--

Дестрой отстой

Noize MC — о социальном рэпе, взрослении и параллельной реальности

Новый альбом рэпера Noize MC, он же Иван Алексеев, так и называется — «Новый альбом». 30 марта он появился на сайте ThankYou.ru, где можно скачать музыку, заплатив за это исполнителю столько, сколько считаешь нужным, или не заплатив вовсе, и за месяц стал лидером по количеству платежей. Noize MC, автор песен на социально-политические темы, держится в стороне от политической борьбы. На зимних митингах он выступал «как обманутый избиратель и гражданин» и подчеркивал, что никогда не будет агитировать ни за какую партию. Он не ведет твиттер, не приятельствует с оппозиционерами, не принадлежит ни к каким сообществам. В музыке он тоже всегда был как бы отдельно и от рэпа, и от рока, и от попсы, хотя имеет отношение ко всему. И в этой роли одиночки и отщепенца он обладает огромным кредитом доверия у молодой публики.

Наталья Зайцева
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

22 мая 2012, №20 (249)
размер текста: aaa

Пиар на модной теме

— Я уже вижу цифру 666 у тебя в тетрадке, — улыбается Иван, заглядывая ко мне в блокнот.

В 2010 году Noise MC отреагировал на ДТП с участием машины вице-президента компании «Лукойл» на Ленинском проспекте в Мос­кве песней Mercedes S-666. Клип на эту песню, обличавшую инфернального обладателя мигалки, появился в Сети через три дня после аварии. С одной стороны, Нойза немедленно объявили чуть ли не первым и единственным российским музыкантом, которого волнуют актуальные общественно-политиче­ские события, с другой — ему уже два года приходится отбиваться от обвинений в «пиаре на модной теме».

— Дело не в том, рублюсь я или нет по теме социальной борьбы. Меня задевает то, что люди знают две песни и судят по ним обо всем остальном творчестве. А у меня на каждой пластинке можно найти немало треков, которые затрагивают проблемы современной действительности.

Это правда: острые социальные вопросы Noize MC поднимал в своих песнях всегда. Но долгое время был вне поля зрения тех, кого такие песни могли заинтересовать, — блогеров и журналистов. Для них Noize MC был парнем из телевизора, кумиром девочек и по большому счету попсовым артистом.

В 2007 году Нойз подписал контракт с лейб­лом Universal. Тогда все говорили, что это исторический момент: впервые крупный международный лейбл заинтересовался российским андерграундным рэпером. Правда, к моменту выхода дебютного альбома Noize MC разорвал контракт, но альбом все равно разошелся как попсовый: радиохитами стали песни о любви — «Выдыхай», «Мое море», стебная «Песня для радио».

Хулиганский рэп «Из окна» был в ротации на федеральных музыкальных каналах, даже несмотря на фразу «В рот я е…л ваш “Первый канал”». На том же дебютном альбоме была и вполне социально-политическая песня «Наше движение», родившаяся якобы в ответ на просьбу лидеров движения «Наши» написать им гимн. Нойз и написал: «Берем гору бабла и старательно тратим его// На проплаченные митинги, фиктивные партии».

В общем, Иван Алексеев всегда работал с социальными темами. Но вращаясь в мире MTV и МузТВ, он не был заметен для либеральной общественности, давно задвинувшей телевизор на антресоли. А интернет и Mercedes S-666 этой аудитории Нойза заново открыли. И он стал героем блогов и интернет-СМИ, умудрившись при этом остаться и в телевизоре.

Тогда другой претендент на всенародную славу, Сергей Шнуров, написал песню «Химкинский лес», в которой дал понять, что Noize MC — конъюнктурщик. В ответ Нойз выпустил клип «Побрей звезду», где вернул Шнуру обвинения в продуманном пиаре на модной теме, а также сообщил слушателям, что Шнур просил его помочь отрекламировать большой концерт группы «Ленинград» в Москве. Сообщил он это весьма убедительно и даже повторил, когда состоится концерт. Кажется, на это Шнур обиделся больше всего.

— Он мне позвонил в свой день рождения, это было год назад, — рассказывает Иван. — Кстати, 13-го у него был день рождения, вот забыл поздравить. Или не было еще 13-го?

— Это сегодня.

— Сегодня? А, ну он все равно отрубил телефон. Короче, год назад мне позвонил Шнур. В крайне приподнятом, в кавычках, расположении духа. Ну, был долгий разговор, наверное часа два. Периодически все было в порядке, а то опять все очень нехорошо. В итоге мы достигли взаимопонимания, конфликт уладили. Но до этого звонка было полнейшее молчание с его стороны, он и комментариев в прессе никаких не давал. Ну вот, в какой-то момент решил разобраться.

— Ты не оправдывался?

— Нет. Он в конце сказал так: «Я чего-то не услышал извинений». Я сказал: «Сереж, ты чего, о…ел, какие извинения?» Он говорил: «Хо-хо-хо. Молодец!»

На «Новом альбоме» первая песня — «Вьетнам». В ней есть такие слова:

«Я надену клеш и, в руки взяв

С пацификом знамя,

Вам спою о том, что надо делать love,

А не войну во Вьетнаме,

И пусть я опоздал,

Пусть мой протест ничего не изменит,

Зато меня никто

Не обвинит в пиаре на модной теме!»
 

В каждой шутке есть доля шутки

Noize MС производит впечатление человека очень сосредоточенного. Он поет, говорит, фристайлит и отвечает на вопросы журналистов всегда с одним и тем же лицом — бесстрастным, как на фотографии в паспорте. Такое ощущение, что он не хочет показывать больше того, что говорит словами.

«Я вылезу и сразу дам сто тысяч интервью

Назойливой и бестолковой разношерстной прессе.

Их однотипные вопросы меня уже не бесят,

Мне даже проще — я на автомате говорю».

— Меня в целом в журналистах раздражает, знаешь, отношение такое конвейерное и связанная с этим невнимательность, — говорит Иван. — Например, выходит у вас интервью со Шнуром, и там, значит, ваш журналист формулирует свой вопрос к Шнуру следующим образом: «Ну а чего, может быть, как Noize MC вообще — вот он десять суток отсидел в Волгограде в СИЗО, выпил там водки с капитаном, дал взятку, вышел и написал об этом песню». Я вот просто читаю этот воп­рос, и мне хочется, чтобы этого издания больше не было, понимаешь?

— Там не было «дал взятку», там было «выпил водки».

— Ну, выпил водки, хорошо. То есть что — человек буквально понимает песню «10 суток»?

— Я этот человек, — признаюсь я. — Это был мой вопрос.

— Вот яркий пример, — спокойно отвечает Нойз.

Реальные факты и обстоятельства в «10 сутках», как и во многих других его песнях, перемешаны с выдумкой. Иван Алексеев действительно отсидел в Волгограде десять суток, у него действительно в это время родился сын, и он говорил по телефону с женой — обо всем этом сказано в песне. И не только об этом:

«В то время как другие заключенные искали бычки под нарами,

Задыхались в душной камере и в сортир выходили парами,

Мы с майором бухали водяру у него в кабинете,

Он лазил в интернете, а я подписывал CD его детям.

По вечерам из ОБНОНа привозили отличный гашик,

Мы делали по паре плюшек и в Half Life по сетке ебашились.

Сначала нравилось очень, на пятые сутки наскучило,

Попросил начальника об одолжении, пользуясь случаем…»

И далее Noize MC повествует о том, как ему дали понаблюдать за допросом невиновных с применением пыток электрошоком и противогазом, как «потом была сауна с толпой бесплатных проституток. // В общем, это были не самые скучные десять суток». Noize MC рассказывает небылицы про наркотики, пытки, водку и проституток, но вместе с тем описывает реальность, которую его слушатель вполне узнает. Просто в его личном жизненном опыте этого нет: в жизни он останавливается, не дойдя до черты, за которой начинается нереальная, но реалистичная жизнь российской глубинки. Где проходит эта черта, не всегда очевидно.

— Не всегда понятно, где в твоих песнях реальность, а где вымысел, — говорю я. — Я еще могу догадаться, когда ты поешь, что у тебя в школе была географичка дура и директриса овца, что это неправда…

— Нет, биологичка действительно дура, и директриса — овца! — горячо перебивает меня Иван. — Вот это — чистая правда жизни. Просто мне казалось, что какие-то моменты очевидно саркастичны, какие-то — нет. То есть я создаю, да, какую-то параллельную реальность, которая во многом списана с этой. Но зачастую это… как говорили Beastie Boys, что их музыка подобна Моне Лизе с усами, подрисованными Сальвадором Дали. И я в последнее время понял, что люди в этом не хотят разбираться, а многие не могут. Песня «Эдем 14/88» например — казалось бы, что там непонятного? А она вызывает огромное количество непонимания, даже среди людей, которые настроены против фашизма. Некоторые из них думают, что эта песня, наоборот, ультраправая пропаганда. То есть они слышат слова «зиг хайль», и у них просто вырубается мозг дальше, они не анализируют, не сопоставляют ничего.

«Зиг хайль! Не вижу ваших правых передних лап,

Покажите мне, как друг друга приветствовать должны

Внуки изнасилованных эсэсовцами русских баб

Во времена Великой Отечественной войны».

Меня смущают и «внуки изнасилованных эсэсовцами русских баб», и повторение «зиг хайль» в припеве. Многие на концертах в шутку поднимают руку в фашистском приветствии, и их шутка лично мне не кажется смешной.

— У тебя диджей (DJ Mos, постоянный участник группы Нойза. — «РР») на презентации альбома для журналистов во время этой песни кидал зигу, и из зала люди отвечали тем же. Ты заметил? — спрашиваю я.

— Вот я не отследил, что там мои делали на сцене в это время, — отвечает Ваня. — Ну, я проведу с ним разъяснительную беседу. Сложно, конечно, говорить о серьезных вещах несерьезно. Но, с другой стороны, говоря о них в лоб, мне кажется, невозможно сфокусировать внимание людей на них. То есть когда у человека возникает вот этот зазор — «Правильно ли я все понял?», — он пытается переслушать, понять что-то, начинается работа мысли. Хотелось бы, чтобы музыка, поэзия как-то провоцировали работу мысли. Потому что в последнее время все стремится к абсолютно безыскусному энтертейнменту. Я пытаюсь действовать другим путем. Обжигаюсь на каких-то моментах, обламываюсь…

— А мне иногда кажется, что ты, наоборот, снижаешь уровень, чтобы всем было все понятно. Например, в песне «Пушкинский рэп» используешь довольно банальный аргумент в спорах с расистами — про Пушкина. Это же клише, что у Пушкина были негритянские корни, но он все равно великий русский поэт…

— Ну да, да… Нет, ну песня «Пушкинский рэп» конкретно не вполне моя идея, это совместный проект с художником Николаем Копейкиным и футбольным клубом «Зенит», который проводил кампанию против расизма. Какие-то песни я стараюсь писать нарочито просто, но при этом не примитивно. Вообще мое творчество на грани каких-то противоречивых вещей находится. Это и рэп, и рок, и электроника одновременно. И в плане текста — это и сарказм, и ирония, и в то же время какие-то абсолютно прямые вещи. С этим сложно играть. Я, видимо, не всегда попадаю.

На «Новом альбоме» есть песня Yes Future. В ней Noize MC рисует картину прекрасного будущего России («Миллионы праворульных “жигулей” заполнят пространство японских хайвеев») и ругает пессимистов («все беды из-за нытья е…чего вашего»). Здесь тоже непонятно, что это — стеб над теми, кто упрекает Нойза в постоянном негативе, или прямое заявление: мол, все будет хорошо.

— Сама фраза Yes Future родилась сейчас расскажу как, — говорит Иван. — Я был на свадьбе у своих друзей детства, они тоже хип-хопом занимаются — это Клава Гидропонка и ее парень, мой одноклассник и соратник по хип-хоп-коллективам юности моей, Адик 228. Значит, они женились в Белгороде, я был у них на свадьбе. И на следующий день мы всей молодежью собирались у них дома. Там был просто какой-то бесконечный фристайл. И у меня в процессе фристайла родилась эта фраза: Yes Future — ну, про то, что все будет хорошо. В этот же вечер я ехал домой на поезде и минут за сорок на верхней полке написал весь текст. Я поймал какое-то настроение ис­ступленно-истерического такого оптимизма. Ну, то есть когда все херово, но пошли вы в жопу — все на самом деле круто будет. Про эту песню, да, невозможно понять, это издевательство или всерьез. В этом и есть прикол, мне кажется.


 

Школота

Ваня Алексеев не похож на крутого парня — скорее, на студента факультета информатики, где он и учился. У него узкие плечи, мальчишеский голос, мама — химик, папа — музыкант. Рэперский тон и молодежный сленг, которые присвоил себе Noize MC, не очень вяжутся с внешностью Ивана Алексеева. Да и биография у него для рэпера слишком уж гладкая: дважды лауреат областного конкурса исполнителей на классической гитаре, школу окончил с золотой медалью, женат, двое детей.

«Я не сидел на гердосе по подъездам, зажигалкой под ложкой не елозил,

Не попадал к мусорам в объебосе

С точками вместо зрачков по статье “два-два-восемь”.

Так что не могу похвастаться: мол, колоться бросил.

И это еще полбеды, что я не ставился “белым”,

В моей биографии полно других позорных пробелов.

В школе я не был самым сильным и смелым,

Меня чмырили хулиганы за мягкий нрав и хилое тело.

Они же списывали у меня потом контрошки,

Ведь я был еще и отличник — мало того что чмошник.

В маленькой пухлой голове кипели планы мести,

Я знал: когда мы вырастем, каждый будет на своем месте».

В тринадцать лет под впечатлением от группы Nirvana Иван Алексеев создал рок-группу, а потом стал сочинять рэп. С одной стороны, Нойз в детстве был типичный ботан, а с другой — всегда стремился к какой-нибудь жести, без которой жизненный опыт настоящего рок-героя и рэпера неполон. В последний год учебы в школе он ее нашел: Ивана сильно избили после дружеской пьянки, он долго лежал в больнице, у него удалена селезенка.

«И я хочу, чтобы каждый амбал догнал,

Что ему извилин не прибавил тренажерный зал.

И что он ничего не поменял тем, что мне въебал,

Рана заживет, срастется перелом, пройдет фингал…»

Рэп — сам по себе жесткая штука. Он и вырос из баттлов — уличных перепалок между мастерами речитатива. У Нойза огромный опыт участия в рэперских баттлах и выступлений на улице: одно время он постоянно пел на Арбате, собирал там свою аудиторию. А сейчас каждая вторая его песня — своего рода ответка комментаторам его клипов в интернете, журналистам, обвиняющим его в пиаре, коллегам-музыкантам вроде того же Шнура.

— Мое творчество во многом стало ответом на те факторы, которым я не мог противостоять иначе, — говорит Ваня. — Моя вот эта интеллигентность, мягкость — она не встречала одобрения во враждебном внешнем мире. Наоборот, я был объектом для нападок.

В одном из интервью Нойз рассказывал, как, будучи еще неизвестным, он выступал на каких-то ступеньках перед уже уважаемым тогда рэпером Влади из «Касты». И тот вдруг встал и ушел, не дослушав.

— У тебя есть сейчас ощущение победителя? Вот, мол, когда-то ты был «школота» по сравнению с «Кастой», а сейчас ты их уже переплюнул? — спрашиваю я.

— Знаешь, мне друг как-то сказал: «Если у тебя в детстве не было велосипеда, а потом ты вырос и у тебя “бентли”, то в детстве у тебя все равно не было велосипеда». «Каста» сде­лала то, чего я уже сделать никогда не смогу. Они в 2002 году показали всей стране, что хип-хоп — это не что-то смешное, на что надо тыкать пальцем и паясничать, не «ё, камон», а жанр, в котором можно говорить о каких-то интересных и волнующих тебя вещах. В этом плане я «Касту» не переплюну никогда.

— Я заметила, что есть некоторая перекличка между твоим «Новым альбомом» и недавним альбомом Влади «Ясно!».

— Да, я тоже заметил. Я послушал альбом Влада и несколько раз прикололся оттого, что местами темы затронуты схожие. Например, он тоже задается вопросом, бесконечен ли мир или Вселенная имеет лимит. Мне это понравилось. Я подумал, что пришло время рассуждать об этом в музыке.

Сегодня независимая ростовская «Каста» и столичный Noize MC, отказавшийся от контракта с Universal, делают одинаково популярную музыку. Хип-хоп в России благодаря им перестал быть как андерграундным, так и попсово-комичным в стиле Тимати. Все встало на свои места, как прогнозировал Ваня Алексеев, еще будучи «школотой».
 

Цикл взросления

«В бассейне, полном разбитого стекла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла,

Ставлю рекорды на скорость в глубину-ну-ну-на-на-на-на-на.

За несколько секунд от угла до угла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла

Могу проплыть легко по самому дну-у-у.

Такой вот экстремальный молодежный спорт.

Из-под осколков еле виден мой силуэт.

Я оставляю за собой ярко-красный след

И ставлю новый недосягаемый рекорд».

— У меня был очень неудачный прыжок в толпу в Магадане, — рассказывает Иван Алексеев о песне «Бассейн». — Меня не поймали, и я серьезно повредил спину. После этого весь тур выступал, сидя на офисном стуле или на кресле-каталке. И параллельно мне назначили такой препарат залдиар — это парацетамол пополам с трамадолом. Ну, и я его включил в обычную рок-диету — вискарик перед выступлением, так далее… Это мне раздолбало поджелудочную железу окончательно. Теперь у меня панкреатит и проблемы с позвоночником. С желчным пузырем у меня всегда все было не очень. Нет селезенки… В общем, я такой некомплект как бы.

— А что за история с вытрезвителем в Петрозаводске?

— В общем, это был фестиваль «Воздух», — говорит Ваня. — Там все было наполнено какой-то сюрреалистичной атмосферой. Для начала нас узнали омоновцы, попросили пройти к ним в автозак и исполнить там «Из окна». Все это было очень позитивно, но с таким вот омоновским суровым позитивом. В общем, мы зашли с нашим барабанщиком, спели «Из окна». Потом мы вышли из автозака, дали концерт, после этого поехали в гостиницу. И ничто не предвещало беды. Мы с нашим басистом Сашей Кислинским собирались уже ложиться спать, но решили все-таки пойти выпить по пивку возле гостиницы. Выпили по пивку — решили, что надо обязательно идти купаться в Онежское озеро. А это были белые ночи. Мы взяли бутылку коньяка, пошли купаться, по дороге ее всячески распивали. Уже присутствовали какие-то идиотские настроения: мы угнали у дворника какую-то тележку, потом мы ее вернули, были какие-то прыжки по машинам… Искупались, окончательно допили этот коньяк. И вот на обратном пути я уже в полнейшем алкопросветлении шел, в плейере играла песня Dumb группы Nirvana, и я на всю ивановскую орал текст. И в какой-то момент, уже совсем дойдя до пароксизма, видимо, начал валяться на капоте «девятки» и продолжал петь. То есть совсем уже была какая-то идиотия. И тут из-за угла выруливает патрульная машина, меня засовывают внутрь. Санек пытается бежать за мной, стучит им в окна. Я, конечно, мямлил им там, что я музыкант, то, се… Но для них я не был личностью, заслуживающей внимания. Дальше меня повезли на освидетельствование, привезли в трезвяк, отобрали все вещи, ремень, шнурки и завели в просторный зал с койками, где спали страдающие люди. Ну, и я лег — поспал пару часов. Потом меня выпустили. В общем, интересный был уикенд. В тот день как раз по дороге обратно я сочинил припев песни «Устрой дестрой».

«Устрой дестрой, порядок — это отстой!

Круши, ломай, тряси башкою пустой.

Допей, разбей и новую открывай!

Давай, давай!»

Успех Noize MC во многом объясняется тем, что он не боится смешивать разные стили, в том числе и те, что до него считались совершенно противоположными, — рэп и рок. Сегодня Нойза крутят на «Нашем радио», номинируют и награждают на MTV и МузТВ и в то же время вручают награды от хип-хоп-сообществ. В последнее время он обратился к электронной танцевальной музыке в духе 90-х — вспомнил свою детскую любовь к Prodigy. На сцене рядом с Нойзом теперь диджей, который крутит пластинки.

— Я вот поймал какое-то танцевальное настроение… Мы сейчас еще один трек записали, он называется «Зае…лись». Это такая гастрольная история, рассказанная от лица людей, которые… ну, которые зае…лись, короче. И она тоже такая джангловая, танцевальная, веселая. Вообще мне крайне интересна музыка 90-х. Но если до этого я больше обращал внимание на хип-хоп и гранж, то теперь настало время рейва.

— Интересно, как начинается новый виток моды на очередной какой-нибудь ретростиль?

— У меня есть соображения по этому поводу, — серьезно отвечает Нойз. — Тебе 13 лет, ты слушаешь самое разное музло, что-то тебе очень нравится. Все эти впечатления — они очень яркие, объемные и конкретно про тебя. Проходит 12–15 лет, и ты сам под впечатлением от этой музыки начинаешь делать свое музло. Цикл моды в этом и заключается: пока ты растешь, другим людям как раз исполняется 13 лет, и они слушают другую музыку, под впечатлением от которой будут делать свою.

— При этом несколько лет назад ты вспоминал в своих песнях Чижа, а сейчас вспоминаешь Prodigy?

— Логично: когда мне было 11–12 лет, был «Чиж», когда мне было 13, была Nirvana, а когда было 14 — Prodigy.

— И чего ждать дальше? Что у тебя было в 15?

Блин, ну рэп-альбом все-таки придется записать на старости лет…
 

Досье РР

Иван Алексеев (Noize MC)

Рэпер, музыкант. Родился в городе Ярцево Смоленской области в 1985 году. В Белгороде окончил музыкальную и общеобразовательную школу с золотой медалью. Дважды был лауреатом областного конкурса исполнителей на классической гитаре. Учился в РГГУ на факультете информатики. В 2003 году создал группу ProtivoGunz, с которой выступал в Москве, на Арбате. Весной 2007 года подписал контракт с российским представительством Universal Music Group, но через год расторг его. В 2007 году сыграл главную роль в фильме «Розыгрыш» (роль старшеклассника, переехавшего в Москву из провинции). Дебютный альбом Noize MC — The Greatest Hits vol. 1 — стал одним из самых продаваемых релизов 2008 года. С тех пор вышли еще «Последний альбом» (2010) и «Новый альбом» (2012).

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Тамбовский Металлист 29 мая 2012
«Дестрой отстой»

«Успех Noize MC во многом объясняется тем, что он не боится смешивать разные стили, в том числе и те, что до него считались совершенно противоположными, - рэп и рок.»
К сведению автора, эти стили смешивали все кому не лень на протяжении более 15 лет. И на Западе, и у нас. За что настоящие рокеры стиль Noize MC терпеть ненавидят. Из всего этого видно, что автор вообще не «шарит» в музыке. И хотя видно, что она аккуратно и скрупулезно проштудировала биографию героя, выписала цитаты из его песен, статья получилось длинной, но пустой. Потому что, прежде чем писать, надо знать предмет, о чем пишешь. На самом деле все гораздо проще и не надо городить замки из слоновой кости на пустом месте – Нойз поет как может, а народ слушает как хочет, и не о чем тут говорить, потому что нет предмета для разговора.
Металлист из Тамбова
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение