--

Сделано в СССР

Директор первого Московского музея дизайна Александра Санькова – о том, что такое отечественный дизайн

Не так давно в самом центре Москвы в Манеже открыли музей, посвященный советскому индустриальному дизайну. Создатели музея решили вспомнить, какими были вещи в эпоху коммунизма, кто их делал и зачем. 

Мария Исаева поделиться:
14 декабря 2012
размер текста: aaa

Как появилась идея сделать Московский музей дизайна?

Это же логично, что музей дизайна должен быть! Музей изобразительных искусств есть, музей прикладного искусства есть, а музея дизайна нет. Ну, для современной ситуации это по меньшей мере странно. Всегда, когда делала любые выставки, я думала: как жалко, что эти прекрасные выставки, в которые столько сил вкладываешь, на три–пять, может, максимум на 10 дней. Почему так получается, что мало площадок, которые готовы показывать дизайн в музейном формате? Я мечтала, чтобы в России такое место было, и сейчас оно есть, я до сих пор в это поверить не могу.

Вы хотели делать музей в ларьке, потом – в коневозке, затем – в автобусе. Это как?

Думали – что можно сделать своими силами. Все мы знаем, сколько стоит аренда в Москве. У нас нет олигархических мужей или пап, и мы должны были сделать все это сами. Нужен был лишь прецедент, подумали, пускай это будет, например, овощной ларек. Да, он будет маленьким, мы будем делать там интерактивные конференции, перевозить его с места на место – это то, что мы можем сделать. Главное – начать. А о ларьке мы подумали, потому что рядом с посольством, в котором я работала, в таком ларьке жил дедушка Акоп. Ларек снесли, и он стал жить в машине. Вот мы и подумали: сделаем музей и заодно вернем ему дом. Будет присматривать за нашим маленьким музеем. Пошли к архитекторам, а они сказали, что там никакую конференцию не провести, и даже пару стульев поставить некуда. Потом была идея с коневозкой, которая тоже растворилась в воздухе.

Так вы пришли к автобусу…

Это более реально, там 25 квадратных метров свободного пространства. Мы придумали, как можно все организовать. Он едет куда надо, встает где надо, нужен только водитель. Хорошая концепция: ездим по спальным районам, разным городам и регионам. В Москве человек, который каждый день ездит на работу и по три часа в пробках стоит, вряд ли еще в свой выходной день из спального района или из загорода поедет в центр на какое-то мероприятие. Мы решили пойти другим путем.

И как выглядит этот автобус?

Нашли партнера, они предоставили нам автобус, который мы переоборудовали: сделали внешнее оформление, заварили окна. Сейчас ищем партнеров и спонсоров, чтобы сделать внутреннее переоборудование автобуса. Снаружи он весь готов, а внутри – нет. Автобус будет посещать такие партнерские площадки, как парк Горького, «Музеон», парк «Сокольники». В том числе он может ездить на большие фестивали, партнерские мероприятия. Мы планируем, что автобус будет выполнять еще и некую социально-образовательную функцию: ездить в школы, детские дома, к людям, которые сами не могут до музея добраться.

Мобильная экспозиция будет меняться. На стенах будут тачскрины, на которых можно запускать выставки, вернее, их мультимедийные версии. Выставочный зал без сидений, всего с несколькими экспонатами – чтобы можно было достаточно свободно двигаться. Там будет два–три экспоната, а все остальное – в Манеже.

А как потом со следующей выставкой?

Соответственно, когда выставка у нас меняется, мы просто перезагружаем программу, меняем экспозицию, и автобус едет с новой выставкой.

Как же вы попали в Манеж?

Мы сделали презентацию в Коломне на большом фестивале автобусов, там еще параллельно проходила выставка молодых графических дизайнеров. Думали, будем ездить на автобусе лет 10-15, пока наше государство обратит внимание на то, что в Москве нет музея дизайна. Тогда я и познакомилась с Мариной Лошак (Арт-директор московского музейно-выставочного объединения «Столица» – «РР»). Рассказала ей о нашем автобусе, о нашем проекте. Мы уже тогда понимали, что в автобус все не поместится. Нужно обязательно делать большие проекты и, получается, только на партнерских площадках. Чтобы что-то делать в Москве, надо было вечно договариваться с музеями, галереями. Я показала Марине наш выставочный план – что мы собираемся делать с автобусом, что – на партнерских площадках. Она сказала: «Присылайте мне презентацию, план подробно, я покажу это Сергею Капкову».

Показала – он одобрил наше присутствие в Манеже.

По концепции развития Манежа Марина предложила трем музеям находиться на одном этаже, а нам тут было выделено 650 метров для постоянных экспозиций.

Почему вы решили открыться именно экспозицией советского дизайна 50-х–80-х годов?

Хотели сделать выставку для самой широкой аудитории, чтобы экспозиция объясняла, что такое дизайн, языком, понятным любому человеку.

У нас не очень развита культура дизайна, и люди не очень понимают, что это такое. Все думают, что дизайн привозят откуда-нибудь: «Ikea», там, из Швеции итальянские кухни, а то, что российский дизайн тоже есть, никто не знает.

Мы постарались вырвать все эти вещи из контекста барахолки, квартиры или дачи. Разделили по сферам жизни советского человека. Тут есть некие отделы, которые были особенно значимы в истории советского дизайна: Олимпиада, детство, точные приборы, мода, теоретические исследования, первый полет в космос и так далее.

Выставка рассказывает, кто был дизайнером, где что было произведено, в каком году, почему именно так. Мы сделали видео-комментарии дизайнеров, которые придумали эти вещи. Ездили по квартирам, некоторым 80, некоторым 90 лет, некоторые ходить уже не могут, мы их снимали, они сами рассказывали, почему сделали этот предмет так, а не иначе.

А экспонаты вы где брали?

Большинство из музеев, много вещей из частных коллекций – от наследников, от дизайнеров.

Кто именно отбирал?

Отбирали вещи несколько человек: я, Степан Лукьянов, Алена Сокольникова. Вот Алена нашла кефирные стеклянные бутылки и принесла их мне, а я говорю: «Ну, без крышек же нельзя». «Я куплю», – отвечает. «Да где ты их купишь? Кто их сохранил-то?» В интернете нашла. Там же разных неваляшек нашла, кого там только не было: зайцы, лисы, волки… Мы не могли показать всех, потому что некоторые в ужасном состоянии были.

Хотели собрать культовые вещи. Когда монтировали экспозицию, у нас было 600 элементов запланировано, но мы показываем около 350, когда все плотно заставлено, эффект не тот. Оставили самое важное: олимпийский факел, без которого совсем нельзя, «Москвич» праворульный, который экспортировался на Запад и так далее.

И все же, зачем вы это делаете?

Мы занимаемся образованием, рассказываем, что такое дизайн и для чего он нужен. Потому что люди думают, что дизайн это что-то такое дико дорогое для оформления интерьеров загородных домов, на самом деле, дизайн – это то, что нас окружает, что делает нашу жизнь удобнее и лучше, проще. То, что сделано для людей с ограниченными возможностями – тоже дизайн, удобное кресло в автобусе, на котором у вас не затекает спина, – тоже дизайн. Или резиновая ручка сковородки, об которую вы не обжигаете руки, – и это дизайн.

Сколько будет действовать композиция?

Эта выставка будет работать до 20 января 2013 года. Потом мы будем отдавать вещи обратно в музеи и владельцам. А в будущем она будет собираться и ездить по миру. 

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение