--

Дело Зелениной: Наркоконтроль против ученых

Научная экспертиза обернулась камерой СИЗО

15 августа 2012 года заведующая химико-аналитической лабораторией Пензенского НИИ сельского хозяйства Ольга Зеленина была задержана в своей квартире московскими сотрудниками ФСКН, вывезена в столицу и с тех пор находится под стражей. 20 августа судья Зюзинского районного суда города Москвы Елена Петрова санкционировала арест Зелениной до 15 октября 2012 года. Спустя несколько дней ученому было предъявлено обвинение в пособничестве в покушении на контрабанду наркотических средств.

Дмитрий Ермольцев поделиться:
24 сентября 2012, №38 (267)
размер текста: aaa

По версии следствия через Брянскую таможню в составе 42-тонного груза пищевого мака в страну намеренно пытались ввезти маковую солому, пригодную для изготовления наркотиков. В 2011 году фигурант дела Сергей Шилов обратился к Ольге Зелениной, как к известному ученому и специалисту по пищевому маку, с просьбой дать экспертное заключение. Зеленина не поддержала линию обвинения: по ее мнению, обнаруженную маковую солому технически невозможно отделить от семян, из чего следует, что попытки контрабанды наркотического сырья не было. 10 августа 2012 года дело о контрабанде было передано из Брянска в Москву, а уже 15-го за Зелениной пришли.

Вероятно, арест пензенского химика прошел бы незамеченным, если бы не ее профессиональные контакты с московскими учеными, привлекшими к делу внимание общества. Существенную роль в мобилизации научного сообщества и медиа сыграла лингвист Ирина Левонтина, ранее встречавшаяся с Зелениной на заседаниях Общественной палаты. Левонтина, неоднократно выступавшая в качестве судебного эксперта, комментирует претензии Наркоконтроля к Зелениной следующим образом: «По этой неубиваемой логике можно обвинить любого специалиста, который даст заключение, не устраивающее следствие. И легко ли будет адвокату найти специалиста, который согласится провести исследование, если за добросовестное заключение можно сесть в тюрьму? То есть такая практика уничтожит на корню сам институт независимой экспертизы».

Таким образом, дело Зелениной затронуло все российское научное сообщество, и реакция сотен ученых, подписавших обращение в защиту коллеги, можно рассматривать как естественную профессиональную самооборону. Спустя месяц с лишним после ареста дело Зелениной получило большой резонанс. На него обратили внимание российские и зарубежные СМИ вплоть до журнала Nature. В поддержку Зелениной выступили члены Общественной палаты и Общественного совета при Министерстве образования и науки. Российский Союз солидарности с политзаключенными признал Зеленину политзаключенной. Омбудсмен Владимир Лукин и несколько известных ученых выступили поручителями, поддержав ходатайство защиты об освобождении обвиняемой из-под стражи.

Коллегия Мосгорсуда рассмотрела ходатайство 24 сентября. Адвокат Наталья Андреева ссылалась на слабое здоровье и безупречную профессиональную репутацию своей подзащитной, ее поддержку научным сообществом, членами Общественной палаты и на поручительство. К радостному изумлению адвоката суд отменил решение своих зюзинских коллег об аресте Зелениной до 15 октября и, оставив ее под стражей до 26 сентября, предписал все тому же Зюзинскому суду повторно рассмотреть дело в новом составе.

После того как судебное постановление было оглашено, по залу прокатился вздох облегчения. Реакция защиты и сочувствующих показательна: люди, полностью убежденные в невиновности Ольги Зелениной, пытались передать судьям цветы — добросовестное выполнение судейскими профессиональных обязанностей воспринимается у нас как нравственный выбор.

В глубине души и адвокат, и пришедшие на заседание гражданские активисты были почти уверены, что суд оставит больную и явно измученную женщину за решеткой, несмотря на 83-летнюю мать, внуков, заступничество уважаемых коллег и явную неадекватность меры пресечения. Но вышло по-другому. Защита и поручители восприняли решение Мосгорсуда как неполную, но все же победу. И тут же сговорились идти к нотариусу, чтобы заверить подписи членов Общественной палаты: суд отказался приобщить их к делу как «не оформленные должным образом».

Дело Зелениной в очередной раз продемонстрировало лихие замашки ФСКН, незащищенность российского гражданина от произвола силовиков, необходимость общественных кампаний в случаях, когда отечественной Фемиде следует поправить повязку. И новое качество профессиональной солидарности в научной среде.

— Дело в том, что дело Зелениной совершенно ясное, и поэтому столь многие поддержали ее, — говорит один из сочувствующих. — С Сутягиным все же не так очевидно, мало ли что он продал китайцам — попробуй разбери. Ученые обычно принимают решение на основании информации, а не эмоционально. По многим неоднозначным процессам над «научниками» не вся информация была открыта. А экспертное заключение Зелениной доступно, его можно прочитать и убедиться в полной научной корректности и добросовестности. Всякому понятно, что ее арест — предельное беззаконие.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение