--

Чужие люди

Лауреатом «Русского Букера» стал роман «Крестьянин и тинейджер» Андрея Дмитриева

Роман без надрыва и апелляции к жалости рассказывает о странной, порой, безнадежной жизни в России. Простая история  двух совершенно разных людей, волей обстоятельств оказавшихся под одной крышей и пытающихся понять друг друга, заставила жюри «Букера» признать произведение главной книгой года.

Раиса Ханукаева
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

6 декабря 2012
размер текста: aaa

– Премия присуждена роману  с самым неудачным названием и самым нестремительным сюжетом, – считает председатель жюри Самуил Лурье.

При этом «Крестьянин и тинейджер», по мнению Лурье,  произведение, «пропитанное особым веществом – русской прозой».

О чем этот роман и каково отношение его автора к России, корреспондент «РР-Онлайн» выяснил у самого Андрея Дмитриева.
 

Вы предполагали, что получите премию в этом году?

Когда-то я сам был в жюри «Букера» и знаю, что их решение невозможно предугадать, я не был уверен, что стану обладателем премии.

Расскажите немного про свою книгу.

Это роман о простом мальчишке Гере (Герасиме), который из-за любви забывает, что надо хорошо учиться, и вылетает из института. Чтобы он не попал в армию, его отправляют в глухую деревню Сагачи, где Гера встречается с Панюковым, жителем этой самой деревни. У Панюкова своя трагедия, своя драма.

В романе часто повторяется фраза о том, что в России ничего уже не будет, что у нее нет будущего.

Там нет таких слов.

Их произносит Татьяна, девушка Геры.

Ну, может быть, но ведь она девушка, а девушка может сказать все что угодно.

То есть Татьяна – не совсем серьезный персонаж?

Нет, Татьяна – это очень серьезный персонаж, я ее люблю, но это не очень ответственный персонаж, грубо говоря, она жизнь за страну не отдаст. И я ее в этом не обвиняю.

И все-таки в романе есть мотив о непригодности России для нормальной жизни, а Гера не только не мечтает уехать, но и уходит в армию в конце романа, почему?

Он уходит, но не то чтобы по собственному желанию, я думаю, что он просто сдается. Не важно, сам он взял автомат или ему его вручили, он в итоге попадает на войну с Грузией. Если вы думаете, что у нас большие возможности выбора, вы глубоко ошибаетесь. Гера в этом случае просто сдался, но для меня очень важно, что он перестал прятаться. Ему не надо воевать с Грузией, ему не надо идти в армию, но он перестал прятаться и в этом случае повел себя как свободный человек.

Гера повзрослел к концу романа, как вы считаете?

Мне все время задают вопрос, взрослеет ли Гера или нет, мне же все равно, но лучше пусть он будет мальчиком, пусть он будет живым и прекрасным. Почему всем нужно, чтобы человек стал взрослее, в самом деле.

Но ведь создается впечатление, что роман построен на столкновении московского инфантилизма, детскости и увядания, старости деревни.

Вот инфантилизм – это уже серьезный разговор. Как вы понимаете, инфантилизм и отсутствие взросления – это разные вещи. Конечно, Гера – инфантильный человек. А что касается деревни, то она умирает еще с 80-х годов, и всем это пофигу. Я сделал историю, в которой пересекаются два мира, но Гера не в конфликте с Панюковым, это искусственное пересечение, там не может быть никакого конфликта. Для меня сложной профессиональной задачей было рассказать истории людей, которые друг другу глубоко чужды.

А почему у одного из главных героев нет имени? В романе его все зовут Панюков.

В финале выясняется, что он Абакум. Он все-таки старообрядец. И назван по имени великого старообрядца (Протопоп Аввакум – «РР»), это очень важно.

Именно из-за своего воспитания в старообрядческой культуре Панюков стал белой вороной во всем деревенском обществе, самое главное, что он не пьет.

Для меня это и было важно. Панюков действительно не пьет.

То есть вы оправдывали поведение героя его воспитанием?

Ой, я ни кого не хотел оправдать. Я просто знаю, что русская деревня спивается и умирает. Старообрядцы не пьют – и Панюков не пьет. Всякий раз, когда он выпивал, то губил свою жизнь. Вот и все.

А что случилось с Санюшкой, возлюбленной Панюкова, она же тоже не пила до какого-то момента, но умерла?

А это он ее погубил. В русском сознании заложено какое-то безволие: я буду ждать, когда все само собой произойдет. Вместо того чтобы строить свою жизнь самостоятельно, годами ждать, когда все случится само собой, это российское несчастье. Панюков мог бы все решить, но он все ждал и ждал, и загубил и свою, и ее жизнь. Это по-нашему…

Как вы считаете, почему умирает русская деревня?

Дело в том, что еще советская власть запустила механизм самоуничтожения страны.

Получается, что Гера сильнее Панюкова? Он сам делает свой выбор.

Посмотрим. История Геры – это новый роман. Мне очень жалко Панюкова, его история закончилась, а о Гере я напишу другой роман. Я даже придумал рабочее название этой книги – «Стамбул». И у Памука есть «Стамбул, город воспоминаний», но это не роман. Впрочем, я могу изменить название, но действие будет происходить в Стамбуле.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение