Анатомия времени

Около 15 лет назад Питер Стас,  основатель часовых брендов Frederique Constant и Alpina, оставил работу топ-менеджера в Philips, чтобы полностью посвятить себя делу, выросшему из давнего увлечения — производству наручных часов. По случаю приезда в Москву он рассказал «РР» о привязанности к этой, казалось бы, ностальгической игрушке.

поделиться:
27 сентября 2012, №38 (267)
размер текста: aaa

Зачем сегодня, когда у каждого из нас под рукой мобильный телефон, нужны механические часы, спросите вы? Все очень просто. Пожалуй, это самый удобный статусный аксессуар, а у мужчин — практически единственное украшение, которое можно без опаски ­себе позволить. Поэтому лично для меня это скорее ювелирное изделие, чем устройство для того, чтобы узнавать время.

Часы отличаются друг от друга тысячей деталей и штрихов, как имеющих самое непосредственное практическое применение, так и выполняющих исключительно эстетические функции: наличием или отсутствием турбийона или календаря лунных фаз, черточками на диске циферблата, степенью полировки корпуса. ­Поскольку обычно предполагается, что часы — покупка, которая прослужит годы, все это многообразие способно привести их будущего владельца в замешательство. Но основной принцип устройства часов не меняется уже сотни лет: пружина, спусковой механизм, балансир… И если со спусковым механизмом что-то не так, то любые украшательства — ничто.

Спусковой механизм — это сердце часов, именно он определяет точность их хода. Раньше шестеренки для этого устройства штамповали вручную, поэтому они неизбежно имели некоторые неровности. Сейчас с помощью высокотехнологичного оборудования можно производить детали с точностью размеров до 0,001 мм. Это позволяет добиться точности хода от –5 до +15 секунд в сутки. «Тик-так», который мы слышим, — это именно звук спускового механизма. По нему и определяют, не отстают ли часы и не забегают ли вперед: специальное электронное устройство измеряет длительность этого звука и сверяет ее с эталоном.

И хотя цифра и лазер уже могут практически все, ­механические часы по-прежнему собирают вручную. На ­нашей мануфактуре этим занимаются около 150 человек. Один мастер, закончив подгонку деталей, отдает часы другому, и потом их несколько суток тестируют: трясут, переворачивают, проверяют, не цепляются ли стрелки друг за друга. Отчасти, конечно, мы делаем это вручную, потому что налаживать промышленное производство таких маленьких партий (одной модели обычно выпускается не больше тысячи штук) не имеет смысла. Но есть и еще одна причина: ручная сборка помогает ­часовому делу оставаться искусством.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение