термометром общественных настроений.

Сегодня европейский уличный театр — это многообразие форм. Куклы, огонь, ходули, шествия, жонгляж, маски, пантомима, барабаны, декламация, 3D маппинг-технологии и видеопроекции.

Я была на спектакле французского театра «Ильотопи». Дело было на реке: по воде вокруг острова плыли машина с клоуном, а также маркиза с огромной, высотой с дачный домик, юбкой; в юбке было спрятано колесо, которое она вращала ногами — так и передвигалась. Австралийский театр «Странные фрукты» парит в воздухе на шестах. Группа «Карабос» устраивает грандиозные файер-шоу в парках. Голландский театр «Бодиториум» делает спектакли в полях.

Мейерхольд тоже мечтал уйти в поля. Он разрабатывал идею походного театра, где представление органично слито с ландшафтом — будь то Марсово поле или ржаное, в Уфимской губернии.

Но пока мы плетемся в хвосте мировой смеховой культуры, хотя у нас есть замечательные уличные театры и есть общественный запрос на развитие городской среды и парков. Недавно департамент культуры Москвы предложил молодым режиссерам организовать в городе действа на майские праздники. В итоге одну из групп, которая уже подготовила перформанс на тему труда, свернули люди из ФСО — сказав, что надо обеспечить «просматриваемость бульваров». Театр не состоялся.

Это одна из проблем России: как бы чего не вышло. Ощущение опасности, исходящей от всего уличного — от мирных демонстраций и прогулок до перформансов на тему труда.

Хотя уличные театры у нас есть. Это и питерские «Странствующие куклы господина ПЭЖО». И «Огненные люди» — у них есть потрясающий спектакль, построенный на работе с огнем под аккомпанемент оркестра в костюмах старинных пожарных. И золотомасочный Liquid Theatre — перформеры, которые в Перми показали новый спектакль «SVADЬБА» в фонтане на площади. И театр Tall Brothers — люди на ходулях в ярких костюмах. И настоящие панки уличного театра SPAM-theater.

— В России уличный театр нужен как нигде, — говорит Юрий Муравицкий, директор фестиваля уличных театров «Открытое небо». — Нужно людей как-то выводить из комы, а это очень мощная арт-терапия. Это в каком-то смысле расширяет сознание: когда люди видят на улице что-то яркое, они вдруг начинают понимать, что вот оно — чудо. На обычной серой улице. Были мысли создать федерацию уличных театров, но в Союз театральных деятелей как ни сунешься — все бюджеты уже распределены.

Средневековый уличный театр человека освобождал: фарсом и комедией дель арте, в которой можно было высмеять общественные недостатки, карнавалом, в котором жил весь город по законам свободы. Сейчас ситуация со свободой всем понятна. Но попробовать средствами уличного театра поговорить о современности нужно: зритель ждет.

И лучше, конечно, напрямую не повторять средневековых мистерий «Воцарение царя Ирода» или «Избиение младенцев». А придумать что-то новое, оригинальное. 

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
//
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение