--

Заровнять поскорее?

26 августа, Санкт-Петербург. По примеру московских властей, игнорирующих несанкционированный снос исторических зданий в самом центре города, в воскресенье в Северной столице власти также «не смогли» воспрепятствовать внезапному уничтожению дома купца Рогова 1833-го года постройки, правовая основа сноса до сих пор остается неясной

Дом № 17/3, литера А в Щербаковом переулке, более известный как дом Рогова, за прошедшее десятилетие дважды вносился и дважды исключался из списка вновь выявленных объектов культурного наследия. Последнее решение об исключении было принято в июле этого года. Экспертиза, ставшая основанием для этого, а также соблюдение всех необходимых для такого решения процедур, ставится градозащитниками Петербурга под сомнение, но дело даже не в этом. Служба государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга в день сноса дома официально, в присутствии главы Центрального района Марии Щербаковой предъявила представителям компаний ООО «Спрингл» и ООО «Вектор», производивших снос, предписание о приостановке работ. Представители указанных компаний отказались расписываться в получении предписания и фактически демонстративно проигнорировали его, доведя снос до конца. Работы велись в выходной день, вопреки распоряжению мэра Санкт-Петербурга Г. Полтавченко, ещё прошлой осенью запретившего производить снос зданий в выходные дни, и шире – вообще снос в историческом центре города.

Артём Чернов
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

28 августа 2012
размер текста: aaa

Об этом говорится в заявлении на официальном сайте Службы государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга. Возникает вопрос, почему возможна ситуация, когда частный застройщик безнаказанно игнорирует предписания госорганов?

На сайте петербургской интернет-газеты "Карповка.нет" знаменитый кинорежиссер Александр Сокуров прокомментировал ситуацию так: «Дом снесен на наших глазах. Никаких документов, разрешающих снос, нам не предоставили: ни депутату законодательного собрания Борису Вишневскому, ни федеральному инспектору Петербурга Виктору Миненко, ни мне. Мы стояли, протестовали, требовали приостановить – не помогло». В понедельник депутат Борис Вишневский получил возможность ознакомиться с теми документами, которые в оправдание своих действий представил в Госстройнадзор представитель застройщика. Вишневский пришел к выводу, что "никаких разрешений там нет"

По свидетельству активистки питерского движения "Живой город" Натальи Сивохиной, в воскресенье на месте сноса дома Рогова успели побывать, но как бы неофициально, и представители прокуратуры, и полицейские чины. На ход работ, правовая основа которых до сих пор неясна, их визиты никак не повлияли.

«Дом Рогова» расположен на территории действия режима ЗРЗ 1, согласно которому снос (демонтаж) исторических зданий, строений, сооружений допустим только в случае невозможности ликвидации аварийности, говорится в заявлении на сайте Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников Санкт-Петербурга. Однако Наталья Сивохина и многочисленные свидетели сноса, включая журналистов, утверждают, что на деле работы по сносу проводились явно без боязни неконтролируемых обрушений фасада как бы «аварийного» здания. Кирпичи летели через низкий забор и узкий тротуар на проезжую часть. Далеко не сразу полиция все же перекрыла для движения крайнюю правую полосу – не более. Если бы, как утверждает застройщик, «здание могло сложиться на голову», и угроза падения трехэтажного фасада была реальностью – улицу необходимо было бы перекрывать, очевидно, гораздо серьезнее.

Если же попробовать выяснить, как и кто довел (если действительно довел) дом Рогова до состояния «невозможности ликвидации аварийности», откроется знакомая каждому культурному москвичу картина «лужковского подхода». «В 2010 году собственник уже попытался самовольно снести здание, за что был оштрафован, после чего было принято решение о проведении работ по консервации здания. Видимо, они не были проведены на должном уровне, а чиновники не проконтролировали этот процесс, что привело к тому, что здание признано аварийным и подлежит сносу», – пояснил ситуацию управляющий директор ГК «Крашмаш» Александр Васильев корреспонденту РБК Daily.

«Борьба за это здание велась несколько лет. Вроде бы было достигнуто понимание, проведены противоаварийные работы. И вдруг в выходной неожиданно появляется альтернативная экспертиза, и здание сносят. Конечно, это вызывает возмущение, – резюмирует ситуацию для РБК координатор движения «Живой город» Юлия Минутина. – По факту то тут, то там в центре города сносятся исторические здания, а городская администрация не в состоянии на это реагировать и наказать застройщиков. Это вдохновляет следующих на повторение этих действий».

В сыром климате Санкт-Петербурга должна работать ещё эффективнее старая московская практика, когда приглянувшемуся застройщику зданию дают «отстояться» несколько лет с выбитыми окнами, раскрытыми для бомжей дверями и протекающей крышей, а консервационные работы сводятся к обтягиванию фасада зеленой сеткой. Вожделенная «необратимая аварийность» при таком подходе к делу достигается в реальные сроки, пара-тройка лет – и очередной старый дом, будь он даже «объект наследия», можно «законно» пускать под бульдозер.

Раз за разом при старых и новых городских властях в обеих столицах повторяется одно и то же: если застройщик начинает явно сомнительный с точки зрения закона снос исторического здания в черте старого города, в критический момент, когда власть, по закону, должна громко сказать: «Стоп! Давайте сначала разберемся!», – она просто молчит. Не только не препятствует доведению зданий до «необратимой аварийности», но и просто демонстративно утверждает презумпцию невиновности того, кто опять суетливо сносит. «Раз сносит, значит право имеет, надо ему», – как иначе можно понимать молчание и бездействие всех властных структур до того момента, пока не треснет под гусеницей последний кирпич очередного «дома Мельгунова»? «Ах, он не имел права? Упс. Какой наглец. Да, досадно вышло», – не стесняются в глаза говорить градозащитникам чиновники на следующий день после окончания ещё одного «демонтажа». И ничего, кроме, может быть, символического штрафа, нарушивший закон застройщик не теряет. Ему все можно.

И вроде бы всем все понятно, историческую городскую среду старых российских городов неумолимо перемалывает тупая «экономическая целесообразность ». Реставрировать старое дороже, чем строить новое, вот и все. И городская власть, при всей чистоте декларируемых на бумаге благих намерений, неизменно прогибается под давлением реальных денег, выгод, делает для «хороших людей» одно исключение из собственных правил за другим... 

А вот, например, те, кто бывал в городе Варшаве, не могли обойтись без прогулки по узким улочкам её «старого города». Как известно из учебников истории и архивных фото, фашисты, отступая, в буквальном смысле сровняли с землей всю Варшаву, оставив от настоящего старого города только расколотый гусеницами танков кирпич. Они планомерно заровняли практически всё городское пространство, это вовсе не преувеличение, это факт. Получилась просто мечта застройщика. А упрямые и гордые поляки взяли да и выстроили точную копию своего любимого старого города заново, квартал за кварталом, скрупулезно, не жалея денег и сил в скупые послевоенные годы. Много десятилетий с тех пор не на бумаге, не в декларациях, а на самом деле, по-честному они не ведут в его черте  нового строительства, бережно храня однажды потерянную, и поэтому очень дорогую для них, старую городскую среду, свое национальное достояние. Исторический центр Варшавы включён в список Всемирного наследия как идеальный образец доскональной реставрации уничтоженного исторического наследия. И все же до сих пор можно услышать от старого варшавянина горестное: «Но это же просто декорация, это не то, что было...»

Ощущение национальной утраты, уязвленная гордость и гнев на разрушителей живы у варшавян до сих пор. Те, на кого они гневаются, были оккупантами. Фашистами. В Москву и Санкт-Петербург немецкие танки не доехали – гордо говорит нам учебник истории. Но крепкие кирпичи наших старых городов продолжают хрустеть под гусеницами. Все громче.

И, видимо, как ни крути, а вопросы «сносить или не сносить», «мухлевать с документами и экспертизами или не мухлевать», «молчать или сказать стоп» в гораздо большей мере имеют отношение к национальному самоуважению, гордости и культуре, чем к экономической необходимости.

P.S. Кинорежиссер Александр Сокуров после увиденного в воскресенье обратился к петербуржцам с весьма эмоциональным открытым письмом, которое завершается следующими словами: «Петербург не вечен. Его может и не быть».

 

См. также:

Снести Арбат?. Фото дня

Опасность для дома Константина Мельникова. Фото дня

Реконструкция со сносом. Фото дня

Архитектура - дура. Репортаж

"Циничная и подлая история". Фото дня

Кто победил в битве при Кадашах? Актуально

Ломать и строить. От редактора

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение