--

Депутаты по малым делам

Как корреспондент «РР» работала народным избранником

Их приход «во власть» многие считают едва ли не единственным очевидным итогом протестной активности. Более двух сотен оппозиционных и независимых кандидатов в марте этого года стали депутатами московских муниципальных собраний — самой нижней ступеньки столичной властной иерархии с мизерными полномочиями. Среди них была и корреспондент «РР» Алеся Лонская. Четыре месяца она наблюдала за работой московской бюрократической машины изнутри и пыталась изменить к лучшему жизнь в Южном Бутове. А теперь объясняет, что значит быть муниципальным депутатом, многим ли людям она помогла и нужны ли ей новые, более широкие полномочия, которыми на днях наделила муниципальных депутатов Мосгордума.

Алеся Лонская
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

26 июля 2012, №29 (258)
размер текста: aaa

—Вы предлагаете признать, что мы работаем неэффективно?! — взвыла депутат Тамара Лисицына.

— Нет, я предлагаю признать, что жители ничего не знают о работе муниципального собрания.

— Я не буду голосовать! Я против того, чтобы кто-то от имени собрания вел блог! Кто хочет найти информацию, тот найдет! — возражает депутат Лисицына и сравнивает социальные сети с «революцией семнадцатого года»: не дай бог ей, приличной женщине, общаться с обитателями интернета! Ее поддерживают несколько коллег.

На повестке дня очередного заседания муниципального собрания «Южное Бутово» вопрос об эффективности информирования жителей. На обсуждение его вынесла я, подготовив свой первый «законопроект». У нашего районного собрания нет ни блога, ни сайта. Наши решения выкладываются на сайте муниципалитета, но там их ­может найти только хакер. Никто из жителей не ходит на наши заседания, они не знают ни повестки дня, ни дат: информации о них просто нет. Многих депутатов это устраивает. «Жителям лучше и не знать, чем мы тут занимаемся», — роняет мимоходом один из наших депутатов, директор местной школы.

— Оставь их, сами создадим блог, — шепчет молодой справедливоросс Паша Голубцов.


Такие разные депутаты

Все споры на наших заседаниях, как, впрочем, и в муниципальных собраниях по всей Москве, — от противостояния двух групп депутатов. Первая — независимые депутаты, желающие делать политическую карьеру. Для них муниципалитет — первая ступенька карьеры, а жители — будущий капитал. Поэтому они ведут блоги, приглашают их на собрания и не боятся видеосъемки. Вторая группа — депутаты «старой закалки», те, кому «положено» ­сидеть в муниципальном собрании по статусу. Такие не стремятся к восхождению по политической лестнице и рассматривают депутатство как дополнительную ­нагрузку. Как они попали в местный парламент? Управа ­попросила. Они редко ходят на заседания, а если и являются, сидят с лицами, на которых написано желание «по-быстрому утвердить и уйти».

Раньше все муниципальное собрание и в Южном Бутове (12 человек), и по всей Москве состояло исключительно из них. Все изменилось 4 марта: независимые кандидаты и представители оппозиционных партий отвоевали треть мест у депутатов-завсегдатаев. В нашем собрании, например, кроме меня появился оппозиционный заместитель руководителя.

Первое время наша повестка состояла из рутины типа «Организация празднования 9 Мая», «Организация весеннего призыва в воинскую службу». При этом организуем не мы, организует муниципалитет (орган исполнительной власти, независимый от собрания). Мы только одобряем работу. Но по всем вопросам повестки дня мы должны обязательно принимать решение. Обычно оно формулируется так: «Принять информацию к сведению» или «Признать работу удовлетворительной».

Из этой ерунды, спускаемой сверху, раньше состояло 90% заседаний. Теперь, когда в собрании стало меньше «ветеранов», привыкших работать в стиле «одобрям-с», мы формируем повестку дня сами. Впрочем, надо признать, на жизнь района наша активность влияет пока ­несильно.


Новые депутаты: работа не зная броду

Каждый активный депутат завален жалобами от жителей, которые сами шевелиться не хотят. Сначала я терпеливо ходила по инстанциям. Получалось вот что.

— Избиратели жалуются, что возле метро «Бульвар адмирала Ушакова» по дороге к парку автомобилисты устраивают экстремальные гонки. Там хорошо бы пешеходную дорогу отгородить столбиками, — говорю я главе отдела по благоустройству ГКУ ИС «Южное Бутово» Людмиле ­Костиной.

— А это не по нашей компетенции, ГКУ ИС только по дворам, — приветливо отвечает начальница. — А по бульварам и паркам — это ГКУ «ДЗ ЖКУиБ ЮЗАО».

— А это еще что такое?

— Ну, мы ее ГУП КРиБ по-старому зовем.

— Ну хорошо, я обращусь в этот гриб. Еще жители жалуются, что возле дома 36 спортивную площадку не освещают.

— За спорт у нас отвечает муниципалитет.

— Но это же благоустройство, почему в муниципалитет?

— В муниципалитет.

— Ну хорошо, а скамейки на детской площадке у дома 36 сделать — это по вашей части?

Она открывает журнал.

— Площадка у дома 36 будет благоустраиваться в ближайшее время, там сделают асфальт, детское резиновое ­покрытие. Лавочки появятся.

В какой-то момент бывалые депутаты подсказали, что ходить по инстанциям себе дороже. Эффективнее по всем вопросам писать главе управы — «только он волевым решением и помогает». Что я и делаю в качестве эксперимента: жалуюсь на асфальт в своем дворе. Ответ приходит моментально: «Спасибо за информацию, направил в службу ЖКХ для доработки и предложений». А как проконтролировать судьбу письма — загадка: в районе куча подразделений по ЖКХ. Пропало зря и мое обращение по поводу «экстремальных гонок» у метро: отгородить дорожку, по которой ходят пешеходы, столбиками — значит влезть в полномочия ГИБДД.

— Жители разговаривают с нами требовательно-указыва­ю­­­щим тоном: «А ну-ка, депутат, пойди, сделай, у нас тут площадки нет, мне негде с детьми гулять!» — изображает визгливый голос жителя депутат района Щукино Максим Кац. — Ну, так бери бумагу и сам пиши жалобу! «Не, у меня времени нет», — отвечает. А у меня есть? Зато есть житель, который прошелся по всем нашим спортивным площадкам, сделал фотографии и подробный отчет. Он поработал сам, и мы уже можем с этим работать.

В моей почте тоже десятки жалоб-предложений от жителей: «Давайте сделаем больше спортивных площадок в парке» или «Давайте заменим трубы в районе на пластиковые, чтобы не пришлось отключать горячую воду». Я отвечаю: «Составьте проект и смету, дадим вам время презентовать их в муниципалитете». Почему-то энтузиасты сразу отваливаются, работать никто не хочет.

Максим Кац уверен, что муниципальный депутат должен создать условия, чтобы люди сами устранили свои проблемы, да чтобы им при этом еще и интересно было.

— Мы сейчас составляем чек-лист, с которым можно идти по домам и галочки ставить: где грязно, где чисто. Потом напишу в блоге: в субботу рейд по щукинским домам, раздам волонтерам чек-листы, и люди сами пойдут контролировать. А потом раздам им образцы жалоб. Вот что должен делать депутат.

Местное самоуправление создается не тогда, когда в муниципалитеты проходит «креативный класс», а когда этот «креативный класс» рождается еще ниже — на уровне домов и подъездов. Тогда жители начинают давить на нерадивые управляющие компании и решать проб­лемы конкретного двора. Тогда они понимают, на что у них у самих хватает прав, а на что нет и с какой проблемой можно прийти к депутату.

Зачатки подобной позиции «ответственных горожан» появились как раз в Щукине, где жители не просто массово, но еще и достаточно грамотно организовали протест против проекта 10-полосной дороги, которую планируют проложить в нескольких метрах от жилых домов. Собирали подписи, заручились поддержкой независимых экспертов, провели действительно толковые общественные слушания.

— Когда жители приходят на общественные слушания, они там обычно очень эмоционально выступают, — объясняет Максим Кац. — Начинают сразу говорить что-то типа «Ой, где же жить детям? Где же будут жить наши ветераны? Помогите, спасите, не стройте шоссе…». Такие заявления никто не слушает. Вернее, они прикладываются к делу, но с пометкой «выступление не по существу вопроса». Мы смогли более-менее объяснить людям, как надо выступать. И они выступили не эмоционально, они мягко объяснили, что предлагают вместо одного варианта проекта сделать другой.

В результате два муниципальных собрания — «Шукино» и «Хорошево-Мневники» — приняли решение не согласовывать проект и вернуться к предыдущему, по которому дорога должна проходить в обход района. И даже управы с депутатами согласились. Но решать по существу этот ­вопрос будут в мэрии.

А вот депутат Михаил Вельмакин из Отрадного вместе с жителями района даже гонялся за крысами, чтобы убедить в их существовании местное начальство:

— В Отрадном полчища крыс! А глава управы говорил, что их нет. Мы крыс ловили, сажали в клетку и прино­сили ему.

А по мнению Павла Голубцова, моего коллеги из Южного Бутова, диалог депутата с жителями должен быть налажен через дворовых активистов и старших по подъездам, а также через развитую систему опросов и анке­тирования.

Павел уже опробует эту систему. В одном из дворов одна группа жителей хочет детскую площадку, а другая — сквер. Депутаты с ними договорились: кто больше подписей соберет, тот и победит. Раньше все, что мы могли сделать, — передать их просьбу исполнительной власти, управе района. Теперь, после получения новых полномочий — о них чуть ниже, — мы можем сами вносить предложения, как благоустроить конкретный двор.

Правда, специалистов-урбанистов у нас пока нет. Но вот депутаты других районов уже сотрудничают с ­Институтом медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», с группой активистов UrbanUrban, которые проектируют дешевые, удобные и экологичные общественные пространства с лавочками и столами для пинг-понга. Пока молодые урбанисты еще не могут выиграть конкурс на благоустройство, потому что для этого надо разорвать старые связи управы с подрядчиками, которые умеют ­делать только скучные дорогие площадки, но это вопрос времени. И есть надежда, пусть слабая, что у каждого района наконец появится свое лицо.


Старые депутаты: «побывал и выяснил»

Впрочем, и депутаты «старой закалки» — вовсе не лишние люди в муниципалитете. Наоборот, они считают, что это мы, молодые, пиаримся и бездельничаем, а они работают. И стоит признать, зачастую они реагируют на жалобы жителей быстрее и эффективнее — благодаря связям и уважению в районе.

— Иду я утром на работу, вижу — автомобили во дворе ­газон испортили. Я звоню главе по ЖКХ, и она заверяет меня, что здесь посадят кустики! — рассказывает депутат Лисицына, директор дома культуры.

— А почему вас слушают, а меня не слушают? — возмущается другой депутат, пенсионерка Валентина Овчинникова.

— А вы вежливо так подойдите и скажите: «Дайте мне ­лопатку, я сама снег уберу». И она скажет: «Не надо вам, Тамара Ивановна, костюмчик пачкать». И вообще, девочки, вы поменьше держите грудь колесом, а больше ­голову склоняйте.

Выясняю, что через несколько дней депутату Лисицыной удалось добиться, чтобы площадку у дома 10 по Скобелевской огородили.

— Я, как дятел, бью по одному месту долго-долго, пока не решу вопрос, — объясняет мне рецепт своего успеха ­депутат Лисицына. — Люди ведь не делают чего-то не из вредности, не от лени, просто есть план работы, они этого плана и придерживаются. Все проблемы требуют финансирования, а финансирование закладывается в конце года — на следующий год.

Вот и глава исполкома «Единой России» в Южном Бутове, депутат Александр Матиевич работает активно. В районе его знают и говорят, что он — человек, очень к себе располагающий. Сначала жители обратились к нему по поводу дефицита парковочных мест во дворе. Матиевич пришел в ГКУ «ИС Южное Бутово», где ему сказали: «Нужно письменное заявление от жителей, и все сделаем».

Потом к депутату Матиевичу обратилась школа с просьбой достать саженцы березы или рябины, чтобы посадить на пустыре. Депутат пришел в ГКУ «ИС Южное Бутово», где ему сказали: «Мы все сами посадим».

Потом жители обратились с просьбой огородить дворовые клумбы с цветами. Он пришел в ГКУ «ИС Южное Бутово», где ему сказали: «Финансирование на это не предусмотрено». Но депутат Матиевич попросил жителей написать коллективное обращение в чудодейственное ГКУ: вдруг все равно сделает.

Александр Матиевич неустанно ходит то в ГКУ ИС, то в ДЕЗ, то в управу и описывает проделанную работу фразой «побывал и выяснил». Он везде свой человек, уважаемый полковник запаса, прошел Афганистан. Давеча к нему на встречу пришли три человека. Ко многим — ни одного.

«Побывал и выяснил» — основная часть работы депутатов «старой закалки». Они — классические ходоки по инстанциям. Правда, не всех единороссов в районе слушают. Есть и «неправильные единороссы». Одна из них — Валентина Овчинникова, пенсионерка с горящими глазами идейного правозащитника. На кончике острого носа сидят очки, волосы собраны в аккуратный пучок. Мы сидим в пустом зале для заседаний: назначен прием жителей, но никого нет.

— Я вступила в партию, надеясь, что с ними легче проблемы решать. Да куда-а-а там… Все пороги обила, уже была готова выйти из этой партии от обиды, — машет ­рукой пенсионерка.

Валентина сидит с 11-месячной внучкой и борется за права жителей. Еще вчера она была лишь старшей по подъезду и три года бодалась с управой.

— Я с трудом добилась, чтобы нам установили одну хоккейную коробку. А послушай, как я турники выбивала.

Пенсионерке пришлось вытащить чиновницу из управы на прогулку, поскольку та была уверена, что спортивных площадок достаточно. «Действительно, не хватает, — признала она. — Но у нас не предусмотрено денег, чтобы здесь что-то установить».

Тогда Валентина указала управе на заброшенные турники в лесу. И вскоре во дворе депутата появились турники, выкопанные из леса.

«Распишитесь: теперь у вас есть турники!» — обрадовали ее в управе. «Но их не закрепили!» — «Распишитесь, закрепим!» Расписалась. Турники со двора исчезли.

А вот и первый посетитель: в зал заседаний входит женщина лет сорока, вид у нее изможденный.

— Помогите. У меня сын наркоман. А есть еще младший сын. И от старшего нам никакой жизни нет. Я от государ­ства-то ничего не прошу. Наоборот, обратно предлагаю: дали нам трехкомнатную квартиру, в собственность оформить нельзя, а разменять хочу — старшего в коммуналку, подальше от нас, а нам поменьше квартиру. Но не берут обратно, не меняют… Куда я только не обращалась…

— А в департамент жилищной политики? — пробует Овчинникова.

— И туда обращалась, не хотят помогать.

Валентина — депутат начинающий, что делать, не знает.

— Алеся, что бы ты посоветовала?

— А что я? Я тоже не знаю.

— Я бы посоветовала обратиться к психологу, у нас чудесная бесплатная психологическая служба.

Женщина, кажется, оскорбилась:

— Да я сама психолог!

И уходит ни с чем.

Пока ждем очередного ходока, я решаю просветить коллегу относительно электронных технологий а-ля «мы-все-боимся-Собянина»:

— Оказывается, есть чудодейственный мэрский сайт dorogi.mos.ru. Открываю улицу Веневскую, смотрю список жалоб. Какой-то житель пожаловался на ямы у дома 2. ­Через три дня на сайте появился статус «проблема решена», а у обслуживающей организации вырос штраф. Иду ради интереса к дому 2: и правда заделали, да как ровненько!

— Слушай, а я в управу все бегаю со своей дорожкой! — обрадовалась Овчинникова. — Так надо сразу наверх ­писать!

На следующий день я сама испробовала «сайтик». ­Через три дня волшебная машина отчиталась, что дыра в асфальте за моим домом устранена: ее засыпали асфальтовой крошкой. Жалобы через электронные приемные уходят сразу в контролирующие органы, и реакция на них следует быстрее, чем на депутатские запросы.


Завалили бумажками

Неэффективность работы муниципальных депутатов всегда списывали на их бесправие. Причиной всему — особый статус города (см. ниже Справку РР). Но Сергей Собянин неожиданно предложил полномочия депутатов расширить. И неделю назад Мосгордума приняла специальный закон. С 1 августа мы сможем согласовывать планы благоустройства дворов, строительства и капитального ремонта домов, выражать недоверие главе управы и много чего еще (подробнее см. ниже Справку РР). Но станем ли мы от этого работать лучше?

В июне в Южное Бутово пришло 53 млн рублей на благоустройство. План по ремонту асфальта и детских площадок на эти деньги, который надо согласовать (или не согласовать), управа прислала в последний момент. И хотя закон о новых полномочиях к тому времени еще не был принят и не вступил в силу, проводить процедуры согласования Собянин распорядился досрочно. Видимо, чтобы все к ним привыкли.

Мы успели сделать то, чего никогда не делали депутаты предыдущего созыва: объехали все объекты будущего благоустройства и сверили их с планом.

— У вас в проекте предусмотрено, что резиновое и асфальтобетонное покрытие покупается на 300 квадратных ­метров детской площадки, а здесь площадка не больше 60 квадратных метров, — интересуюсь я на собрании у директора инженерной службы района. Депутатам ­показываю фотографию.

— Так мы будем ее увеличивать, — парирует директор. — А вот здесь у вас предусмотрен ремонт несуществующей площадки! Все во дворе уже давно с резиной.

— Это будет не детская площадка, это спортивная площадка, там жители очень просили ее сделать.

— А зачем нам один тренажер за 800 тысяч рублей?

— Это не один тренажер, а целая спортивная площадка с пластиковой оградой, это минимальная стоимость.

Чуть отлегло от сердца. Когда объезжала объекты, ­думала: попилят деньги. А оказалось, это в плане все так запутано.

И все-таки управы районов нашли лазейку в новых полномочиях депутатов: если прислать проекты благоустройства на согласование слишком поздно, они будут считаться согласованными по умолчанию.

Еще одно вроде бы революционное нововведение закона — право депутатов согласовывать любое капитальное строительство, если общая площадь объекта не больше 1500 квадратных метров. По виду это карт-бланш на борьбу с той же незаконной торговлей.

— На самом же деле 1500 метров — это очень небольшое помещение, — сетует Сергей Вдовин из Тимирязевского. — Наложить вето на крупные помещения депутаты не смогут. Это такая символическая норма, которая к ­реальной жизни отношения не имеет.

Новый закон не дает никаких дополнительных ­возможностей, например, Владимиру Гарначуку из Тропарева-Никулина противостоять расширению торговых рядов:

— Рядом со станцией метро «Юго-Западная» находится рынок «Адмирал». На этом рынке постоянные проблемы: крысы размером с хорошего кота, незаконные мигранты, обвес, обсчет. Они все время давали кому-то ­денег, и их покрывали. В 2007 году они за выходные ­построили торговые ряды вдоль проспекта Вернадского. Управа делала вид, что с ними судится, на деле же они договаривались: за полмесяца рынок отбивал все расходы по судам и получал чистый черный кэш. В конце концов в феврале 2012 года они решили занять тротуар, оставив узкую-узкую щель для прохода людей через эти палатки с ворованными телефонами. Мы четыре раза за один день останавливали стройку. Но на следующий день они как-то умудрились построить стены и пол, а на следующий день уже делали крышу.

Дав депутатам новые полномочия, Мосгордума не дала им ни дополнительных денег, ни штатов. На 180 тысяч жителей Южного Бутова, второго по площади района ­Москвы, всего 12 депутатов, все работают бесплатно, нам не положено иметь помощников. А с новыми полномочиями нас завалят бумажной работой, например, мы должны будем подписывать акты открытия и закрытия работ по благоустройству и ремонту. Но как мы проверим, что работа выполнена хорошо? ­Например, сами мы не специалисты в том, как правильно класть асфальт. А провести экспертизу мы не сможем: муниципальное собрание не является юридическим ­лицом, мы не можем нанять юриста или заплатить за экспертизу. Мы как сироты, нас даже из зала заседаний, который и так размером с кухню в хрущевке, периодически ­выкидывают, если он нужен кому-то из сотрудников ­муниципалитета.

— Когда обсуждался закон, мы ходили в Мосгордуму с ­поправками, — рассказывает депутат Максим Кац. — Например, нам очень нужны помощники с официальным статусом. У нас есть молодая команда, которая нам помогает, но у них нет прав. Они не могут присутствовать на собраниях в управе, в мэрии. Депутаты не успевают ходить на все нужные мероприятия, а с помощниками задача бы облегчилась.

— Местное самоуправление полностью заработает только тогда, когда у него появятся собственные деньги, — говорит мой коллега Павел Голубцов.

Сейчас деньги выделяются в виде субвенций на конкретные цели. Тем не менее именно сейчас местное ­самоуправление в Москве создается с нуля, потому что до этого его не существовало. Я просмотрела решения предыдущего созыва депутатов в Южном Бутове за 2010 и 2011 годы: ни одного голоса «против», на засе­дания ходят шесть-восемь депутатов, а проекты решений — все вроде «признать удовлетворительной» и «наградить».


«Вы должны объяснить людям позицию власти!»

После очередного собрания меня делегируют присутствовать на публичных слушаниях. Прямо во дворе жилого комплекса собираются строить торговый центр, буквально у подъездов дома. На слушания пришли человек пятьдесят местных жителей. На сцене представители управы и застройщика.

«В микрорайоне ощущается резкая нехватка магазинов шаговой доступности», — вещает красочная презентация. Жители возражают, что они и так окружены ­магазинами. Дальше застройщик уверяет, что в результате опроса жителей в торговом центре появятся именно те магазины, которых они давно ждали. Но выясняется, что никто не может ответить на вопрос, каких жителей и в каком количестве опрашивали. Презентация заканчивается, и в зале разгорается настоящая баталия. Пенсионерки кричат в микрофон о грядущих помойках под окнами. Беременная женщина заявляет, что жильцы несколько лет добиваются строительства детской ­площадки на том месте, где теперь приземляется тор­говый центр. Жильцы передают подписи против строительства.

Когда шум стихает, я подхожу к заместителю главы управы по строительству и предлагаю прогуляться в тот самый двор.

— Вы не понимаете, вы же видите только тех, кто голосовал «против», а те, кто голосует «за», на слушания не ходят, — убеждает меня заместитель главы управы.

— Тех, кто проголосовал «за», агитировали какие-то юноши вообще в другом микрорайоне, некоторые из подписавшихся не знали вообще, где этот торговый центр будет строиться, — защищаю я жильцов.

— Ну поймите, тут человек двадцать сидели, что ж вы только их мнение учитываете? Я призываю вас видеть картину в целом. Вы как депутат должны продвигать ­позицию власти!

Как депутат я на строительство повлиять не смогла — на комиссию при префектуре поехала руководитель нашего собрания и подписала заключение, разрешающее строительство. На решение повлияли подписи «за строительство» тех, кто в том дворе не живет. По закону учитывается мнение любого жителя района, даже если он по той улице не ходит.

На самом деле многого мы, депутаты, не просим. Для начала — хотя бы просто распространить на столицу законы, действующие на всей остальной территории страны, и тем самым дать местному самоуправлению реальную возможность участвовать в жизни города.

При участии Андрея Веселова и Евгении Офицеровой.


Справка РР

Новые полномочия муниципальных депутатов Москвы*

1. Право больше слушать

Депутаты смогут заслушивать отчеты о деятельности главы управы, руководителей инженерной службы района, руководителя центра предоставления государственных услуг и главврача местной ­поликлиники.

Никаких организационных, кадровых, финансовых или иных решений по результатам ­таких «заслушиваний» депутаты принимать не вправе.

2. Право быть недовольными…

…и, как следствие, выражать недоверие главе управы. Впрочем, сделать это не так просто. Во-первых, только для начала обсуждения вопроса о недоверии нужны голоса половины ­депутатов. Во-вторых, решение о недоверии принимается двумя третями голосов. В-третьих, нельзя выразить недоверие главе управы в течение года со дня начала срока его полномочий и в течение года со дня отклонения предыдущей инициативы о выражении недоверия. Наконец, даже если недоверие выражено, для мэра оно — всего лишь необязательная рекомендация.

3. Право согласовывать

Депутаты смогут согласовывать:

— планы благоустройства дворов, парков и скверов;

— перечень домов, подлежащих капремонту;

— акт префектуры о выборе участка для строительства гаражей и объектов религиозного ­назначения;

— схемы размещения нестационарных торговых объектов и сезонных кафе;

— план размещения объектов капитального строительства площадью до 1500 кв. м.

Ограничение объема объектов капстроительства 1500 квадратными метрами фактически выводит большую часть строительства в районе за пределы компетенции депутатов. Более того, чтобы запретить возведение таких объектов, а также гаражей и объектов религиозного назначения, потребуются две трети голосов депутатов.

4. Право планировать

Депутаты смогут формировать план дополнительных мероприятий по социально-экономическому развитию района. Но его объем будет ограничен бюджетными ассигнованиями правительства Москвы и в любом случае подлежит согласованию с главой управы.

* Согласно закону «О наделении органов местного самоуправления муниципальных округов в городе Москве отдельными полномочиями города Москвы», который вступает в силу с 1 августа 2012 года.


Почему московские муниципальные депутаты были самыми бесправными

Москва, как и Санкт-Петербург, обладает специфическим статусом «города федерального значения». Этот статус, помимо прочего, существенно ограничивает и полномочия органов местного самоуправления: правительство Москвы и Мосгордума вправе сами решать, какие полномочия передавать местному самоуправлению, а какие оставить за собой.

Архитектором системы, при которой московским муниципалитетам был оставлен минимальный набор полномочий, считается бывший мэр Москвы Юрий Лужков. В итоге, в отличие от обитателей даже самых глухих деревень, жители столицы не могут выбирать себе главу района — он назначается сверху и является не муниципальным служащим, а государственным чиновником. Именно главы управ обладают всей полнотой реальной административной и финансовой власти на местах. Само­управление же в Москве традиционно занималось вещами в лучшем случае второстепенными, а то и вовсе декоративными — вроде проведения местных праздников и организации проводов в армию.

После стремительного расширения столицы на юго-запад в Москве будут функционировать целых три типа муниципальных образований: традиционные муниципальные округа, городские округа Троицк и Щербинка и еще 19 поселений. Причем органы самоуправления на «новых территориях» сохранят за собой тот объем полномочий, какой они имели в Московской области.


См. также:

Политика - начало. От редакции.

Узнавайте о новых материалах первыми. Следуйте за нами Twitter

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Лукин Алексей 30 июля 2012
Кацы молодцы что смогли немного разбавить эту серую массу из депутатов старой школы, но теперь надо работать. Не требовать чтобы тебе разрешили сначала брать себе помощников, а потом еще и з/п для этих помощников пробивать, а работать в тех же условиях что и остальные. Иначе их лепет о раздутой бюрократической машине так и останется лепетом. А вообще я думаю что через год другой эта новая волна молодых депутатов сольется со старой толпой. И вообще, новые люди не в Москве нужны где все более или менее на уровне, а в провинции. Вот там работы очень много.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение