--

Узницы хулиганской совести

Юридические тонкости дела Pussy Riot

Хамовнический суд Москвы приговорил участниц группы Pussy Riot к двум годам лишения свободы. Девушкам инкриминировано хулиганство по мотивам религиозной ненависти. Отходя от медийно-политической стороны дела, «РР» попытался объективно разобраться, на чем строилась аргументация обвинения, защиты и, главное, насколько юридически обоснованное решение принял суд.

Дмитрий Карцев
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

21 августа 2012, №33 (262)
размер текста: aaa

Стратегия обвинения

По российским законам хулиган­ство хулиганству рознь. Есть «мелкое хулиганство», являюще­еся административным правона­рушением с максимальным на­казанием до пятнадцати суток ареста. А есть просто «хулиган­ство», уголовное преступление — до семи лет лишения свободы.

Проблема в том, что правовая граница между мелким хулиган­ством и его старшим уголовным братом, мягко говоря, зыбка, чтобы не сказать неуловима: в одном случае речь идет просто о нарушении общественного по­рядка, в другом — о нарушении «грубом». А вот определять сте­пень грубости надлежит суду.

Правда, в соответствующей, 213-й статье УК для судей есть подсказки: применение ору­жия, а также мотивы «полити­ческой, идеологической, расо­вой, национальной или религи­озной ненависти или вражды либо ненависть или вражда в отношении какой-либо соци­альной группы».

Получается, что один и тот же поступок в зависимости от мо­тива может караться и пятнадца­тью сутками, и семью годами ли­шения свободы. А поскольку на амвоне храма Христа Спасителя обошлось, к счастью, без выстре­лов и поножовщины, доказать предстояло, что девушки испы­тывали хоть какую-нибудь из вы­шеперечисленных ненавистей.

— Их действия точно подпадали под административную ответ­ственность, — юрист и представи­тель правительства в высших су­дебных инстанциях Михаил Бар­щевский. — Почему их поступок не был в начале процесса переква­лифицирован с уголовной статьи на административную — вопрос не юридический, а политический.

Решающей стала психолого-лингвистическая экспертиза, проведенная филологом Всеволо­дом Троицким, психологом Ве­рой Абраменковой и юристом Игорем Понкиным. Эта эксперти­за третья по счету — первые две фактически признали отсутствие в действиях девушек состава инкриминируемого преступле­ния, а эта его обнаружила, — была разобрана на цитаты возму­щенной общественностью и стала в итоге единственной, принятой во внимание судьей Сыровой.

Эксперты с максимальной, возможно даже, почти комичной дотошностью доказывали тот очевидный факт, что в церквях не принято залезать на солею в масках и распевать «сатириче­ские куплеты». Грубо говоря, если в магазине вы войдете в дверь с надписью «Служебное помеще­ние», вас тоже по голове не погла­дят, а возможно, и выведут под белые ручки.

Но главное — эксперты приш­ли к выводу, что религиозная ненависть в действиях девушек присутствовала, а значит, уго­ловное преступление налицо. Действительно, некоторые фразы из «панк-молебна» теплотой чувств к Русской православной церкви явно не отличаются: «Все прихожане ползут на поклоны», «Глава КГБ, их главный святой», «Патриарх Гундяй верит в Пути­на — // Лучше бы в бога, сука, верил». Но ненависть ли это?

Известный филолог Ирина Левонтина, назвавшая скандаль­ную экспертизу по делу Pussy Riot «полнейшим перлом», вспоми­нает, как несколько лет назад экс­перты «не смогли» установить ксенофобский характер выкриков «Бей хача!» и «Убивай черных!», с которыми подростки до полу­смерти избили девятиклассника Тагира Керимова, — может, это шутка была такая неудачная. А об акции Pussy Riot в таком слу­чае и говорить не приходится.

— Следствию нужно было дока­зать, что они действовали с це­лью разжигания религиозной ненависти. Следствие же доказа­ло, что именно они сделали, но не доказало зачем, — полагает Михаил Барщевский.

В общем, субъективный эле­мент такого рода научных за­ключений очевиден, но это уже вопрос к судье: почему из трех проведенных экспертиз она учла только одну? Своих целей проку­ратура добилась.


Стратегия защиты

— На мой взгляд, адвокаты дела­ли все, чтобы придать этому делу политический характер, и в этом плане власть им очень помога­ла, — резюмировал глава прези­дентского совета по правам чело­века Михаил Федотов. И это, пожалуй, наиболее распростра­ненное мнение относительно стратегии, выбранной на процес­се защитниками Pussy Riot.

Юрист Николай Полозов, быв­ший прокурор Виолетта Волкова и активист движения «Солидар­ность» Марк Фейгин за послед­ние пару месяцев стали едва ли не столь же известны, как и их бунтующие подзащитные. Они и сами не скрывают, что вместе с девушками боролись не столько за их свободу, сколько за обще­ственный резонанс.

— У нас просто не было других вариантов, — рассказывает «РР» адвокат Волкова. — Следователи сразу недвусмысленно объясни­ли, что девушки будут освобож­дены в одном-единственном слу­чае — если признают собствен­ную вину. Они делать это катего­рически отказались, так как никакой религиозной ненависти не испытывают, а потому нашей задачей было показать всему рос­сийскому обществу, как именно работает наша так называемая судебная система.

В целом это объясняет большин­ство действий защиты, которые сводились к тому, чтобы показать, что судят Pussy Riot за вражду не к православной церкви, а лич­но к патриарху Кириллу или, как вариант, к Владимиру Путину. Именно поэтому, отказавшись раскаиваться, как того требовало следствие, девушки признали свою «этическую ошибку» — обще­ство должно было увидеть, что имеет дело не с воинствующими безбожницами. Отчасти по тем же причинам был многократно заявлен отвод самой судье Сыро­вой: с одной стороны, очевидно, что это никак не способствовало потеплению отношения к подсу­димым, но с другой, по замыслу Волковой, должно было проде­монстрировать темную сторону российской Фемиды, ведь, как уверяет адвокат, отводы были свя­заны с тем, что Сырову застали конфиденциально совещающейся с представителями противопо­ложной стороны.


Действия судьи

— Среднестатистический россий­ский судья, как правило, поды­грывает стороне обвинения, в этом нет ничего уникального, — объясняет ведущий научный со­трудник Института проблем пра­воприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге Элла Панеях. — Однако на этот раз масштабы были особенно впечатляющими: выслушать из семнадцати заявленных за­щитой свидетелей троих — это все-таки из ряда вон. Учитывая, что на этапе предварительного следствия у защиты фактически нет возможности повлиять на ход дела, получается, что она просто не выслушана.

Судья Сырова вынесла всем участницам одинаковый приго­вор: по два года колонии общего режима.

— Приговор, который прозвучал, элементарно несправедлив, — считает Михаил Федотов. — Это доказывается, как дважды два че­тыре. В приговоре, например, сказано, что у двоих из трех под­судимых есть дополнительное смягчающее обстоятельство, а именно наличие малолетних детей. Почему же всем трем дали одинаково? Суд посчитал это об­стоятельство несущественным? Но на этот счет есть вполне опре­деленная позиция Верховного суда, который считает это обстоя­тельство существенным.

Между тем едва ли не самая драматичная черта этого процес­са в том, что в строгом соответ­ствии с действующим россий­ским законодательством судья имела веские основания вынести именно тот приговор, который она в итоге и вынесла: на руках у нее заключение экспертов, в котором черным по белому ска­зано, что религиозная ненависть в словах и действиях девушек присутствовала.

Было, правда, и два других, с противоположным выводом. Могла ли она их учесть? Безуслов­но, и даже, вероятно, должна бы­ла. Но это был бы довольно серьез­ный прецедент, который трудно было бы игнорировать в дальней­шем. Например, при рассмотре­нии дел о каких-нибудь фашиствующих молодчиках, которые, допустим, ворвались бы в синагогу и, подняв правую руку в нацист­ском приветствии, стали бы рас­певать что-то вроде «Раввины рас­продали Россию». А нечто подоб­ное случается гораздо чаще, чем пляски на солее храма Христа Спасителя. Более того, если бы судья назначила какое-то менее серьезное наказание в виде, например, штрафа или несколь­ких месяцев лишения свободы, за которые было бы зачтено пре­бывание девушек в СИЗО, это могло еще больше подогреть горя­чие головы.

Но должен ли судья руковод­ствоваться принципами полити­ческой целесообразности или это откровенный произвол? Очевид­но, что такие споры будут идти до тех пор, пока закон сохранит­ся в нынешнем, допускающем самые вольные трактовки виде.

— В уголовном праве Австрии или Германии есть статьи, по ко­торым Pussy Riot могли бы поса­дить, — напоминает Михаил Барщевский. — Это неуважитель­ное отношение к религии и ху­лиганские действия в церкви. У нас в стране таких статей нет.

Возможно, если бы они были приняты, то всей этой истории не было бы в принципе. Пока же значительная часть юридическо­го сообщества вслед за извест­ным адвокатом Генри Резником повторяет, что «этот приговор сам по себе преступление».

При участии Андрея Веселова.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Ван Юй Ирина 1 сентября 2012
Почему член на Литейном заслужил премию, а акция Пусей - 2года колонии? Защищать ФСБшников не комильфо, а на защите ЗАОРПЦ можно оторваться со всей силой "праведного святого гнева", что ли?))
Народ сам эпатажную выходку девчонок превратил в повод поупражняться в метании камней, тем самым сделав из них мучениц. Ну и заодно продемонстрировав, что тысяча лет христианского пиара в России прошли даром... все заповеди Христа попраны в данной истории.
Yandex spot10 31 августа 2012
Узницы совести? Ой, не смешите... Три откровенно глупых истероидных дуры. Считаю, что все справедливо. Если не наказать, завтра сядут испражняться прилюдно у вечного огня или станут "любить" друг дружку метровыми дилдо перед окнами детсада с воплями о свободе.
Зарипов Антон 29 августа 2012
Здравствуйте. В который раз читаю статью в вашем журнале о деле “PussyRiot”. Я считаю, что не стоит их оправдывать. За каждый поступок человек должен нести ответственность. По демократическим критериям за такой поступок 2 года лишения свободы это слишком. Да у них есть дети, но чему могут научить такие матери? Оскорблять чувства верующих? Для того,чтобы высказать свое мнение и позицию,есть много других способов. Нет ничего невозможного для человека с интелектом. Я ничего не имею против свободы слова и и свободы действий, но пусть эти свободы будут у тех людей, которые могут правильно ими распоряжаться. Ведь это уже не демократия, а охлократия. Если они считают, что поступили правильно, то считаю, что наша никчемная и неразборчивая судебная система вынесла мягкий приговор. Государство наделено высшей нравственной добродетелью — справедливостью. Безнаказанность( или смягчение приговора) , отсутствие уважения к окружающим и безнравственность приводят к последствиям необратимым - к чувству вседозволенности. У нас в России проблемы с воспитанием и хорошими манерами?
Komarov Vladimir 28 августа 2012
А вот тема изнасилования существующих законов рашковым судом в самой извращённой форме как то не раскрыта. . .
В первую очередь прямое нарушение законов, которые требуют неустранимые сомнения однозначно толковать В ПОЛЬЗУ обвиняемых. Если есть противоречащие экспертизы - следует выявить правильную и выяснить причины появления неправильных. Если жто невозможно - принимать во внимание ТОЛЬУО ТУ, которая полезна подсудимым.

И особенно применение в качестве доказательства ролика неясного происхождения с явными признаками монтажа. Каковой в любом приличном суде признали бы подлогом и вынесли наказание за сам факт предъявы такого фуфла . . . А вот каково было бы рвение оборотней в погонах и мантиях после появления в сети ролика с немного на бандита и героя рашки кадырова похожей фигурой в "балаклаве". Которая беседует с фигурой, похожей на митьку табачного в прикиде патриарха всея ЗАО РПЦм. На тему делёжки благодарности от педофила путина за поставку свежих мальчиков из церковного хора. . .
И кому бы влепили по результатам суда 10 лет без права переписки . . .
Крымский Иван 27 августа 2012
Зачем мы из месяца в месяц обсуждаем совершенно понятную ситуацию? Грубое нарушение общественного порядка было? Было. Выражало явное неуважение к обществу? Выражало. Совершено по мотивам политической вражды? Совершено. Всё в соответствии с законом. Почему известные адвокаты и общественные деятели называют это беззаконием? Может дело в том, что они противники Путина? Что ж, это похвально, но не отменяет необходимости быть объективным.
Komarov Vladimir 28 августа 2012
Крымский Иван: Тока оборотни в мантиях и погонах отрицают Ваше утверждение об наличии политической вражды . . .
Иногда лучше жевать . . Или почитать исходник перед ответом . . .
Свинцицкий Борис 23 августа 2012
Очень странная статья для "РР". Обычно подобные излияния сопровождаются редакторским
комментарием, при его отсутствии можно считать, что высказанная точка зрения совпадает
с точкой зрения редколлегии.
Первое,что режет глаз - вступление. Вот цитата: "Хамовнический суд Москвы приговорил участниц [панк] группы Pussy Riot
к двум годам лишения свободы. Девушкам инкриминировано ...". Никакие они не девушки, и никакая это не панк-группа.
Панк-группы дают концерты, выпускают альбомы, панки играют, даже если не умеют, на музыкальных инструментах. Пишите
правду - провокаторы, ибо их "панк-молебен" суть хорошо продуманная провокация, цель которой - выставить в худшем свете
нашу церковь, наше государство, нашу страну, всех нас. Именно поэтому две "девушки" молодые матери - можно кричать:
"какое плохое государство, оставляет детей без родителей". На мой взгляд наличие детей не смягчает, а усугубляет вину
подсудимых.
Второе - психолингвистическая экспертиза. Для того,чтобы определить, оскорблены ли религиозные чувства верующих, надо
обращаться не к экспертам психологам, а к верующим. Как верующий могу сказать - да, оскорблены. Авторы статьи лезут в
юридические дебри, забывая, что у адвокатов одна цель - оправдание подсудимых. Цель правосудия - наказание виновных.
Идеальным наказанием была бы прилюдная порка провокаторш на лобном месте Красной площади, но современное европейское
государство, коим безусловно является Российская Федерация, не может себе этого позволить. Поэтому приговор совершенно
правильный - небольшой, но настоящий срок. Жаль не добрались до организаторов, вот их нужно изолировать надолго.
Подобные статьи - это именно то, чего ждали организаторы провокации. Пожалуйста,не пишите и не читайте таких статей!
Лукин Алексей 22 августа 2012
Автору бы посоветовал прочитать статью из "Эксперта" на тему приговора. Кантор вроде написал.
Гиляров Михаил 22 августа 2012
Уважаемый Никита! Проблема в том, что у нас с Вами могут быть разные святыни. И мне не очень понятно, почему Вы отождествляете свои святыни с интересами России? Большевики вполне на эти святыни покушались и ничего не исчез народ. Т. е. Не в святынях дело
Булатов Никита 22 августа 2012
Михаил, допускаю. Но в таком случае позволю себе задать встречный вопрос: если храмы, воздвигнутые в честь побед русского оружия; крупнейшие музеи; памятники литературным классикам, полководцам и т.д. - не есть святыни, что же тогда национальными святынями является?

Понимаете, большевики шли своим путём к достижению благополучия России. И путь тот разумеется не уживался с действующим порядком, поэтому были приняты... соответствующие меры. Но большевики и их последователи скорее желали блага, они дали очень многое России и её народу. Чего не скажешь о работодателях этих девиц. Думаете, они грезят о процветающей России? Сильной и неделимой.
Komarov Vladimir 28 августа 2012
Булатов Никита: А насколько там святой автосервис то???
И почему святые детали заменили на списки причастных господ???
Булатов Никита 22 августа 2012
Солженицын, Сахаров... "Взволнованные Вагины" - всё в один ряд, да? "Вагины" называть узниками совести - это сильно. Может, стоит ещё раз обдумать заголовок стать?
Что же касается приговора, то считаю его справедливым. Если мы претендуем на звание здорового общества, то должны уметь и противостоять любой заразе, нас уязвляющей. А если станем безучастно смотреть, как оскверняют наши святыни, как на памятники гениев натягивают тряпьё с прорезями и ничего с этим не пожелаем делать, стыдливо прикрывшись "европейскими нормами" и "принципами гражданского общества", то весьма скоро исчезнем как народ. Закон юридический не свят, закон юридический юристами написан. И в споре с юристами я не прослыву компетентным оппонентом. Но что касается политической стороны процесса, то врезав по пушечному мясу в лице этих девок, власть дала отпор и их покровителям, действующим явно не в интересах России. За такую власть я готов голосовать и впредь.
Кузнецов Антон 21 августа 2012
"Между тем едва ли не самая драматичная черта этого процесса в том, что в строгом соответствии с действующим российским законодательством судья имела веские основания вынести именно тот приговор, который она в итоге и вынесла: на руках у нее заключение экспертов, в котором черным по белому сказано, что религиозная ненависть в словах и действиях девушек присутствовала." Не понимаю, почему драматическая? Справедливость восторжествовала. Или вы сочувствуете преступникам. А всем или в частости? Может УК отменить?
anisimov andrey 22 августа 2012
Кузнецов Антон: Мне кажется Вы путаете понятие "справедливость" с понятием "соответствует законодательству".
Соответствовать может что угодно, чему угодно и это ничего не скажет о справедливости.
Два года общего режима это больше чем иногда дают людям за непреднамеренное убийство....как-то сравнения не получается,даже учитывая все обстоятельства.
Гиляров Михаил 21 августа 2012
Мне кажется, что принятая во внимание экспертиза была откровенно тенденциозной. Люди исходно декларировали свою ангажированность, называя себя "православными филологами". Думаю, что при нормальном судопроизводстве защита могла бы легко доказать предвзятость экспертов. Что касается будущих судов над нацистами, которые бы при мягком приговоре стали бы более дерзкими, то право у нас не прецедентное.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение