--

Национальный наезд

Кто может не соблюдать закон? 

22 июня на набережной Яченского водохранилища водитель внедорожника сбил четырехлетнего Артемия Мешкова. Мальчик умер через пять дней в реанимации. ДТП произошло там, где машинам ездить запрещено. За рулем джипа находился двадцатидвухлетний армянин, лишенный водительских прав. После медэкспертизы выяснилось, что он был в состоянии наркотического опьянения. Корреспондент РР-Онлайн поехал в Калугу и на месте попытался выяснить, кто же виноват в трагедии и действительно ли здесь так остро стоит национальный вопрос.

Аксинья Ремизова поделиться:
3 июля 2012
размер текста: aaa

– Мальчишечка шел, собирал цветы. Проносится черный автомобиль – удар, визг тормозов, то есть до удара никакого торможения не было, – рассказывает Ольга, подруга Василины, матери Артема. – Василинка бежит по склону вниз, кричит, я – за ней. Артем, он метров двадцать, наверно, пролетел. Он лежал на бочку, один ботиночек где-то валялся, штанишки сползли, я не решилась подойти, только видела, как из уха кровь текла и текла, текла и текла, не останавливаясь.

Когда случилась авария, было примерно семь вечера, горожане прогуливались по набережной, кто-то, наверно, как и сегодня, вечером рыбачил, молодежь каталась на роликах. По набережной изредка проезжали автомобили. Это место в Калуге вообще называют «дорогой чайников», здесь люди учатся водить.

Этот урод вышел, сел на землю около машины, схватился за голову и так и сидел, никуда не бегал, позвонил по телефону. Очень скоро приехала белая шестерка, ржавая, внутри – три человека, – вспоминает Ольга.

 ­– Давайте мы довезем, – говорит нам один из них.

– Я отказала, но через минуту уже подъехала скорая. Вообще, полиция и скорая быстро приехали, минут через семь после вызова.

– Возвращаясь из больницы, я заехала на набережную. Здесь было много полиции, прохожие и практически весь этот «аул» наш калужский. Я смотрела на них, а у них в глазах – ни стыда, ни страха, смотрят на меня, как на говно. Потом подъехал опель, трое пьяных армян пошли в толпу.

– Отходите, – кричат, – здесь ничего не произошло, расходитесь.

***

Идем с Павлом, крестным Артема, по набережной к месту, где случилось ДТП, нас обгоняет молодая пара. Девушка с букетом белых роз.

– Вы лучше цветы сюда положите, он здесь лежал, – показывает пальцем Павел.

В том месте на асфальте лужа после дождя, в ней – клевер, как раз такой, какой Артем собирал для мамы, когда его сбил автомобиль.

– Я убежден, что если бы не общество, то дело замяли бы. Но Василинка начала писать в Одноклассниках, завели ЖЖ – изначально для знакомых. Потом поняли, что нас читают, люди сопереживают нашей трагедии.

Павел смотрит мне в глаза, пытаясь понять, сопереживаю ли я. Потом отворачивается и продолжает рассказывать:

– Мы, русские, странные. Мобилизуемся только, когда горе, как сейчас. Когда люди поняли, что завтра это может случиться с их ребенком, то они зашевелились.

Одним из «зашевелившихся» оказался главный редактор местной газеты Андрей Гусев, с которым мы встречаемся у Каменного моста, одной из достопримечательностей города.

– Моя задача довести дело до логического конца, его уже не замолчат. Появилась информация, может, она подтвердится, а может – нет, что он находится в розыске в Армении за уклонение от военной службы. Тогда непонятно, как он получил гражданство, каким образом получил права. А еще интересно, как он отмазывался от предыдущих правонарушений чисто административным наказанием, хотя, как говорят, факты были достаточно серьезными, – рассказывает Андрей.

Недовольство в обществе появилось, по словам Андрея, из-за того, что было много свидетелей, многие снимали на сотовые телефоны. Кроме того, почти сразу тема стала основной на калужских форумах, в СМИ и  соцсетях.

– В день аварии на набережной, несколькими часами раньше, я вышел из редакции пообедать и увидел, как машина с блатными номерами сбила молодую женщину, которая переходила дорогу по переходу.

После трагедии на набережной Андрей Гусев с единомышленниками начали сбор подписей под документом с требованиями к чиновникам. Около четырехсот человек попросили губернатора взять дело под личный контроль и найти виновных.

– Трагедия, на мой взгляд, произошла из-за целого комплекса проблем. Что мешало, например, изменить ситуацию на том отрезке дороги, чтобы машины не ездили там, где гуляют дети? – перечисляет журналист. – У людей накипело, они раньше все это видели – им это не нравилось, но сейчас – накипело. В обществе уже звучат совсем разные призывы: от бойкота мест торговли, – кажется, Андрей говорит уже о чем-то другом, – принадлежащих армянам, до самых радикальных, а мне всего лишь хочется  нормализовать ситуацию. Хоть и грустный повод. Мальчика жалко.

***

– Жалко, что органы власти у нас не должны держать ответ перед обществом за свою работу, – вздыхает он. – Нам нужно, чтобы преступник был наказан. Такое ощущение, что если общественность не подключилась, то дело замели бы. А еще машины армянской диаспоры постоянно стоят то у одной структуры, то у другой. Мысли в голове после этого лишь о том, что дело закроют.

Через несколько дней после аварии в больницу приезжали  родственники обвиняемого. Они попросили прощения у родителей Артема.

– Какой орган задет, что с ним случилось? Я любой свой орган отдам ему! ­– плакала мать виновника ДТП.

По словам крестного мальчика, армянское сообщество города очень обособлено и горожане не понимают их порядков.

– Армянская диаспора интегрирована в бизнес, есть «Калугагласнаб». Они занимаются и газопроводом, и калошами, и детским питанием, они – везде. Построить такой бизнес без поддержки власти невозможно, а власть давно не меняется, как была Анатолий Дмитриевич (Артамонов – РР-Онлайн), так и есть Анатолий Дмитриевич, – злится Павел.

***

Сам губернатор уже высказался по этому поводу. Он обещал взять дело под личный контроль и сделать так, чтобы обвиняемого не выпустили под подписку о невыезде.

– Что касается областного суда, то председатель, я надеюсь, сам внимательно вникнет в это дело, а не просто отдаст на откуп судье. Мы знаем, как у нас порой в судах вопросы решаются, – сказал Анатолий Артамонов.

Я позвонила в пресс-службы областного правительства, но непредставившаяся девушка на другом конце трубки заметила, что это было лишь эмоциональное высказывание и с недоверием к суду губернатор не относится. Впрочем, в личном общении с ним или с его заместителями мне было отказано.

***

Подходим с Павлом к парку Циолковского неподалеку от набережной. Рядом музей космонавтики, спортивная площадка, надувные батуты.

– Я если бы пришел со своим ребенком сюда, без задней мысли спокойно его бы здесь отпустил бегать. Потому что машины здесь быстро не ездят, дорога непроезжая, – объясняет он.

Нам на глаза попадается машина ДПС.

– Вот теперь они здесь стригут штрафы, – косится в сторону выписывающих штраф сотрудников полиции Павел. – А еще недавно Торубаров (глава  УМВД по Калужской области – РР-Онлайн) вопрошал, где ему столько людей взять. Теперь вот нашел. Во всяком случае, до того времени, пока не уляжется шумиха.

– Почему вы сегодня здесь, а в день ДТП никого не было? – спрашиваю я.

– Происшествия происходят не только здесь, везде же пост не поставишь. Не сказать, что поток транспортных средств, правда? И что массово нарушают правила дорожного движения, – отвечает мне грузный полицейский.

– Но тут очень много детей, все-таки парк рядом. Если не хватает сотрудников, почему бы не сделать набережную пешеходной зоной?

– Властям нужно принять какое-то решение в этом отношении. Допустим, принял решение городской глава сделать из проезжей части пешеходную зону. Решение принято, необходимые сооружения сделаны. Без проблем. Никто на машинах там не ездит. В общем, нужно решение исполнительной власти, по-другому никак. Принято будет решение – будем его выполнять, – оправдывается полицейский.

– То есть по этой дороге можно ездить и сбивать детей?

–  Нет, но по закону здесь ездить можно. Эту дорогу надо каким-то образом обустроить. Возможно, и не нужно здесь  на автомобилях ездить: кто-то с детишками здесь гуляет, кто-то на роликах катается. А с другой стороны, кому-то хочется подъехать на машине к воде, это такие же граждане России – опять же несправедливо. В общем, ситуация на дорогах в Калуге не очень хорошая.

– Да, далека от идеальной! – злится Павел.

– Я не могу что-то изменить, – отвечает сотрудник полиции. – Везде с решения руководителей городских что-то начинает меняться. И это не только в нашем городе.

Кстати, Сергей Борисович Тарасов, подполковник полиции, человек, которого назначили для общения с прессой по поводу аварии, сказал мне, что дорога вдоль водохранилища вовсе не дорога, а технологический подъезд для обслуживания дамбы. И для обычных частных автомобилей проезд там запрещен. По его словам, еще девять лет назад МВД выступало с инициативой полностью закрыть въезд на набережную, но тогда ее не одобрили, сославшись на то, что люди не смогут проехать к гаражному кооперативу.

После аварии Павел, крестный мальчика, и Ольга, подруга его матери, отправились оформлять документы в ГИБДД, и следователь обещал им якобы решить дело по справедливости, но просил не будоражить общественность. После этого, задержанного парня отпустили под подписку о невыезде, а уже позже решили арестовать на пятнадцать суток за вождение без прав.

***

 В кабинете у Светланы Сомовой, начальника пресс-службы ГУВД Калужской области,  не перестает звонить телефон. Желающих узнать, что же случилось на самом деле, точнее по версии полиции, очень много.

– Сейчас, после Болотной, стало очень модно выражать свою гражданскую позицию, особенно в социальных сетях. Много обвинений в наш адрес, так складывается, что нам приходится постоянно оправдываться, – говорит Светлана.

Всему виной, по словам начальника пресс-службы, недопонимание гражданами закона. На парня изначально завели дело по статье «Нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека». После этого у подозреваемого взяли анализы, провели экспертизу автомобиля и опросили свидетелей.

– Мы подготовили документы в суд с предложением избрать меру пресечения – арест, – рассказывает Светлана. – Суд посчитал, что достаточно подписки о невыезде. Преступление не тяжкое, потому что неумышленное. Судья, он… – она надолго задумывается. – Отягчающих вину обстоятельств суд не нашел, виновный, несмотря на слухи, несудим, не привлекался, не задерживался. Правда, он был без водительских прав, но, видимо, это судья в расчет не взял. Хотя, это вопросы к суду, суд принял решение, – опять будто бы оправдывается сотрудник правоохранительных органов.

– А за что его задержали на пятнадцать суток?

– Да, у нас существует еще и административное законодательство, – лукаво улыбается пресс-секретарь. – Виновник ДТП находился за рулем, будучи лишенным права управления. Он четырежды привлекался к административной ответственности за нарушение правил и был лишен прав на восемнадцать месяцев. За это его и арестовали на пятнадцать суток, – объясняет она. А что касается уголовного дела, то, в принципе, ему могут и условно дать, – Светлана опять задумывается. – Это вопрос к законодательной власти. Тяжесть преступления, на мой взгляд, не всегда соответствует наказанию.

***

Крестный мальчика Павел, с которым мы весь вечер гуляем в районе набережной, юрист по профессии, но решению суда удивляется.

– Я не знаю, что двигало судьей, которая выпустила его под подписку о невыезде через сутки, сказав, что он не представляет опасности для окружающих. Мы думали, что он этой бумажкой подотрется и уже на пути в родные пенаты, –  бросает Павел. – Я теперь уже жалею о том, что не пошел на этот суд и не видел своими глазами, как они его отпустили.

Павел боится, что дело в суде замнут, справки потеряют, а виновник аварии уйдет от ответственности. До этого Павел ничего не говорил о национальном вопросе, хотя в интернете при обсуждении аварии эта тема главная.

– Армяне поняли, что поднялся шум и если они его спрячут, им придется уезжать всем, абсолютно всем. Волна ненависти пошла. Это не история одного мальчика и одного ублюдка, это история о том, что есть закон и есть те, которые считают, что могут его не соблюдать. Если в ближайшее время в городе ничего с их участием не произойдет, то это быстро забудется. Но если что, не дай бог, то может быть взрыв, народ просто с вилами и топорами выйдет, пинками погонят. Тут будет бойня, – он  не злится, он констатирует факт.

– В полиции нам уже намекают, что могут нас привлечь за разжигание межнациональной розни. Ну, наберитесь духу, еще по 282 нас привлеките, тогда здесь так полыхнет, что мало не покажется. Подоплека очень сильная. Они неправы. Если бы это были не армяне, а русские с таким же положением, то только имена поменялись бы и все.

***

Напротив главной городской площади­ Победы – офисный центр. Здесь располагается местное отделение ComedyClubи местное же представительство армянской диаспоры. Поднимаюсь на седьмой этаж – высокие потолки, мраморный пол и стены, золотой лев в натуральную величину смотрит на посетителей. Меня встречает тоненькая блондинка-секретарь.

– Прошу, проходите, вас ожидают.

В кабинете меня встречает Воспурак Вогинакович Погосян, лидер армянской диаспоры. Он одет в простые джинсы и футболку, приглашает за стол.

– Мое отношение к случившемуся, как и отношение всей нашей диаспоры, резко негативное. Он совершил преступление, какой он национальности, не имеет значения. Он несет сейчас наказание, и он должен нести наказание, в самом деле, он совершил очень суровое, жестокое преступление. А обвинять всю нацию – неправильно. Человека, который совершил преступление, мы не знаем. Семнадцать тысяч армян проживают в области, как можно всех знать? – подчеркивает свою позицию Воспурак.

По его словам, у диаспоры твердая позиция в отношении наркоманов, таких они депортируют. Он уверен, что наркоманы заслуживают пожизненного заключения, какой бы национальности они ни были.  

– Что нужно делать, чтобы не было подобных дорожно-транспортных происшествий? – вопрошает глава диаспоры. – Обязательно нужно раздуть, создать скандал. Вы что, не понимаете, что развить национальный конфликт просто кому-то выгодно. У меня на фирме работают более десяти тысяч человек, 90 процентов – это русские.

Как, впрочем, и та блондинка-секретарь, обладательница шикарного бюста, вспоминаю я.

– У нас позиция такая: кто совершает преступление, тот должен нести наказание. Если бы мой сын родной совершил преступление под наркотическим опьянением, я бы требовал максимального наказания. Я бы отказался от такого сына, и ему бы я лично сказал, что все, у нас никаких отношений не может быть. Потому что человек, который выбирает такую дорогу в жизни, не имеет права быть мне близким, родным мне человеком, – со злостью в голосе чеканит Воспурак. – Вчера я разговаривал с отцом того парня, он готов публично сказать, что поддержит любое решение, вынесенное судом, и уверен, что его сын должен понести наказание.

***

Время близится к полуночи. На набережной становится холодно. Мы с Павлом заходим в ресторан выпить кофе. В соседнем зале армяне танцуют под национальную музыку. Мимо нас к выходу проходит девушка с уснувшей на руках девочкой, рядом идет сын.

– Может быть, уйдем, вам, наверно, неприятно здесь сидеть?

– Да нет у меня неприязни никакой, а вот Василине, я думаю, трудно будет. Конкретно они же не виноваты. К этому уроду у меня есть претензии. А к другим – нет. Там, судя по всему, нормальная мама, пришла без понтов, со слезами на глазах, – вспоминает Павел. – У меня есть друзья грузины, кабардинцы – и это отзывчивые хорошие люди.

***

Утро на набережной. Недалеко от места, куда отбросило ударом мальчика, в небо уходят ржавые ступени смотровой площадки. На них горы мягких плюшевых котиков, мишек, собачек. Не у каждого живого ребенка столько игрушек, сколько теперь у Артема. А еще свечи, цветы и роботы-трансформеры.

Два подростка лет тринадцати поправляют упавшие свечи. У одного светлые волосы до плеч, у другого – темные, коротко подстриженные. У светловолосого белая кожа, у темноволосого – смуглая. Один – явно славянин, второй – явно нет. У первого есть велосипед, а у второго – нет. Зато мысли у обоих одинаковые.

– Плохо, что раздувают национальный конфликт, – говорит брюнет.

– Из-за одного же не должны все страдать, – вторит ему блондин.

– Он же еще и под действием наркотиков был, – в голос возмущаются оба.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Никус Владимус 5 июля 2012
В конечном счете, нашелся ли хоть один умный человек, который бы утром подогнал кран и перекрыл проезд на набережную бетонным блоком? Операция, надо полагать, недорогая. Люди будут спокойно гулять с детьми и ездить на роликах. Похоже, гражданам интереснее гасить армян, чем решать проблемы городского благоустройства.
Google tier.azazel@gmail.com 6 июля 2012
Никус Владимус: граждане должны решать проблемы городского благоустройства? А власть зачем? Так просто подогнать СТРОИТЕЛЬНЫЙ кран и перекрыть проезд?
Фантазия у вас, однако..
Зуев Максим 4 июля 2012
Да кстати, тяжело воспринимать. Автор хотел многое сказать в этой статье, но видимо из-за политкорректности не стал этого делать. Так сказать, налил бензина, а спички зажигайте сами. А весь вывод свелся к "гребанной" толерантности.
Google o.n.pavluk@gmail.com 4 июля 2012
Не ожидала от РР такой статьи. Так и хочется написать «ниасилил». Мешанина из высказываний кучи отдельных людей. Репортажные вставки выглядят чужеродными элементами. А глубины понимания проблемы нет… Хотя ее в принципе ждать не приходилось от человека неместного. Но хотелось надеяться. Водитель, по словам полиции и я склонна им верить, из заключения не выходил ни на день, дорогу на набережной закрыть нельзя, проехать, например, к местному пляжу будет невозможно и т.д. Кстати, что что дорог фактически две вообще из материала не понятно….
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение