Как завоевать мир

поделиться:
11 сентября 2012, №36 (265)
размер текста: aaa

Первое, что появилось в разрушенном войной Ираке, — это мобильные телефоны. Этот рынок растет как трава, даже когда все остальное буквально в разрухе: уже в 2004 году иракцы покупали мобильники десятками тысяч, в 2005–2006-м — миллионами, а сейчас, как почти везде в мире, мобильные телефоны или смартфоны там есть почти у каждого.

В современном мире войны могут начинаться из-за конфликтов на «старых» рынках — вооружений, нефти, атомных технологий, но заканчиваются они на рынке гаджетов. Только что были бомбежки, отключение электричества и всякой связи — и вот уже у всех мобильники и доступ в интернет. Римская империя на завоеванных землях строила дороги и бани, обозначая утверждение на них цивилизации. Теперь таким признаком является наличие современной связи. Модель смартфона или тип интернет-поисковика символически обозначат страну-метрополию, центр мира для потребителя в любой стране.

За последние 20 лет традиционные отрасли промышленности в мире растут медленно или стагнируют, в то время как рынок связи вырос в четыре раза. Это и есть «мир современности» со своими империалистическими войнами, исход которых определяет место конкретной страны и культуры в современном разделении труда и, соответственно, их шансы на будущее.

Войны транснациональных корпораций за мировое господство (Подробнее: «На фронтах великой технологической») не новость, но в нынешнем историческом этапе есть некоторые уникальные черты. Во-первых, основные механизмы инноваций и технологического развития уходят из сферы преимущественно государственного и военного заказа в корпорации, работающие на рынке массового потребления. Во-вторых, в эту войну всерьез вступил третий мир — Samsung тому пример (Япония в 50–60-х все-таки не воспринималась как третий мир, быстро выдвигаясь в технологические лидеры капитализма и ключевые союзники США). В-третьих, все это происходит в момент передела мира, на пороге как возможной новой технологической волны, так и возникновения нового баланса сил.

Борьба за авторское право, патенты и суды — это то же самое, что движение за нераспространение ядерных технологий, то есть попытка технологических лидеров защитить свою монополию. Здесь не стоит ждать честных правил игры и какой-то удобной для всех конкурентной среды. Во все времена одни скрывали технологические инновации, другие их заимствовали. На рынке связи специфика еще и в том, что заимствования происходят легко (легче, чем на рынке ВПК и той же атомной промышленности), реальной инновацией стало создание гаджета, массового товара, меняющего образ жизни, а не создание нового научно-технологического качества. И когда Apple пытается патентовать закругленные квадратики (потому что активный экран и прочие технологии заведомо принадлежат не им или не только им), то это точно выглядит как война за право сильного, а не за справедливость.

Американские корпорации выросли на почве инноваций ВПК и университетской науки, азиатские — на «воровстве» с дальнейшим вложением в корпоративную науку: можно и так и так. В России где-то есть и «почва», а где-то нужно прямо заимствовать и воровать. Главное — создание лидерских компаний возможно, даже если кажется, что все монополизировано и все защищено крупными странами и страшными патентами. Нужно сделать отнюдь не невозможную вещь: оказаться если и не первыми, то хотя бы вторыми в какой-то рыночной нише, то есть сделать то, что до нас делали корпорации из многих стран с совершенно разными уровнями развития.

Второй урок из этой истории таков: чтобы создавать корпорации-лидеры, надо, чтобы для таких попыток были дешевые деньги. В США они есть в форме развитых фондовых и прочих финансовых рынков, позволяющих быстро делать из забавных стартапов типа Facebook бизнесы мирового уровня. В Азии это происходит в крупнейших частных корпорациях типа тех же корейских чеболей, которые имеют доступ к дешевым государственным деньгам. В России, увы, источника дешевых денег нет. Кое-какие ресурсы, и то недостаточные, есть лишь у госкорпораций, которые имеют шанс на успех на старых рынках — в атомной отрасли или ВПК, но новые рынки не откроют и не завоюют. Уникальный и стойкий Яндекс, который «не продался» ни государству, ни Google, вышел на IPO, конечно же, в США.

B-третьих, надо понимать, что развитие рынков связи не вечно и сменится какой-то другой технологической волной. И к этому моменту неплохо бы иметь: источник собственно инноваций (науку и инженерию или умение быстро заимствовать), механизм рыночных стартапов типа сколковского, адаптирующий изобретения в рыночный продукт, и источник дешевых денег для создания корпораций-лидеров. И если первое у нас еще как-то есть (но мало), то второе есть штучно, а третьего нету совсем.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение