--

РР для «РР»

Как «Русский репортер» пиво варил

Давным-давно, лет пять тому назад, когда мы придумывали слоган для первой рекламной кампании нашего журнала, кто-то предложил такой: «Если бы “Русский репортер” варил пиво, это, возможно, было бы лучшее пиво в мире». Поскольку это была прямая пародия на рекламу известного пивного бренда, идею отклонили. Но осадок остался.

Владимир Шпак
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

3 сентября 2012, №35 (264)
размер текста: aaa

Пять лет спустя мы таки получили возможность сварить пиво. Помогать нам в этом взялась пивоваренная компания «Балтика», которая совсем недавно начала практиковать подобные мероприятия. Собственно, до нас в экспериментальной лаборатории «Балтики» пиво варили несколько известных пивоваров и королева Дании Маргрете II. Так что во многом процесс совместного пивоварения был новинкой не только для нас, но и для компании.

Тем более что пиво варить мы решили не абы какое, а по-настоящему русское. Народное. А какой продукт наиболее популярен в российской кухне? После шашлыка, разумеется. Конечно, картошка. Вот так и созрела идея сварить картофельный портер. Тем более что и названия сходятся: Potato Porter = PP.

В самый последний момент по предложению главного «балтийского» экспериментатора Анатолия Иванова в картошечку решили добавить укропу — ну уж чтобы совсем было готовое аутентичное блюдо.

И вот 24 июня мы отправились в Санкт-Петербург на пивзавод — свое пиво необходимо варить своими руками. Точнее, моими руками.
 

Справка РР

Из чего делается картофельный портер

Очищенная вода, ячменный солод трех типов — светлый, карамельный и жженый, картофель, хмель сортов Perle и Sapphire, укроп, дрожжи

 

1. Картошка в мундире для пива не годится. Ее надо сначала почистить, причем не абы как, а тщательно вырезая глазки и вообще все постороннее. Да и картошка должна быть не простая, а непременно органическая. Нитратные удобрения не только плохо влияют на пищеварение, но и мешают правильному брожению напитка. Сама процедура чистки картофеля почему-то заставила вспоминать об армии даже тех, кто там никогда не был.

 

2. Картошку надо потереть. Процесс этот гораздо менее интеллектуальный, чем чистка, поэтому позволяет поговорить о том о сем. Пока я перетираю продукт, руководитель всего нашего мероприятия Юрий Катунин делится сакральными знаниями:

— Вообще-то картофельное пиво было популярно еще в XIX веке. Варили его в разных землях Германии до тех пор, пока баварские пивовары не добились распространения на страну закона о чистоте пива, запрещавшего добавлять в напиток что-либо, кроме хмеля и солода.

 

3. Прежде чем начать процесс, как в любой кулинарии, необходимо засыпать ингредиенты.

Светлый солод засыпается мешками, а вот карамельного и жженого, которые как раз и делают портер портером, надо немного. Если понюхать, что я и делаю, пахнет солод чем-то сладко-горьким и немного полем.

Пока я нюхаю солод, Юрий Катунин (на первом плане) продолжает просвещать меня по пивной части.

 

4. — До революции в России тоже варили картофельное пиво, но при советской власти пивное разнообразие не поощрялось, так что про картофельное пиво потихоньку забыли, — говорит Катунин.

Он знаток пивной истории. Даже рассказывая о первобытных людях, он не преминул заметить, что на первых земледельческих стоянках находят ячмень, а не пшеницу. Некоторые исследователи на этом основании утверждают, что земледелием люди как раз и занялись от любви к пиву.

 

5. После того как в котлы засыпали солод, приходит черед картофеля. Вообще засыпать продукты надо очень аккуратно и тщательно размешивать.

— Чтобы комочков не было, — объясняет мне Анатолий Иванов, и я тут же вспоминаю маму, которая так же заставляла меня до посинения мешать манную кашу — «чтобы не было комочков».

После того как картошка засыпана, котел закрывается. Хмель мы грузим чуть позже и в другой котел, он вступит в действие на следующем этапе приготовления пива.

 

6. Как, кстати сказать, и укроп — его, по словам Анатолия Иванова, добавляют в самом конце процесса как приправу в борщ или уху: чтобы она дала аромат, но не сильно повлияла на вкус.

Весь процесс варки пива мне объясняют на пальцах возле компьютера, который следит за процессом. Я не буду пересказывать: это можно почитать на специальных сайтах любителей-пивоваров, которых, кстати, у нас в стране на удивление много. У них, конечно, нет такого оборудования, как у «Балтики», зато много креатива.

 

7. Процесс запущен, и мы покидаем экспериментальную пивоварню. Между тем пока даже сами пивовары не знают, каким будет наше пиво. То есть темным точно, но вот будут его фильтровать или нет, сколько в нем будет градусов и сколько вообще его будет, неизвестно пока никому. Это эксперимент. Тем более что пиво, произведенное здесь, продавать нельзя.

Зато именно здесь отрабатываются новые сорта. Может быть даже, пиво «РР» станет новым брендом «Балтики».

Почему нет? — говорит Катунин.

 

8. Чуть больше месяца спустя, 27 августа, я снова на «Балтике». Пиво готово, и теперь мне предстоит поработать разливальщиком, наклейщиком этикеток и, что самое приятное, дегустатором.

Ручным розливом надо руководить при помощи специального компьютера. Там много разных кнопок, но меня научили пользоваться двумя. Нажимаешь Start, и процесс розлива начинается, нажимаешь Stop — окончен. Для чего нужны остальные кнопки, мне даже говорить не стали.

 

9. Значит так, как разливают пиво? Сначала ставишь бутылку в паз. Потом нажимаешь кнопку Start. При этом над нижней синей хреновиной загорается красная лампочка. Значит, нужно повернуть красный вентиль. Это очень важно, потому что он открывает клапан, через который в бутылку поступает углекислота. Она вытесняет кислород, от которого пиво прокисает. В свою очередь углекислота вытесняется пивом. Когда процесс закончен, над верхней синей хреновиной загорается другая лампочка — значит, надо повернуть вентиль обратно.

 

10. Квалификация наливальщика определяется уровнем налитого пива: процесс должен остановиться, когда бутылка наполнилась до середины горлышка. У меня не очень получилось, поэтому меня переставили на купорку. Это очень простой процесс: нужно взять пинцетом крышечку, надеть ее на бутылку и нажать на рычаг. Кстати сказать, крышечки лежат в семидесятиградусном спирте. По словам Иванова, именно такая крепость наиболее вредна для бактерий.

 

11. Вот, собственно, почти все и готово. Пиво разлито, закупорено и отправлено в ящики. Срок хранения у нашего портера — полгода.

— На самом деле даже больше, — говорит Иванов, — просто мы гарантируем, что за полгода вкус пива ничуть не изменится.

— А советское пиво хранилось всего три дня, — говорю я.

Ну, это совсем не потому, что там были другие технологии. Просто тогда не было возможности обеспечить стерильность бутылки, разливного оборудования и пробки.

 

12. Это еще не дегустация. Это когда я закупоривал бутылки, то нечаянно уронил одну крышечку. Но быстро поднял и закрыл ей бутылку. Иванов с Катуниным ее забраковали, потому что на крышку могли попасть всякие микроорганизмы, и пиво бы прокисло. Я было предложил сохранить эту бутылку как пиво с сюрпризом. Ну, чтобы кому-то из гостей на юбилее «РР» досталось пиво советского образца. Но на «Балтике» борются за качество, поэтому эксперимент запретили. Зато мы эту бутылку выпили. Мне понравилось.

 

13. Всего в итоге у нас получилось 300 бутылок отменного картофельного портера. Каждая бутылка пронумерована мною собственноручно, так что уже в Питере наше пиво превратилось в раритет.

— Жалко только, что его нельзя хранить вечно.

— Для этого оно не слишком крепкое, — говорит Катунин. — Пиво крепче десяти градусов можно хранить годами, и от этого у него вкус только улучшается, как у хорошего вина.

 

14. А знаете, какое самое крепкое пиво? — спрашивает Катунин

— Градусов двадцать. 

— Пятьдесят семь. Его делают в Шотландии маленькими партиями. Каждая бутылка пронумерована.

— Как у нас.

Наклеивание этикеток — не такой простой процесс, как кажется. Этикетку надо аккуратно приложить к шву на бутылке и ровненько обернуть вокруг нее. У меня и ассистировавших мне Катунина и Иванова получалось кривенько. Зато это настоящий хенд-мейд — когда каждый предмет отличается от другого.

 

15. Все, процесс завершен. На переднем плане как раз Анатолий Иванов, про которого я много рассказывал в предыдущих сериях. Мы сделали настоящий высококачественный портер.

Пока мы с Ивановым расставляем бутылки, Катунин продолжает:

— До революции портер в России очень любили, для его распития существовали специальные портерные заведения. Они считались местами для людей, так сказать, свободных духом — ну, как «Жан-Жак» сегодня. Собственно, поэтому советская власть их сразу и прикрыла.

 

16. Вот такое пиво у нас получилось в итоге. Конечно, в пиве главное не внешний вид, а вкус. Как дегустатор хотел бы отметить легкую горчинку, напоминающую о печенной на костре картошке, и приятное укропное послевкусие… Впрочем, те, кто попал на юбилейную среду «РР», уже сами попробовали наше пиво. А те, кто не попал, не попробуют уже никогда.

Но по крайней мере они могут купить наш журнал и насладиться чтением.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Google mikl.yakupov@gmail.com 10 сентября 2012
Имел удовольствие посетить вас и отведать чудесного картофельного портера. Подтверждаю, вкус у него отменный!
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение