--

«Вчера рыдали – сегодня надо что-то делать»

Как выглядит Крымск на второй день после наводнения

Сегодняшний день в России объявлен Днём национального траура. На всех государственных учреждениях приспущены флаги, а телеканалы отменили развлекательное вещание. При этом не утихают слухи о том, что наводнения в Краснодарском крае спровоцировал сброс огромного количества воды с Неберджаевского водохранилища. Корреспондент РР-Онлайн отправился в Крымск, чтобы на месте понять, что же произошло в городе и что теперь делать его жителям.

Никита Пешков
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

9 июля 2012
размер текста: aaa

Закрыто на переучет

Мы едем в машине с блогером Никой Какобян из Ставрополя и ее мамой-предпринимателем Еленой. Ника решила, что не может сидеть дома, когда людям нужна помощь. Она предложила знакомым собрать кто что сможет и уговорила маму отвезти это в Крымск. Багажник,  заднее сидение и пол рядом с пассажирским креслом – все заставлено бутылками с водой, пакетами с одеждой, памперсами, консервами и другими вещами первой необходимости. Мы въехали в город на второй день после трагедии.

Улица, на которую мы сразу попали, выглядела почти нормально – как после обычного ливня. О том, что что-то случилось, можно догадаться только по лагерю МЧС у въезда в город. Над ним кружат вертолеты. Остановившись ненадолго, мы узнали, куда  ехать, и поехали дальше. Через квартал стало ясно, как выглядит катастрофа.

Сложно представить, что вода может вырывать с бетонным корнем дорожные знаки и выбивать ворота из железа, пока не увидишь последствия наводнения собственными глазами. Семиметровая волна, как ее описывают очевидцы, прошла по городу, снося все на своем пути. Вода не уходила до середины следующего дня.

Заходим в аптеку на улице Синева. Внутри здание полностью разгромлено. Уборка идет не первый час, но лучше не становится. На полу слой ила в несколько сантиметров, в нем сразу утопает обувь. Некоторые местные ходят босиком, рискуя поранить ноги. Чтобы проникнуть во второе помещение, приходится перелезать через тумбочки, но в соседней комнате погром. Во всех помещениях в паре десятков сантиметров от потолка видна четкая линия – там, на высоте более двух метров, долго стояла вода. Попасть в свои магазины люди смогли лишь на второй день.

– А мне надо с поставщиками расплачиваться, – сетует директор Виктор Маркувинас. – Товар уничтожен на сто процентов.

Подобная ситуация – почти во всех магазинах города. Многие рискуют оказаться в долгах или лишиться дела. В зоомагазине «Четыре лапы» остались живы только четыре попугая и десяток мелких рыб, которые плавают сейчас в ведре у входа. По помещению, где продавались стройматериалы, двери весом в сто килограммов вода разбросала, как листы картона. В салоне связи продавцы вытаскивают телефоны из ила.

– А дома-то хоть все в порядке? – спрашиваю я.

– У меня бабушка утонула, – отвечает с каменным лицом, продолжая собирать бесполезные теперь телефоны, девушка.


Кроме спасателей

Мы едем по конкретному адресу, где нужна помощь. О нем мы узнали от Евгения Машкарина. Он – непрофессиональный спасатель, работает помощником депутата и немного занимается пиаром. Но именно он с помощью телефона и Твиттера координировал многих приехавших помочь жителям Крымска.

– Я сбился со счета, – рассказывает Женя. – Приехало более 15 машин: от миникупера до больших джипов.

Этот комментарий он дал до того, как из Москвы отправилась грузовая газель и автобус с волонтерами. В других городах тоже собирали и отправляли автомобили с продовольствием. Желающих помочь в какой-то момент стало больше, чем спорящих о политической подоплеке трагедии. Всего в тот тень, по сообщениям в Твиттере, пришло около сотни автомобилей. Но людей, собиравшихся поехать, было намного больше.

Мы приезжаем на Вторую Первомайскую. Отдаем Алле Демидовой несколько бутылок с водой, что-то из еды. Она жалуется, что за два дня  мы первые, кто привез какое-то продовольствие. Пока подходят соседи и тоже берут продукты, женщина успевает выговориться. Рассказать, как тяжело жить без света и воды, хотя зачем-то в некоторых домах работает газ, о том, как велик ущерб, и о том, что никто не предупредил, что идет вода. Почти все также абсолютно уверенны, что это был преднамеренный сброс воды или прорвало дамбу.

Но сейчас у людей главный вопрос – что делать дальше? Урожай на огородах погиб, сохранились ли все рабочие места – неясно, еда в холодильниках пропадает.


Проблемы вокруг

Мы прощаемся и отправляемся на новый адрес. На улице Героев живет одинокая старушка. Когда мы пришли, она вытаскивала сушиться матрасы и белье с промокшей кровати. Помогаем.

Древний сундук, в каких и сегодня хранят приданое и семейные ценности в деревнях, вынесло из дома в огород. Вещи внутри насквозь  пропитаны водой и покрыты илом. Ника с мамой раскладывают их на листах шифера в огороде.

– Вот была бы вода – выстирывала бы понемногу, – причитает бабушка. Но похоже, что большая часть вещей не будет пригодна.

Старушка находит на дне последнюю ценность – бело-желтую семейную фотографию. Смотрит на нее и прячет. За все время, пока мы были рядом, она не плакала, не обвиняла кого-то и не проклинала погоду.

– Вот была бы вода – стирала бы понемногу, – снова пожаловалась она не нам, а так, в никуда.

На второй день люди удивительно спокойно относились к своему горю:

– А что – спокойно? Вчера рыдали, а сегодня надо что-то делать, – говорит одна из пострадавших.

– А с домом у вас что?

– А от дома только кот на крыше остался, – отвечает она, поникнув.

Ника с мамой не хотят оставлять помощь в штабе и ищут, кому можно отдать её адресно. В машине было много детского питания и памперсов, поэтому мы обрадовались, когда нашли семью с ребенком.

– Они поблагодарили нас так спокойно, – поделилась потом Елена Какобян. – А потом мы спросили у них, как дела, и они ответили, что завтра у них похороны.

Такое ощущение, что плакать в Крымске не будут еще день. До самых похорон.


Люди доброй воли

Поездив еще какое-то время по городу, посмотрев на стадион «Витязь», где вполне можно проводить соревнования по водным видам спорта, на дворы, затопленные водой, и откачивающие ее пожарные машины, мы поехали на площадь рядом с администрацией. Там развернут штаб приема гуманитарной помощи, принимают заявки на компенсации пострадавшим. По дороге мы видим столы, вокруг которых много людей. На одном из них сотовые телефоны, подключенные к переносному генератору. На другом столе раздают еду, воду и одежду.

– Мы собрались через интернет, – рассказывает волонтер Ярослав. – Откуда? Из разных городов. Из Краснодара, из Славянска-на-Кубани, я – из Туапсе. Всего нас человек 16, почти все друг друга знаем. Сейчас, правда, часть наших уехала помогать в другие места.

Сколько волонтерских групп и машин с помощью, отправленных официальными организациями, а не простыми людьми, никто всерьез не считал. Люди просто очень хотели помочь.

– Я  раздумывал, ехать или ни ехать, часа четыре. Решил: почему бы и нет, и пошел собираться.

Вопреки всем слухам, что город чуть ли не закрыт для доступа, Илья попал в него еще седьмого, то есть в самый тяжелый день. А, например, волонтерский отряд Кубанского государственного медицинского университета прибыл на помощь восьмого утром.

– Нас 48 человек во главе с ректором. Все по собственному желанию приехали, можете у каждого спросить, – рассказывает Александр Лагутин, директор волонтерского центра. – Обстановка, конечно, тяжелая. Мы помогаем, оказываем медицинскую помощь, психологическую. Вон ребята в детском саду играют с детьми, некоторые из них родителей потеряли.


Недоверие

На площади. Скоро на встречу с жителями должен выйти губернатор Краснодарского края Александр Ткачев. Собралось много жителей, настроенных недружелюбно. У большинства из них нет сомнений, что причина наводнения – сброс воды, а также многие хотят задать только один вопрос: почему погибло так много людей, которые просто не узнали вовремя, что идет вода?

– Так и напишите большими буквами: НЕ ПРЕДУПРЕЖДАЛИ, – срывается на крик Анна Грибкова. – Я так скажу: кто проснулся вовремя – тот жив.

Вскоре появляется Александр Ткачев с первым заместителем Джамбулатом Хатуовым. Он начинает разговор с лирических слов о том, что такой беды никогда не было, что пострадал каждый второй житель Крымска, но люди явно не  настроены слушать. Они хотят спрашивать. Ткачева перебивают, он говорит с трудом, пробиваясь через недоверие:

– Вы считаете, что это рукотворное дело, так? – спрашивает у толпы губернатор.

– Да, – хором отвечают люди.

– Это не так! Это ложь! – Александр Ткачев старается перекричать в микрофон людей.

В итоге решено, что пять жителей села и один представитель прессы совершат облет дамбы на вертолете и на следующий день скажут правду.

Однако жители Крымска не получили вразумительного ответа на вопрос о своевременном оповещении.

– Такое ощущение, что льет воду, – высказывает свое мнение о словах губернатора горожанка Лилия.

На встрече были решены организационные вопросы, но удовлетворения жители Крымска не получили.

Мы раздали последние привезенные вещи и едем домой. Снова мимо развороченных домов и перевернутых машин, потом – мимо нетронутых районов.

Статистика неутешительна. За время, пока мы были в Крымске, подтвержденное количество погибших возросло, но и эта цифра явно неокончательная.  К тому же, вечером обещали резкое ухудшение погоды. Людям все так же нужна помощь. Ставропольские волонтеры собираются вернуться туда опять. На следующий день. А может, и еще через день. Ездить столько, сколько нужно. Или сколько получится. 

См. также:

После наводнения - 34 фотографии новостных фотоагентств из пострадавших во время наводнения Крымска, Геленджика и села Дивноморское

Наводнение на Кубани - 3 фотографии из Геленджика и любительское видео из Крымска

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение