--

Взятка, война и смерть

О чем говорится в главных русских книгах года

4 декабря после вручения «Русского Букера» стали известны лауреаты трех из четырех главных литературных премий России. Последняя — «НОС» — будет вручена 1 февраля в московском Политехническом музее. Премии как бы вынимают отдельные произведения, тенденции и интриги из общего литературного процесса и предъявляют их под софитами широкой публике: вот что заботит современную литературу — а значит, и нас с вами.

Константин Мильчин
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

13 декабря 2012, №49 (278)
размер текста: aaa

Премия «Национальный бестселлер»

(вручена 3 июня)

Лауреат Александр Терехов (за роман «Немцы»)

Приз 250 тысяч рублей

«Нацбест» всегда готов к скандалам, радуется им и ими питается. Но в этом году премия вдруг обрела солидность — и оказалась до скучного предсказуемой. Александр Терехов был ­явным фаворитом и вполне ­логично победил, собрав четыре из шести голосов жюри и обойдя Марину Степнову с романом «Женщины Лазаря» и постоянного автора «РР» Анну Старобинец с романом «Живущий».

Несколько лет назад Терехов получил вторую премию «Большой книги» за роман «Каменный мост». Формально это была история про сталинское время, про загадочное то ли самоубийство, то ли убийство в 1943 году. Но через эту эпоху Терехов убедительно рассказывал нам про нашу ­сегодняшнюю жизнь и нравы.

«Немцы» — история про московского чиновника средней руки, толкового и отдающего себе отчет в том, что занимается он не самой благородной в мире ­работой. Цинизм оказывается ­хорошим прикрытием — впрочем, в какой-то момент система ударит и по нему самому.

«Немцы» — почти нон-фикшн. Они пленяют документальным описанием того, как работала лужковская Москва, ее чиновничья часть, а также сознательным отказом автора от положительных персонажей. Даже главному герою, местами симпатичному, не хочется сопереживать.

Цитата «У них времени мало, ­Путин мэра вот-вот... Надо успеть! Кравцов меня в девять пятнадцать с Игорем Стариковым из Ново-Ездоцкого вызвал, как самых близких: остаток на счетах, давайте подумаем, как... Я говорю: сбросьте нам на порубку деревьев, мы тридцать процентов откатим, а в десять ноль-ноль морда позвонил в бюро пропусков: все заявки Кравцова аннулировать. Кравцов рванул в больницу к жене и сам думал залечь, ему туда бумагу и ручку подвезли — подписывай, или завтра заходит проверка конт­роль­­но-счетного управления».

 

Премия «Большая книга»

(вручена 27 ноября)

Лауреаты 1-я премия — Даниил Гранин («Мой лейтенант»), 2-я премия — Александр Кабаков и Евгений Попов («Аксенов»), 3-я премия — Марина Степнова («Женщины Лазаря»)

Призы 1-я премия — 3 млн руб­лей, 2-я премия — 1,5 млн, 3-я премия — 1 млн

А вот на «Большой книге» интрига в этом году была. Все гадали, какое же место достанется архимандриту Тихону (Шевкунову) с его книгой «Несвятые святые». Тираж, по данным издательства «Олма Медиа Групп», составляет 1,18 млн экземпляров. Даже если считать, что книга распространяется по приходам, а священники активно призывают своих прихожан покупать ее, это все равно очень много.

Нигде не написано, что Литературная академия, члены которой и составляют жюри «Большой книги», должна хоть как-то учитывать тиражи. Но книга явно стала одним из важнейших событий года. Текст Тихона, как ни крути, заслуживает внимания. Это хорошо написанная книга, где о сложном говорится просто, а о важном — доступно. Во многом она может считаться революционной: так церковь еще с читателями не разговаривала.

В общем, книга вполне могла бы претендовать на одну из трех премий, а то и на первую. Но в итоге получила лишь приз зрительских симпатий.

Первое место досталось 93-лет­­нему Даниилу Гранину за «Моего лейтенанта». Наверное, впервые за всю историю литературных премий в один и тот же день одному и тому же человеку вручили премию за заслуги перед литературой («За честь и достоинство») и премию, положенную действующему писателю.

Литературные премии бывают двух видов: одни оглядываются назад, другие смотрят вперед. Первые достаются заслуженным литераторам, подводят итог их творчеству. Вторые — это премии действующим авторам. Они ­намекают своим лауреатам: круто, пиши еще. А вы, все остальные, пишите так же, и, может быть, в следующем году получите.

Когда же в качестве действующего автора премия предъявляет миру одного из старейших писателей страны, который написал книгу на материале своих воспоминаний о Великой Отечественной войне, — что она говорит этим другим писателям? Ровным счетом ничего.

Награждение Тихона имело бы гораздо больше смысла. Да, в современном российском обществе, где отношения между светской и религиозной частью накалены до предела, это было бы поводом для скандала. И в консервативной прессе уже появились обвинения в адрес либералов, которые путем интриг не допустили победы иерарха православной церкви. Но на самом деле механизм работы жюри «Большой книги» таков, что скандал невозможен в принципе: судьбу премии решают почти сто человек, и побеждает неизбежно самое громкое литературное имя, а не новаторский или скандальный текст.

Цитата «На нашем фронте главной обязанностью было убивать. У нас работали снайперы, и у немцев они работали. Мы знали их время обеда, завтрака и палили туда из минометов и прочего оружия. В оптический прицел иногда попадало лицо немца. Он не знал, что угодил в перекрестье и сейчас в него полетит пуля. Однажды я увидел старого немца с бородой. Не положенной ни у них, ни у нас. Я не стал стрелять в него. Мы иногда толком не знали, попали или нет, убили, ранили, промахнулись. Немец исчезал в окопе, примерно как в тире падают фигурки. Крики к нам почти не доносились. Однако происходило знакомство. Мы узнавали — они перешли на зимнюю форму, они поют песни — чего-то они празднуют. Бывало, ветер приносил запах жареного мяса. Мы знали, куда они ходят за водой. Летом они нахально вешали сушиться над окопами выстиранные трусы и подштанники...»

 

Премия «Русский Букер»

(вручена 4 декабря)

Лауреат Андрей Дмитриев (за роман «Крестьянин и тинейджер»)

Приз 1,5 млн рублей

Интрига «Русского Букера» на этот раз была совсем не литературная. Из года в год «Букер» упорно отказывался премировать авторов, которые в этом году хоть что-то получили, — потому что нечего деньги от конкурентов получать. При этом вручается он последним в году.

В нынешнем шорт-листе было четыре книги, авторы которых провинились. Александр Терехов за своих «Немцев» уже получил «Нацбест». Евгений Попов был в шорт-листе с романом «Арбайт», но уже получил «Большую книгу» за Аксенова. Ольга Славникова («Легкая голова») получила «Букера» семь лет назад, а до сей поры никто никогда не получал эту премию дважды. Наконец, Марина Степнова с «Женщинами Лазаря» не только побывала во всех шорт-листах, но еще и получила третью премию «Большой книги». Оставались Андрей Дмитриев («Крестьянин и тинейджер») и постоянный автор «РР» Марина Ахмедова с «Дневником смертницы».

«Букер» нынешний уже не тот, что раньше. В прошлом году премия растеряла спонсоров, все думали, что она померла, но потом спонсор был найден, и «Букер» восстал из пепла. Как выяснилось, с теми же представлениями о мире, что и раньше. После того как крепко выпивший председатель жюри Самуил Лурье провозгласил смерть русской литературы, а член жюри Роман Сенчин опрверг коллегу, победитель был провозглашен: Андрей Дмитриев. При этом Лурье раза три или четыре отметил, что «Крестьянин и тинейджер» — отвратительное название.

Прозаик, драматург и сценарист Андрей Дмитриев родился в Ленинграде, учился в Москве, воспел в прозе Псков, а сейчас живет в Киеве. «Крестьянин и тинейджер» — добротная деревенская проза, написанная при этом горожанином. Тинейджер — это скрывающийся в деревне от армии городской парень, а крестьянин — он и вправду крестьянин. Опытный читатель легко догадается, как эту интригу раскроет опытный писатель. Все предсказуемо — впрочем, это я больше про премию, чем про роман.

Цитата «Жизнь их текла без изменений, новым в ней было лишь настроение: приподнятое, строгое — у Сани с Панюковым, слегка насмешливое — у Вовы. Саня, как и прежде, при любой возможности приезжала ранним утром в Сагачи и помогала, и всякий раз в вечерних сумерках Панюков провожал ее к автобусу. Раз они съездили вдвоем в Пытавино и отоварили талон для новобрачных: купили Сане югославское белое платье с розочкой и темно-синий, в рубчик, шерстяной костюм для Панюкова. Другой раз они вместе были у Игонина, просили дать подъемные на свадьбу. Тот отказал, поскольку Панюков давно уж не был работником совхоза».

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение