--

Сергей Брушко. «Как вы тут справляетесь?»

«РР-Онлайн» представляет портфолио белорусского фотожурналиста 90-х годов Сергея Брушко, активно работавшего в период, когда «одна страна умирала, другая – только рождалась»

«Как вы здесь живете? Как вы справляетесь?» – если пытаться сформулировать главную тему, которую снимал Брушко, получается вот такой вопрос, адресованный детям и старикам, мужикам и тёткам, людям, оставленным один на один со своими обстоятельствами, потерями, трагедиями, заботами и памятью о прошлом. «Да вот как-то так справляемся», – отвечают его кадры.  Ему было важно задавать этот вопрос в поездках в Чернобыльскую зону отселения к людям, в чьей судьбе авария на ЧАЭС отзывалась долгим-долгим эхом, на сельских свадьбах и похоронах, глядя в глаза бабушкам у автолавки в дальней деревне. Брушко-фотографа не сильно интересовали сиюминутные «быстрые новости» из столицы. Снимая, он никуда не торопился. В его бережном внимании к своим безвестным персонажам чувствуется нежная любовь и тревога родного человека. Его кадры – честный журналистский документ о труднейшей эпохе 90-х, о сломе времени, спроецированном на конкретные судьбы рядовых граждан. О «позднем вечере» грозного ХХ века.

×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

10 декабря 2012
размер текста: aaa

Биография Сергея Брушко:

Родился 28 мая 1958 года в городском поселке Городея, недалеко от г. Несвижа, Минской области.

Свой первый фотоаппарат получил в 6 лет на день рождения. С тех пор вся его жизнь была связана с фотографией. В юности Сергей Брушко подрабатывал съемкой деревенских праздников, а на вырученные деньги покупал химикаты для занятия фотографией и редкие журналы «Чешское фото», за которыми ездил в Литву.

По окончании школы с золотой медалью решил поступать на географический факультет БГУ, но при поступлении ему не хватило на экзаменах одного балла. И судьба вновь вернула его к фотографии, когда после армии он пошел учиться в Молодеченское ПТУ на фотографа-технолога. Откуда по распределению отправился в г.Солигорск для работы студийным фотографом в ателье.

Но сразу же он пытается найти более свободную и перспективную работу, и его замечают как внештатного автора сначала в местной районной газете, а затем и в республиканской газете «Чырвоная Змена». Белорусскоязычная газета на волне гласности и появления национал-демократического движения постоянно поднимала остросоциальные и политические темы. Это не могло не сказаться на творчестве Сергея Брушко, его фотографии становятся все более и более остросоциальным, соцреализм исчезает из его работ, арт-фотография отходит на дальний план.

Тема Чернобыльской трагедии для автора стала едва ли не главной на всю жизнь, начиная с первых поездок в 1987 году в зону отселения и онкологический диспансер и заканчивая последней командировкой за два месяца перед смертью. Тема социальной трагедии общества после аварии легла в основу этих работ. Почти не касаясь самой зоны отчуждения и экологических аспектов, Сергей Брушко рассказывал о трагедии людей, которые были просто изгнаны со своей земли в результате техногенной катастрофы. Тема встреч и расставаний, скитания без родной земли разрабатывалась им в течение десятка лет.

Он снимал развернутые репортажи из женской колонии, о беспризорниках, о вымирании деревень. Жизнь деревни – вторая его главная тема. Брушко создает психологический портрет белорусского села, его застойности, замкнутости, но при этом – его внутреннего спокойствия, достоинства и равновесия.

Активный период творчества Сергея Брушко продлился около 10 лет. В середине 90-х годов прошлого века у фотографа выявилась неизлечимая болезнь Рейно. Последние пять лет жизни Сергей Брушко сражался с недугом, но именно в этот период была издана единственная книга – совместный труд фотографов Хугго Йегги и Сергея Брушко «В поисках Беларуси. 12 лет после Чернобыля», которая вышла в свет в 1998 году.

Последние два года фотограф проводил большую часть времени в больнице. 28 августа 2000 года Сергея Брушко не стало, он похоронен у себя на родине в поселке Городея.

 

 

...

Вспоминает Дмитрий, сын Сергея Брушко (по профессии, как и отец, фотограф):

Папу как фотографа я хорошо узнал где-то за три года до его смерти. В то время он готовил белорусско-швейцарский проект, посвященный Чернобылю. Его болезнь давала о себе знать, руки иногда даже не держали камеру. Но он был очень целеустремлен и торопился – боялся не успеть.Тему Чернобыля он снимал и раньше, поездки в чернобыльскую зону были частыми. Особенно на Радуницу – это один день в году, когда бывшие жители отселенных деревень могут приехать к своим домам и к могилам своих родственников. 

Радуница в чернобыльской зоне была сродни душевному чистилищу. Там были и слезы о малой родине, и радость встреч с соседями. Вообще, Чернобыльская трагедия оголила чувства белорусов, на которые они скупы в нормальной жизни.

В последние годы он сильно стеснялся своей болезни. Постоянно болели руки и ноги, руки были посиневшими и опухшими. Это сказывалось на его общении с людьми. Он старался быть общительным и приветливым, но открывался немногим. Одна журналистка сравнивала его с ёжиком, который может эмоционально закрыться, если почувствует опасность. Но те, с кем он был откровенным, я думаю, не смогут забыть общения с ним, его энергетику, его ум и его оптимизм , который был в нем, невзирая на смертельную болезнь.

Отец не любил торопиться на съемке. Ему больше нравилось работать спокойно на периферии, чем в центре Минска на быстрых новостях. Он любил походить по месту съемки, пообщаться с людьми, которых снимал.

Его фразы, которые запомнились :

«Вот иди и сними запах весны. Думаешь, это так просто?»

«Тут еще надо было походить, посмотреть». (Глядя на фотографии младших коллег).

«Во время съемки голова должна быть холодной, а сердце горячим,.. а не наоборот».

У него была мечта – дальномерная «Лейка». Лишь однажды он взял ее в руки для съемки портрета, и это оставило сильные впечатления. Он этим хвастался, потому что понимал технику, понимал, почему она стоит столько, чем она хороша. Несмотря на то что прогресс шел семимильными шагами, и уже в журнале «Foto&video» писали про дорогие цифровые «кэноны», отец больше любил механические камеры и пленку. А процессы обработки – это было действительно на уровне волшебства, когда два-три дня уходило, чтобы найти оптимальный процесс для проявки просроченной и сильно завуалированой пленки НК-2, которую в редакции покупали из-за дешевизны. Отца в редакции считали ретроградом за то, что он печатал фотографии на фотобумаге, а не сканировал на сканере.

По поводу политики, самым ярким воспоминанием остались горячие дебаты папы с моим дедом на родном хуторе, когда он приезжал на выходные к родителям. Дедуля был крепким хозяйственником, ностальгирующим по СССР и крепкой власти, а папа придерживался либеральных взглядов и выступал за независимость Беларуси. Эти взгляды пересекались в ночь с субботы на воскресенье в дедовском доме. Сидя за бутылочкой дедовской самогонки, они спорили о политике до хрипоты, они будили бабушку, которая давно спала в другой части дома. Они не могли принять аргументы друг друга, но в три часа ночи приходила усталость и понимание родственных связей, и в семье опять воцарялся покой и умиротворение до следующей субботы. И лишь бабушка на утро отчитывала обоих за ночные крики...

...

 

От редакции «РР-Онлайн»:

В альбоме-каталоге BELARUS PRESS PHOTO 2011, изданном по итогам национального белорусского пресс-фотоконкурса, фотографиям Сергея Брушко был отведен большой мемориальный раздел.

В прошлом месяце белорусская таможня, уже пропустившая весной весь тираж альбома через границу из Литвы, внезапно переменила мнение о нём на резко негативное и часть тиража, возвращавшегося с презентации конкурса из всё той же Литвы, задержала и официально объявила... подлежащим уничтожению. Трудно и неприятно представлять себе людей, сжигающих вот эти кадры, рассказывающие о судьбах их же соотечественников и недавнем прошлом их собственной страны, а вместе с ними – и другие, уже современные, актуальные репортажные работы лучших белорусских фотомастеров.

По нашему мнению и мнению наших коллег, такое решение неприемлемо и достойно осуждения. Детально о развитии ситуации с альбомом и о возможной оценке этого – в авторской колонке фоторедактора «РР-Онлайн» Артема Чернова.

...

Этим материалом «РР-Онлайн» продолжает серию публикаций о мастерах документальной фотографии СССР и России последней четверти XX века, начатую материалами:

«Два века фотографа Владимира Соколаева»

 Интервью с казанским мастером Фаритом Губаевым, одним из лидеров «Казанской фотошколы»

«Владимир Воробьев. Публикуется впервые»

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение