--

Акция в разгаре

Почему Pussy Riot уже за решеткой, но их перформанс все еще продолжается

Сегодня начинается вторая неделя судебного слушанья дела о хулиганстве в храме Христа Спасителя «по существу». Все предыдущие пять дней разбирательств сопровождались феерическими событиями как в самом здании Хамовнического суда, где слушается дело, так и за его пределами. Всю прошлую неделю корреспондент РР-Онлайн провёл в суде и решил, что с каждым днем судебное разбирательство все меньше походит на серьезное выяснение чьей-либо вины, а все больше – на самостоятельное представление по мотивам панк-молебна «Богородица, Путина прогони!»

Владислав Моисеев
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

6 августа 2012
размер текста: aaa

– Верите ли вы в бога? Насколько глубоко вы верующий? – такие вопросы прокурора Алексея Никифорова могли бы показаться странными в рамках обычного судебного заседания. Но процесс над Pussy Riot давно перешел из разряда типичных в сенсационные и прецедентные.

– Суд над Ходорковским – образцово-показательный, по сравнению с этим судилищем, – нервно закуривая, говорит адвокат Pussy Riot Николай Полозов, выходя из здания Хамовнического суда. Такие, казалось бы, смелые фразы защитников подсудимых давно перестали удивлять прессу. На пятый день судебного слушанья, шестой раз пытаясь заявить отвод судье Сыровой, адвокаты прямым текстом говорят о ее ангажированности и выполнении политического заказа.  

– Нам не дали вызвать в суд свидетеля, который был в храме. Притом, что сторона обвинения допрашивала человека, который видел панк-молебен лишь на экране телевизора,  – постепенно повышая голос, говорит адвокат Полозов.

– Гав-гав-гав! – огромный ротвейлер пристава реагирует на пламенную речь адвоката и заглушает ее своим густым противным лаем.

– Ну уберите эту собаку! – раздраженно вскрикивает адвокат подсудимых Виолетта Волкова. Несмотря на ее заявление об аллергии на шерсть, пристав словно специально расположился вместе с собакой в шаге от Волковой и не собирается уходить. Судья Сырова только посмеивается.

– Молодец, собака, правильно, – то и дело с материнской нежностью говорит собаке судья, когда та заглушает своим лаем защитников Pussy Riot.

– Говорите потише – она не будет лаять! – надменно отвечает пристав.

– Да задолбала уже! – не выдерживает адвокат Полозов.

– Замечание за недопустимые выражения! – тоном злобной классной руководительницы сообщает судья Сырова.

– Дайте десять вперед, пожалуйста! – тоном возмущенного двоечника то и дело огрызается Полозов. – Суд мне не воспитатель, держите свое мнение при себе. На входе написано: нельзя с животными! Собака – животное!

– Это не животное – это спецсредство! – подытоживает перепалку пристав.

Подобные конфликты с разным градусом накала происходили практически все пять дней слушанья дела «по существу». Дополняли картину постоянные одиночные пикеты и митинги под окнами Хамовнического суда. Трое в балаклавах приковывали себя к трубам прямо на козырьке соседнего магазина напротив окон второго этажа зала заседаний, горели файеры, поступало сообщение о заложенной в суде бомбе, то и дело раздавался одинокий крик бородатого физика в годах Гриши: «Свободу Pussy Riot!».
 

В чем дело? Кто свидетели?

Главный вопрос судебного процесса, ответ на который наверняка решит исход  дела, – была ли акция Pussy Riot антирелигиозной или же просто политической. Исходя из этого, защитники потерпевших утверждали, что охранникам и работникам  храма Христа Спасителя нанесли тяжелый моральный вред, оскорбили их религиозные чувства. Защитники Pussy Riot же собирались доказывать, что панк-молебен преследовал лишь политические цели, религиозные чувства никто задевать не хотел. Однако слово «политика» действовало на судью, как красная тряпка на быка. Как только адвокаты Pussy Riot спрашивали что-либо о политической подоплеке акции своих подзащитных у свидетелей, судья Сырова нервно выкрикивала: «Вопрос снят!»

Из-за того, что вопросы политики оказались полностью табуированы, разговор принял сугубо теологический характер.  Адвокаты и прокуроры выясняли: может ли женщина подниматься на солею, как нужно правильно креститься, молиться и каким местом следует поворачиваться к иконам и алтарю.

Адвокат Полозов допрашивает свидетельницу потерпевших:

– Правильно ли я понял, что, если человек неправильно крестится, за это его не наказывают?
– Нет, зачем наказывать?
– А если человек крестится спиной к алтарю?
– А зачем спиной к алтарю креститься? – недоумевает свидетельница.
– Спиной к алтарю стоять можно? – резко спрашивает судья.
– Ну, мы же, когда уходим, тоже спиной к алтарю поворачиваемся.
– И никакая ответственность за это не предполагается? – спрашивает Полозов.
– Ну какая ответственность? Перекрестимся и выходим.

Теологический допрос дошел до того, что  свидетели потерпевших, которые, кстати, видели панк-молебен по телевизору и в интернете, с серьезными лицами утверждали, что подсудимые обидели лично бога и  поклоняются непонятному околосатанинскому существу в маске. Православный риелтор Олег Угрик заявил, что девушки сами отправили себя в ад, а название группы свидетель перевел как «Гнойный разгул».

– Люди в масках пришли в церковь, чтобы объявить войну богу и православию, –  громогласно заявлял свидетель Угрик. Он не присутствовал 21 февраля в храме Христа Спасителя, но судью это нисколько не смутило.

– Рай и ад – это такие же реальные понятия, как и Московский метрополитен, – продолжал бросаться перлами направо и налево Угрик. Было абсолютно непонятно, почему этот человек вызван свидетельствовать, но впоследствии его показания оказалось крайне сложно забыть.

В ответ на выступления свидетелей потерпевших подсудимые участницы Pussy Riot честно и беззлобно смеялись. Казалось, это единственное, что они могут сделать в свою защиту. Судья отклоняла каждый третий вопрос их адвокатов, отпускала оскорбительные замечания в их адрес, игнорировала попытки заявлять ходатайства, прерывала выступления и, казалось, делала все, чтобы деморализовать «противника», дать понять заранее, каким будет приговор.

– Девушкам дадут реальный срок, – обреченно посмеиваясь говорит адвокат Pussy Riot Николай Полозов, – а когда их посадят, возьмутся за нас, адвокатов. – Такой прогноз защитники давали лишь на третий день заседания, когда допрос свидетелей обвиняемых мог переломить ход дела. Однако судья Сырова забила последний гвоздь в гроб надежды Pussy Riot на хотя бы формальную состязательность судебного процесса, когда отклонила ходатайство о вызове 14 из 17 свидетелей защиты. Адвокаты Pussy Riot пригласили в суд Алексея Навального, Гейдара Джемаля, Валерия Отставных, ученых, проводивших экспертизы панк-молебна, профессоров, культурологов, но суд не счел нужным выслушивать всех этих людей. Выслушали только двух преподавателей и одну однокурсницу обвиняемых.

Процесс над Pussy Riot  наверняка очень сильно изменит представления  всех, следящих за его ходом, о российском правосудии. Если в первые дни процесса игнорирование ходатайств воспринималось журналистами, как что-то сенсационное, то к пятому дню все привыкли не обращать внимания на такие мелочи. Никого уже не удивляло, что журналистов постоянно пытались обманными путями не пускать в зал судебных заседаний, постоянно выгоняли за смешки и звонившие телефоны, не было неожиданностью и то, что судебные приставы били адвоката Волкову, гражданского активиста Никитинского и разбили его телефон. Личный запрет судьи Сыровой пускать свидетелей защиты в здание суда, в чем лично признался командующий приставами, тоже никого не шокировал. Как заметил адвокат Николай Полозов,  процесс над Pussy Riot стал первым серьезным шагом к новой российской действительности без посягательств на ее религиозно-политическую безопасность.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Стоянова Татьяна 18 августа 2012
Неужели можно быть до такой степени беспринципным и непрофессиональным судьей? Вот и надейся на справедливость суда.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение