--

Сергей Капков: «Меня пугают люди, которые рвутся к власти»

10 самых авторитетных чиновников

поделиться:
26 сентября 2012, №38 (267)
размер текста: aaa

Сергей Капков, глава департамента культуры правительства Москвы


Он ведет себя как техничка, добравшаяся до кладовки, в которой не убирались пару десятков лет: включает свет, выкидывает хлам и выметает паутину. Может, некоторым местным жителям такой подход не по душе, но находиться в кладовке после этого становится явно приятнее. За год на посту главы департамента культуры Москвы Сергей Капков вдохнул новую жизнь в московские парки, назначил худруком Театра им. Гоголя успешного режиссера Кирилла Серебренникова, запустил выставки в подземных переходах столицы, а теперь собирается выдавать лицензии уличным музыкантам и вновь завлечь москвичей в библиотеки.


Есть город, по примеру которого вы перестраиваете культуру Москвы?

Отчасти мы смотрим на французов — они сохраняют историческое достояние, и на немецкий опыт — в Берлине умеют делать апгрейд вещей, оставшихся от советского прошлого. А нам как раз и надо в старые советские стены какого-нибудь дома культуры засунуть максимальное количество услуг, чтобы там было интересно всем.

До театров вы уже добрались, до музеев добрались, парк сделали…

Почему парк? Парки.

Хорошо, парки. Что дальше?

Во-первых, нужно ожидать новых фестивалей, мероприятий, которые выйдут из-под крыш учреждений на улицы. Я думаю также, что ожидать нужно новых смыслов в домах культуры, в библиотеках. Но далеко не все из этого делаю я. Большую часть делают агенты из вне, которых мы привлекаем.

А где вы их находите?

Это ручная работа, это надо встречаться, договариваться, уговаривать. Говорить той же Марине Лошак, что ей здесь будет интереснее работать, чем в ее частной выставочной галерее.

Вас ведь тоже Собянин уговорил перейти из депутатов Госдумы в Парк Горького. Вы почему согласились?

Во-первых, мне было интересно, я понимал масштаб задумок Сергея Семеновича. Во-вторых, мне уже в Думе надоело. Там все-таки нет личной ответственности — есть позиция фракции, позиция партии, есть внутрипартийные игры.

Кто может больше сделать — депутат Госдумы или директор городского парка?

В Госдуме человек 30–50 активных, ярких законотворцев, и только они могут сделать что-то реальное. А если человек идет работать в конкретное учреждение, то он может и сделать больше, и увидеть результат своей работы. Я вообще разочарован в политике. Политика — это всегда борьба за власть, неважно, под каким флагом.

И что в этом плохого? У вас сейчас, между прочим, достаточно власти.

Я за нее не борюсь. У меня много власти, чтобы что-то для людей сделать. А политическая борьба за места в парламенте без внятной системы ценностей меня пугает. Меня вообще пугают люди, которые рвутся к власти. Они обладают определенным набором качеств. Например, умением договариваться с собой, умением говорить не то, что думаешь, а то, что хотят услышать. Так большинство мэров западных городов поддерживают гей-риторику.

Какую риторику?

Гей, гей. У вас с телефоном нормально?

Ну…

Так вы возьмите такси и приезжайте. Хотите, я оплачу? Или хотите - я вам диктофон подарю. Я же огромными бюджетами располагаю, я могу. Как минимум, из собственного кармана.

Это же разбазаривание государственных средств!

Да я свои личные. Мне не жалко… Так вот - многие политики поддерживают любую риторику, чтобы понравиться избирателям и удержаться у власти. Городской уровень позволяет в этот соблазн с собой не входить. Не работаешь – чего бы ты красивого не говорил, никогда тебя в обществе уважать не будут и уж тем более не выберут. На популизме невозможно работать в мэрии города.

Но ведь то, что вы делаете, страшно нравится всему городу.

Потому что я делаю что-то. И многие вещи, которые делаются  в образовании или здравоохранении, тоже страшно нравятся городу. А станешь председателем комитета ГД по культуре, только и будешь языком цокать и говорить, что зритель не тот и житель не тот.

То есть, проблема в чиновниках?

Проблема в людях. И чиновники – это тоже люди. В оппозиции также - один лозунг: «Путин, уходи» - а что делать, никто не говорит.

Вам, кстати, членство в «Единой России» не мешает ходить на митинги оппозиции?

Назначая Кирилла Серебренникова худруком театра имени Гоголя, я не интересуюсь его религиозными и политическими взглядами, как и он моими. Я вообще считаю, что это неприлично.

Еще один неприличный вопрос: а на митинги «Единой России» вы ходите?

Ммм… Я был в Лужниках. Там тоже люди, тот же московский избиратель. Это иллюзия, что можно согнать 120 тысяч человек, такого административного ресурса нет ни у кого. В Москве были люди, которые добровольно приходили.

А вы по личному желанию ходили или по работе?

По личному: и на Болотную, и в Лужники. Ходил с девушкой. Девушка там осталась, а я перестал ходить на митинги. Меня невозможно заставить работать или присягать кому-то. Я так живу. Я это не ношу наверх. Если белоленточник - то либеральная сволочь, а если единорос - то жулик и вор? Я так не считаю. Приверженец одних взглядов не враг приверженцу других. Но это я могу говорить, только являясь чиновником мэрии. Поэтому я и работаю там, где мне очень нравится работать. Мэрия – она аполитична.

Мэром стать не хотите?

Нет.

Почему?

Мэр любого города – это политическая должность, а политика меня разочаровала.

А вообще о повышении думаете?

Не думаю. Если работать в других местах, ты должен иметь определенную политическую позицию – не всегда провластную, кстати. Твоя лояльность к некой политической элите там важнее твоих профессиональных качеств. А в мэрии ровно наоборот, и в этом самая важная заслуга Собянина.

Чиновников в России воспринимают как людей, которые сидят на большом мешке денег и творят непотребство. Вас же считают исключением. Как так получилось?

Так я как раз и распределяю большой бюджет, но просто веду себя достойно, я по-другому не могу, меня так воспитали… Да, я понимаю, общество так считает. Да, власть оставляет желать лучшего. Хотя я знаю много других достойных людей во власти, честное слово!

Например?

Вот в мэрии я вижу Леонида Печатникова (и.о. заместителя мэра Москвы по социальным вопросам. — «РР»), который уменьшил сумму закупок на то же самое оборудование, что закупали до него, на 52%. Человек сэкономил 12 миллиардов рублей бюджету города и горожанам! Ему не надо воровать, потому что у него есть ценностная система. И я уверен, Максиму Ликсутову (руководитель департамента транспорта правительства Москвы, который уже после этого интервю был назначен вице-мэром Москвы — «РР») не надо воровать: он пытается разгадать ребус, как бы такой город, где нет уважения ни к пешеходам, ни к автомобилистам, избавить от пробок. И пришел он именно в эту задачку поиграть. Я много таких знаю.

По поводу амбиций: если не уходить из мэрии, какой рост вы для себя видите?

Мои амбиции — сделать из всех двенадцати парков города события уровня парка Горького, сделать так, чтобы московские театры работали на уровне европейских, из библиотек сделать гостиные, где будут не только книги, но и центры дополнительного образования, интернет, базы данных. Из московских выставочных залов сделать большую сеть выставок не только современного, но и классического искусства: привезти коллекции из Эрмитажа, из Русского музея. А еще построить несколько музеев и не дать растранжирить городской бюджет, направленный на культуру, различным малопонятным учреждениям, созданным при Лужкове.

А кто транжирит бюджет? Театры?

Театры – нет, но у нас есть огромное количество концертных коллективов, чья роль непонятна, а деньги на них выделяются. Мы либо поймем, что они делают в интересах зрителей, либо предложим им зарабатывать самостоятельно.

У нас за оттепелью по традиции следует застой. Не боитесь, что, когда вы покинете пост, все ваши проекты придут в запустение?

Не боюсь. Мы же строим систему. За два года люди и поймут, как работать. Например, наши парки сейчас зарабатывают 30% от того бюджета, который на них тратит город. У нас из учреждений культуры только лучшие театры столько зарабатывают! А выйдем мы на 50%. Но для этого надо убрать коррупцию, чтобы люди вчистую платили аренду, чтобы среди них не было родстенников директоров эти парков. Наши госучреждения в этом году впервые прожили по государственному заданию: мы не просто так давали деньги: “Вас я люблю, вот вам 100 миллионов, а вас – нет, вот вам 30” - а под обязательства. Мы составляем систему, и на удивление, идеально в нее вписываются люди старой гвардии: Ленком, Современник. При этом мы, государственная культура, конкурируем с культурой частной. Я хочу, чтобы Манеж Марины Лошак был интереснее, чем Гараж Абрамовича, а ДК «Зил» - интереснее частных кружков, чтобы дети доверились туда ходить, и чтобы это было недорого и доступно.

Что вы считаете своим достижением?

То, что нам немного удалось поменять сознанием культработников Москвы и дать надежду горожанам, что в городе и в жизни можно многое исправить.

А что в Москве исправить сложнее всего?

По всем учебникам урбанистики, культурой города является и архитектура тоже. Я думаю, что надо все-таки сделать центр города пешеходным, чтобы у людей было желание ходить ногами. Но для начала нужно уговорить людей хотя бы пройти от точки А до точки Б, например, от музея фотографии в Парк Горького, или от ЦДХ на Красный Октябрь. Но это же вопрос как брусчатки, парковки и фасадов зданий, так и атмосферы города. Вот почему огромные деньги, выделенные нам по паркам, мы передали на благоустройство бульваров. Потому что бульвар – это символ Москвы, и если он будет благоустроен, то там будут и выставки, и уличные музыканты, а вам будет приятно там ходить. Но для этого там нужны лавочки, свет, туалет – и это тоже культура города. Городу нужно вернуть тактильное ощущение жизни, и это самое сложное: ногами пройти от театра в кафе, погулять с ребенком, сходить в парк - москвичи по этому соскучились. Сегодня мы приняли документ о создании штаба по комплексному благоустройству города: в нем вице-мэр по жилищно-коммунальному хозяйству Петр Бирюков, ваш покорный слуга, главный архитектор города Сергей Кузнецов и руководитель департамента капремонта Артур Кескинов. Я могу придумать, где поставить фонари, а где – уличных музыкантов. Но надо, чтобы кто-то пришел и положил нормальный бордюрный камень, хорошую плитку. Поэтому мы и делаем все вместе.


По данным ВЦИОМ

Владимир Путин
Президент России.

Профессиональная среда чиновников, безусловно, видит своим лидером Путина. В заслугу ему ставят и модернизацию здравоохранения, и увеличение расходов на национальную оборону, и помощь конкретным людям в решении их жизненных проблем (по сути, ручное управление), а также активную внешнюю политику, которая, по мнению респондентов, способствует укреплению позиций России на мировой арене.

 

Сергей Лавров
Министр иностранных дел.

Его попадание сразу на второе место в рейтинге — следствие активной внешней политики России. Во многом благодаря этому Сергей Лавров сегодня один из самых деятельных и заметных российских чиновников. Из событий ­последнего года нельзя не отметить успехи российской дипломатии в предотвращении международной интервенции в Сирию.

 

Игорь Шувалов
Первый заместитель председателя правительства России.

Едва ли не ключевая фигура нынешнего кабинета министров: именно Шувалов во многом определяет стратегию экономического развития страны. В прошедшем году, кроме того, отметился неординарным для российского чиновника ходом — передал все активы своей семьи в управление по принципу «слепого траста», чтобы опроверг­нуть обвинение в лоббизме и конфликте интересов.

 

Дмитрий Медведев
Председатель правительства России.

Добился определенных результатов, стремясь опровергнуть прогнозы о том, что он будет лишь «техническим» премьером при пре­зиденте Путине. Его ­команда пытается выстраивать собственную стратегию развития экономики и ее отдельных секторов, в частности энергетики. С его уходом с поста президента не изменился курс на модернизацию экономики, не зачахли, хотя и «потеряли в весе», знаковые проекты вроде «Сколково».

 

Эльвира Набиуллина
Помощник президента России.

Одна из немногих российских управленцев, последовательно и небез­успешно отстаивающих политику усиления экономического роста, а также противостоящих увеличению налоговой нагрузки на бизнес. Респонденты отмечали эту сторону ее деятельности, а также «внедрение системы оценки регулирующего воздействия норматив­­но-право­­вых актов» и реализацию административной реформы.


Опрос «РР»

Игорь Артемьев
Руководитель Федеральной антимонопольной службы.

Беспощадно, хотя и с очень переменным успехом, борется с врагами свободной конкуренции. Ведомство возбуждает в год около 12 тысяч дел о нарушении антимонопольного законодательства, и нефтяники за ценовые сговоры уже заплатили около 20 млрд рублей штрафов. И кто еще из российских чиновников наберется смелости назвать «Газпром» «крайне неэффективной компанией»?..


Сергей Капков
Глава департамента культуры правительства Москвы.

В марте прошлого года променял мандат депутата Госдумы на пост директора московского ЦПКО им. Горького. Под впечатлением ­изменений, которые произошли с парком за короткий период, Сергей Собянин назначил Капкова ответственным за развитие всей московской культуры, и совершенно очевидно, что не прогадал.

 

Михаил Абызов
Министр по делам взаимодействия с открытым правительством.

У Абызова не самая ­выдающаяся бизнес-репутация, ­однако в роли чиновника он пока успешно работает на сближение правительства и общества, на разрушение замкнутой иерархической чиновничьей среды. Под его руководством, в частности, проводятся ­открытые конкурсы на должности уровня заместителей министров, разрабатывается новая схема формирования общественных советов при министерствах.

 

Сергей Шойгу
Губернатор Московской области.

После 21 года руководства МЧС сменил министерское кресло на ­губернаторское, но не утратил ни аппаратного веса, ни популярности. Например, добился компенсации из федерального бюджета налоговых потерь области, вызванных расширением Москвы, о чем прежний губернатор даже не заикался. Плотно занялся проблемами обманутых дольщиков, приостановил вырубку Цаговского леса и т. д.

 

Рустам Минниханов
Президент Татарстана.

Проявляет себя умелым управленцем, ­эффективно расходуя, в частности, огромные деньги, которые республика получает на проведение Универсиады-2013. Сменив на посту президента опытного Минтимера Шаймиева, Минниханов сумел не допустить снижения эффективности управления республикой: недавно Татарстан оказался на первом месте в составленном немецкими бизнесменами рейтинге инвестиционной привлекательности российских регионов.


Комментарий

2012-й — год великого перемещения и «ударной возгонки» (согласно «принципу Питера») чиновников. И если Владимир Путин и Дмитрий Медведев лишь поменялись местами, то на других уровнях власти изменения оказали куда масштабнее: правительство обновилось почти на две трети, ­выросли «миграционные потоки» между администрацией президента и кабинетом министров, серьезно обновился губернаторский корпус.

Новые лица пока не смогли проявить себя настолько, чтобы стать безоговорочными ­авторитетами. Отсюда и итоги опроса ВЦИОМа, где все пять мест заняли люди, без которых уже много лет сложно представить себе российскую управленческую элиту.

Респонденты ВЦИОМа не смогли выйти за рамки бюрократической иерархии. Это в какой-то мере попытался сделать «РР». Ведь очевидно, что эффективных и авторитетных управленцев хватает не только на федеральном уровне, но и на региональном и даже на городском. Тот же Сергей Капков своей работой в московской мэрии доказал это со всей очевидностью.

Или президент Татарстана ­Рустам Минниханов, которому выпала тяжелая в общем-то ­задача — соответствовать уровню управления, который задал Минтимер Шаймиев. Но он развеял все сомнения на этот счет. Вы, например, слышали о каких-нибудь коррупционных скандалах, связанных с подготовкой к Универсиаде-2013 в Казани? Скорее всего, нет, хотя другие проекты, на которые выделяются огромные бюджетные деньги, окружены ими в избытке.

Указав в своем рейтинге Ми­хаила Абызова, мы решили ­отметить людей, сформировавших новое лицо правительства. С их приходом в Белом доме появляются не только ­новые таблички на дверях кабинетов, но и новый стиль управления.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение