Не буржуазная революция

поделиться:
13 июня 2012, №23 (252)
размер текста: aaa

Все чаще в разговорах лидеров оппозиции звучит слово «революция». Хотя начиналось с подчеркнутой законопослушности. Что произошло и есть ли за этим какая-то реальность? 

Протестная риторика и протестное поведение имеют свою логику (Подробнее см.: «Дети улиц» Как последние полгода изменили протестное движение и власть). Публичному политику надо демонстрировать результаты. Первые митинги в этом смысле оказались на редкость успешными. В декабрьском президентском послании прозвучали слова о таких неслыханных нововведениях, как прямые выборы губернаторов и свободная от любых ограничений регистрация партий. Власти пошли навстречу улице, хотя, как принято в политике, отказались это признать.

И в этот момент оказалось, что лидеры улицы ослеплены первыми удачами: массовостью выступлений и сговорчивостью властей. Тут на самом деле трудно было не потерять голову. Что и произошло. Вместо того чтобы распропагандировать изменения в политической системе как свое достижение, зафиксировать его как отправную точку для выдвижения конкретной программы, оппозиция презрительно отбросила уступки власти как половинчатые. Были затребованы новые уступки, вплоть до переноса даты президентских выборов и изменения избирательного закона.

Ничего из этого не вышло, и нужно было быть уж очень погруженным в водоворот оппозиционной активности, чтобы ожидать, что что-то выйдет. После относительного успеха февральской акции, где было много людей, но уже очевидно мало смыслов, движение пошло на спад.

Не признав этого вовремя хотя бы среди своих, не скорректировав повестку, так и не озаботившись выработкой социально-экономической программы, лидеры уличной оппозиции обрекли себя на «революцию слов». По ее логике, раз нет реальной динамики протестного движения — значит, надо выдвигать все более радикальные лозунги. Хотя таким путем можно дойти до призывов к насильственному изменению конституционного строя, что уже является уголовным преступлением.

Что-то тем не менее заставляет десятки тысяч людей в Москве и существенно меньшее, но все равно значимое число людей в Петербурге откликаться на призывы выйти на улицы. Нам это непривычно и заставляет видеть в лидерах оппозиции силу. На самом же деле тут нет ничего удивительного, поскольку массовые протестные акции являются атрибутом жизни всех крупных буржуазных стран. Как правило, такие протесты имеют определенные причины, чаще всего социально-экономические или антивоенные. В основе революционных событий «арабской весны» также было прежде всего тяжелое экономическое положение больших групп населения, в особенности безработной молодежи с высшим образованием.

Рискнем предположить, что совершенно справедливая болезненная реакция российского общества на нарушения в ходе думских выборов также является эхом недавнего экономического кризиса. Ход триумфальных для партии власти выборов 2007 года, где наблюдателями тоже было зафиксировано множество нарушений, оставил абсолютно равнодушным всех, кроме лидеров проигравших партий и небольшого числа их активистов. То был самый экономически благополучный год в новейшей истории России.

Сейчас власти всячески демонстрируют, что они категорически против насилия на митингах. Эта позиция может казаться лукавой, за ней можно увидеть стремление к тому, чтобы никаких митингов не было вовсе. Тем не менее пока идет речь о расследовании и предотвращении именно беспорядков. Да, столкновения 6 мая на Малом Каменном мосту были вызваны «узким горлом», оставленным для прохода ОМОНом, но на этот «вызов» кто-то явно заранее готовился ответить, находясь в первых рядах колонны демонстрантов. После этого, к разочарованию любителей интриги, власти перестали маневрировать и перешли к действию.

Для оппозиции реальным противодействием стало бы выдвижение повестки по-настоящему интересной как растущему слою российской провинциальной буржуазии, которую по привычке относят к «среднему классу», так и самому среднему классу и тяготеющим к нему слоям. Пока ничего даже и близкого к этому мы не наблюдаем. Если уличные лидеры и видят себя лидерами революции, то уж точно не буржуазно-демократической. Какой же? Пролетарской? Арабской? 68-го года? «Роз»? Смешно даже перечислять все это. Ни одно из подобных определений, равно как ни одна из революционных аналогий, не подходит к ситуации в России летом 2012 года. Это словесная революция, не более. Впрочем, и в ответ на нее властям, кроме штрафов и ОМОНов, придется искать правильные слова.
 

См. также:

Дети улиц. Как последние полгода изменили протестное движение и власть

Циники и лирики. О чем говорили писатели во время «контрольной прогулки»

Болотная: первая кровь. К чему пришло протестное движение за полгода своего существования

Честные митинги. РР-Онлайн следил за митингами по всей стране. Самое главное - в микрорепортажах наших авторов

С кем вы, мастера культуры? Какие общественно-политические позиции озвучивают сегодня наши деятели культуры

Холодно и митингово. 4 февраля. Прямые включения корреспондентов «РР-Онлайн» из различных городов России

Герои эволюции. Почему люди вышли на Болотную площадь и как нам жить дальше

«Власть думает, что сейчас мы покричим и успокоимся». Чего хотят участники митинга на Болотной площади

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение