--

Неонацисты против мульти-культи

Почему правительство Германии опасается суда по делу ультраправых ксенофобов

До парламентских выборов в Германии еще 10 месяцев, а страсти уже накаляются. Причем с неожиданного фланга. Региональные власти страны пытаются запретить неофашистскую Национал-демократическую партию (НДП), которая в последние годы укрепляет свои позиции. В этом порыве слились губернаторы земель, представляющие как правящих христианских демократов, так и оппозицию в лице социал-демократов. Правда, федеральное правительство настроено скептически – главный повод для запрета притянут за уши, а раньше суд уже отклонял подобные попытки. В Берлине опасаются, что вероятный провал инициативы лишь укрепит популярность неонацистов перед решающими выборами, на которых у них будет шанс впервые пробиться в Бундестаг.

Николай Петров
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

10 декабря 2012
размер текста: aaa

В среду в приморском Ростоке на севере Германии собрались министры внутренних дел всех 16 немецких земель с целью обсудить инициативу запрета неофашистской Национал-демократической партии. Жаркой дискуссии, видимо, не получилось – решение было поддержано единогласно. На следующий день в Берлине уже губернаторы земель единогласно выступили за это предложение. В ближайшее время оно будет вынесено на голосование Бундесрата – верхней палаты федерального парламента. Судя по всему, и там оно не встретит сопротивления. Впрочем, последующие этапы этого процесса имеют куда более туманную и даже опасную для властей перспективу.

Прецедент уже был. В 2003 году региональные власти, обе палаты парламента страны и федеральное правительство тогдашнего канцлера Герхарда Шредера точно также решили запретить ультраправую партию. Однако финальная стадия процесса – рассмотрение дела в Федеральном конституционном суде, который, согласно немецким законам, единственный вправе принимать решение о запрете политических партий – закончилась скандалом. Суд принял решение в пользу неофашистов. Главным аргументом судей стало то обстоятельство, что доказательства были собраны некорректно. А точнее, информация об экстремистском характере партии была добыта платными агентами-информаторами, внедренными или завербованными в самой партии. Один из них даже оказался заместителем председателя партии и написал антисемитский трактат от ее имени. Так что суд признал, что политика партии частично формировалась правительственными агентами, и не нашел достаточных оснований для запрета.

Теперь сторонники запрета НДП уверяют, что не прибегали к услугам платных осведомителей внутри партии и смогут доказать ее экстремистский, следовательно, неконституционный характер без их помощи. Однако повод, по которому инициатива о запрете партии вернулась на повестку дня, все равно вызывает определенные вопросы. Сторонников партии обвиняют в пособничестве законспирированной неонацистской террористической группе под названием Национально-социалистическое подполье (НСП). Как выяснилось год назад, ее члены в течение нескольких лет убили в стране десять человек – восемь турок и одного грека, державших небольшие лавочки, а также женщину-полицейского. Сейчас как раз идет суд над участницей группы Беатой Чепе, в стране его уже окрестили «крупнейшим процессом по делу о неонацистах». И хотя о формальной связи НДП с этими террористами речи нет, подозрения в том, что кто-то из партийцев однажды передал одному из членов НСП пистолет с патронами, хватило для возобновления дискуссий о необходимости запрета партии и переводе их в практическую плоскость.

Собственно, федеральный министр внутренних дел Ханс-Петер Фридрих и канцлер Ангела Меркель теперь боятся, что суд вновь откажется поддержать запрет, и это окажется на руку неофашистам. Не только громкий процесс сделает им бесплатную рекламу в СМИ, так еще и повторное оправдательное решение суда создаст у граждан ощущение, что государство преследует их безосновательно, а значит, ничего дурного в их поддержке на выборах быть не может.

А потенциал для привлечения избирателей у них имеется. Они не стесняются выходить за рамки дозволенного в ограниченном, во имя толерантности негласными табу, немецком социально-политическом дискурсе. Немецкие избиратели последних десятилетий имеют имидж достаточно рациональных и не слишком склонных поддаваться на популистские политические программы и лозунги. Однако расширения пространства для дискуссий о том, куда движется страна, и откровенной постановки ранее убранных глубоко под спуд острых вопросов хочет все больше граждан. Это вполне наглядно продемонстрировала скандальная история с бывшим членом правления немецкого Центрального банка – Бундесбанка, Тило Саррацином.

В 2009 году он в одном из интервью сказал, что, в то время как потомки выходцев из Юго-Восточной Азии и Восточной Европы вполне успешно вписываются в немецкое общество, «турки и арабы абсолютно выпадают из процесса интеграции, но в результате высокой рождаемости их численность увеличивается». Этого хватило, чтобы высокопоставленного финансиста и видного члена Социал-демократической партии со скандалом выгнали и с работы, и из партии. Эффект получился обратный. Безработный и беспартийный Саррацин написал книгу «Самоубийство Германии», где выразил свои мысли куда более свободно и образно: «Я вообще не обязан терпеть кого-то, кто живет на средства государства и отрицает это государство, не заботится об образовании своих детей и постоянно производит на свет маленьких девочек с платком на голове… Я не хочу, чтобы страна моих внуков и правнуков была по большей части мусульманской». Книга оказалась распродана миллионным тиражом. Саррацина стали приглашать на выступления перед читателями по всей стране. А опросы показали, что, если бы в стране появилась политическая партия, опирающаяся на тезисы бывшего банкира, ее могли бы поддержать до четверти немецких избирателей.

НДП, конечно, под эти критерии не подходит. Она не ограничивается ксенофобской риторикой, а идет значительно дальше. Ее представители жестко критикуют и НАТО с ЕС, и наличие в футбольной сборной натурализованных иностранцев, и чернокожего президента США Барака Обаму, разрушившего, по их мнению, «белую идентичность» Америки, и вообще, призывают вернуть Германию в границы 1937 года, в которые входит, например, Калининград. Однако опросы четко фиксируют рост ксенофобских настроений в стране, которые во многом отражают реальные провалы государственной политики мультикультурализма – мульти-культи, как называют ее в Германии. Раз уж об этом говорит сама канцлер Меркель, прямо заявившая два года назад, что «идея мультикультурного общества провалилась».

При этом практически все соседи Германии уже обзавелись правыми ксенофобскими партиями в национальных парламентах. В Швейцарии и Норвегии это вообще правящие партии, имеющие, соответственно, 29% и 24% мандатов. В Нидерландах у местных крайне правых – 16%, в Дании – 13%, в Австрии – 9%.

Конечно, им далеко до радикализма НДП. Пройдя в парламент, они стали куда гибче в своей политике. Впрочем, это не помешало Швейцарии провести скандальный референдум по запрету на строительство минаретов, а Бельгии полностью запретить ношение паранджи. К тому же при отсутствии реальной альтернативы на правом фланге, избиратели, в конце концов, могут начать голосовать за неофашистов просто от безысходности. Собственно, этим, судя по всему, и объясняется рост ее популярности в последние годы.

Депутаты от НДП уже есть в парламентах двух из 16 федеральных земель, так что следующая цель для партии вполне очевидна: преодоление 5-процентного барьера на грядущих осенью будущего года выборах в Бундестаг. Прецеденты на земельных выборах красноречивы: в 2004 году в Саксонии НДП получила 9,2% голосов. И хотя на следующих выборах там партия ухудшила свой результат, она все равно осталась в местном парламенте. А с тех пор еще и объединилась со второй основной ультраправой партией страны – Немецким народным союзом, так что сторонников у нее должно прибавиться.

Скандал с попыткой запрета партии вполне может помочь ей набрать недостающие два–три процента по стране. А уровень поддержки ультраправых в соседних странах указывает на то, что это вполне возможно. Швеция, до недавнего времени составлявшая компанию Германии в качестве островка толерантности в окружении все больше симпатизирующих ксенофобским партиям соседей, два года назад сдалась: с результатом в 5,7% голосов в парламент впервые прошли крайне правые. Очевидно, теперь на очереди Германия – крупнейшая по населению страна Европы, мотор ее экономики и государство, где приход к власти идейных предтеч нынешних националистов-ксенофобов привел к самой страшной войне в мировой истории.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение