РР-Онлайн представляет в рамках проекта «Кинодок» документальный фильм:
Реальность.doc

Реальность.doc

Большое кино про маленького человека

Авторы проекта «Срок» Александр Расторгуев, Павел Костомаров и Алексей Пивоваров затеяли новый проект – документальный сериал. Его герои – обычные люди, которые фиксируют свою жизнь на камеру. Место действия – Москва и Подмосковье. «РР-Онлайн» узнал подробности проекта у самих режиссеров и посмотрел видео кинопроб кастингов документальных проектов «Я тебя люблю» и «Я тебя не люблю», не вошедших в фильмы.

Надежда Боровик поделиться:
14 января 2013
размер текста: aaa

Как получилось, что вы работаете вместе? Как могут договориться два документалиста, я примерно представляю, но как договорились два документалиста и дядя с телевизора – не очень понятно. Вы собрались, чтобы делать что?

Пивоваров: Во-первых, на телевизоре есть разные дяди. Это достаточно детское представление о телевизоре, что там работают калдыри, которые только и делают, что с утра до ночи вылизывают всякие основы режима. Во-вторых, мы договорились о том, что будем делать фильм, который нам всем был интересен на тот момент, а именно – в марте 2012 года, фильм про оппозиционных вождей. И мы по-прежнему уверены, что сделаем большой документальный фильм для кинопроката про то, что происходило в России в 2012–2013 годах. В этом году мы его закончим и повезем на какой-нибудь большой фестиваль.

Костомаров: Поскольку у нас были общие интересы, общие подходы к истории, мы стали вместе работать, потом нам показалось, что можно еще чего-нибудь вместе делать. Все.

Пивоваров: Я решил снимать фильм. Раньше делал документальные фильмы телевизионные, но это другой жанр совсем, тем более они были исторические. И когда я понял, что не умею, решил объединить усилия с теми, кто умеет. Начал искать и нашел Александра и Павла, мы познакомились и обо всем быстро договорились. А потом это превратилось в документальный онлайн-фильм «Срок».

Костомаров: Так бывает, что едут попутчики, а потом вдруг пошли уже дети в процессе дороги, вот и все. «Во время пути собачка могла подрасти». Это такая история, она, наверное, звучит фантастически. Дело скрепляет. Надеюсь, мы надолго скреплены общими будущими делами, которые мы хотим материализовать. И мы друг другу нужны в этих делах.

Пивоваров: Мы нигде не конкурируем, мы друг друга дополняем, и, соответственно, при изъятии одного элемента вся конструкция разрушается, поэтому мы вынуждены друг друга терпеть.

Расторгуев: Спасибо тебе, друг.

Саша, а ты что скажешь?

Расторгуев: А меня удерживают насильно, попрошу всем сообщить. Я под пытками согласился.

Вы сейчас зовете людей на новый кастинг, а как проходил прошлый кастинг в Ростове, в результате которого вы сняли «Я тебя люблю» и  «Я тебя не люблю»?

Костомаров: Просто объявление дали, замануху:  приходи – попадешь в кино. Ну, люди думали, что это нормальное кино, и приходили. Вместо этого с ними начинались задушевные разговоры. Мы людей просили делиться сокровенными вещами, те, кто на это соглашался, получали камеры и дальше должны были снимать свою глубоко личную жизнь, так искренне и так глубоко, как у них это получается. Самых талантливых в этом мы поощряли, становились с ними коллегами, друзьями. Все. Дальше монтаж.

Расторгуев: Самое интересное, что когда мы запустили этот кастинг, поняли, что эта история больше задачи, которую мы перед собой поставили, мы хотели снять фильм. А кастинг – это  инструмент, история творческого осмысления своей жизни вообще народом, активным творческим народом, он есть везде, он может это делать помимо нас и вообще без нас. Но если можно было бы устроить родительский толчок, который бы толкнул все эти неустойчивые шары творчества в правильные лузы, один на всю страну, было бы круто. Вся бы страна снимала один большой фильм или сто серий одного сериала. И дальше мы с этой идеей стали носиться и говорить: «Давайте устроим такой же кастинг во всех семи городах-миллионниках страны. Выяснилось, что они так разбросаны, что средняя стоимость такой истории достаточно высока. Этим заинтересовался СТС и долго мурыжил нас. И наконец, через два года они сказали: «Давайте попробуем». Решили, что надо устроить такой же кастинг в Москве. Это хороший старт масштабной истории вообще, русскоязычной.  Кастинг как инструмент – это не времяпрепровождение, не самоцель проживания или подготовительный период, когда формируются какие-то мысли. А это инструмент глобального, тотального, сетевого творчества людей. Просто у него есть оффлайновая кнопка запуска: человек пришел, набрался смелости, посидел, поговорил и вдруг понял из этого разговора, что ему не надо читать басни, плясать как Цискаридзе, а просто быть самим собой и не бояться этого. И тогда он будет интереснее Цискаридзе.


 

Любое кино – это высказывание, а про что может сказать вся страна и кому?

Расторгуев: Вся страна состоит из людей, у каждого человека есть своя история, он может ее рассказать всем другим и послушать истории других людей. Джефферсон писал: «У каждого человека есть своя история, как правило, она одна, великая». Вот как Набоков написал Лолиту и с этой историей стал супермегакрутым, хотя он и другие писал, но великая у него эта. У каждого крупного писателя, если это не Толстой, есть всегда одна история. Вот какой-нибудь Мураками одну и ту же историю рассказывает – мужчина, покинутый женщиной, которая его любила и растворилась в мистическом пространстве, ищет через мистику воссоединение с чем-то: то ли с женщиной, то с ли козой, то ли не понятно с чем. Уже восемнадцать книг он пишет одну и ту же историю. У каждого человека есть своя великая история, и возможность ее рассказать, понять про себя эту историю – это огромное счастье, это значит нащупать самого себя. Многие люди никогда не знают, про что их история, и умирают, так и не рассказав ее. И помочь человеку рассказать эту историю, со стороны увидеть, что в этом направлении где-то есть его великая история, помочь ему сформулировать. На самом деле, когда из этого получается искусство – это огромный результат, художественный. Кроме этого, по-хорошему, это человеческая удача. И поэтому я думаю, что каждый человек будет рассказывать свою историю, и слушать будет вся страна. Если вся страна будет рассказывать свои великие истории, то получится нация великих рассказчиков. А это, между прочим, патриотическая задача, Мединский должен дать нам за это премию.

Пивоваров: Сначала денег, а потом государственную премию.

Расторгуев: Это честная, чистая, психиатрическая в том числе, задача. Правда, Паша?

Костомаров: Я не знаю, мне кажется, мне самому надо к психиатру.

Расторгуев: Мы в качестве анонсов покажем пару фильмиков Паши про самого себя.


 

Я попробовала поискать героев для вашего сериала и столкнулась с проблемой. Вот нахожу человека, говорю: «В кино сниматься хочешь?»  Он отвечает: «Хочу». А как дальше объяснить, что значит снимать свою жизнь, как снимать – я не могу. Что делать, если вдруг я или кто-то из моих друзей решит снимать кино про свою жизнь?

Расторгуев: Надо прийти к нам.

Костомаров: Надо прийти к нам и вести свой видеодневник. Как вели барышни в ХVIII–XIX веке, надо быть такой барышней и вести подробный дневник себя. И приходить к нам, и мы будем говорить, что делать. Просто нужно снимать, о чем думаешь, что видишь, что за окном.

Расторгуев: Ну, ты представляешь дневник какого-нибудь Кононенко? «Полдень, б…дь!»

Костомаров: Да прекрасно я все понимаю про этого мудака.

Пивоваров: Вопрос, на самом деле, насколько я могу сформулировать эту концепцию, не в том, что снимать: вопрос – что с этим делать потом. Очень много попыток есть сейчас сделать какие-то проекты социальной сети, основанной на видео, повторить успех «Facebook» или «Instagram», но они все проваливаются. И не по причине технологии, а потому что люди действительно не знают, зачем это смотреть. Нам кажется, что у нас есть ответ на эту историю. Если коротко и в двух словах, он заключается в том, что любительского видео существуют мегатонны. В первую очередь в интернете. Но никто пока не относился к любительскому видео как к исходному материалу. Мы собираемся делать на первом этапе нашего проекта профессиональное кино из материалов, которые люди на самом деле, без дураков, сняли сами. Любительское видео здесь исключительно исходник. Это действительно мало кому интересно, как мало кому интересен исходник любого фильма, если не брать специалистов. Все идут смотреть на конечный продукт. На наш взгляд, конечный продукт будет представлять совсем иное зрелище, чем исходный материал. Хотя он будет по-честному сделан из любительского видео и будет представлять из себя честное описание чьей-то жизни, так же, как это было в «Я тебя люблю» и «Я тебя не люблю». А дальше, если мы все правильно угадали, сделаем пару тройку шагов, о которых пока рано говорить, и сделаем новую офигенно крутую историю.

Я не поняла одного: чем отличается любительское видео, которое никому не нужно, от видео, которое будут снимать ваши герои?

Пивоваров: Местами ничем. Во-первых, герои будут специально отобраны, это будут не случайные люди, которые начнут снимать своих котиков, детишек и половые органы. Это будут люди, которые нам показались интересными. Во-вторых, они будут снимать все-таки по условной, но программе. Во многом они будут сами ее составлять, сами придумывать фильм о себе, который они хотят сделать. Это то, что касается их части работы. А то, что касается нашей части работы, наша задача – чтобы из этих исходных материалов получалось настоящее интересное профессиональное кино со всеми признаками хорошего фильма. Пусть оно будет существовать в виде сериала с небольшими сериями по 6–8 минут. Как существовал проект «Срок». Почему людям было интересно смотреть «Срок»? Потому что он воспринимался и будет в дальнейшем восприниматься как некая отстраненная съемка событий, исходник. Человек услышал – что-то происходило у Хамовнического суда, проект «Срок» показал ему в течение шести минут, что именно там происходило. Человек посмотрел исходник и как будто сам там побывал. Секрет в том – то, что он посмотрел, не является исходником. Это является документальным фильмом со всеми принципами документального фильма. Хронометраж не является никаким показателем, как мы знаем. При этом, разумеется, это честное описание действительности. Ничего не добавлено от себя. Такая же история будет и с вот этими любительскими видео авторов, которых мы с Сашей и Пашей отбираем на кастинге.

А что вы там хотите или предполагаете обнаружить? В Ростове пришло полторы тысячи, в Москве их придет на порядок больше, возможно. Как вы будете определять герой это или не герой?

Костомаров: Это будут они определять, не мы. Решаться – играть в эту игру или нет. В основном будет так. Нам интересен человек, который будет раскрываться, вынимать из себя кино.


 

То есть не важно, чем он будет заниматься, сколько ему лет?

Костомаров: Это второстепенные вещи, главное – степень его свободы и «зона его змеи». («Зона змеи» – понятие, придуманное Мариной Разбежкиной, определяет границу частной жизни человека, за которую он не готов пустить кого-либо – «РР-Онлайн»).

Расторгуев: Просто это должны быть одаренные люди, а чем они занимаются – совсем не важно.

Может, я забыла спросить про что-нибудь важное?

Расторгуев: Очень большое количество волонтеров пришло помогать нам с этой историей. Это удивительная штука: все понимают, что эти два месяца, пока мы делаем пилот, люди будут работать бесплатно, но если вся эта история заработает, в том числе и коммерческая структура, то многие из этих людей получат работу киношно-телевизионную, и это прекрасное товарищеско-дружеское  сотворчество. Люди создают не только продукт, но еще и свое будущее. Прикольно. И мы во многом хотели бы опереться на таких людей, это такая честная штука. Мы, например, на этом этапе не получаем ни копейки денег. Для них – это кастинг будущих участников творческой группы, которая будет непосредственно работать с людьми и материалами. Это похоже на непроговоренную школу режиссеров, продюсеров, монтажеров.

Когда все начнется?

Расторгуев: С 15 января будут работать телефоны, по которым можно будет записываться на кастинг. А с 20 января начнется непосредственно процесс кастинга. Еще я хочу сказать, что в проекте будут принимать участие наши постоянные соавторы: Сюсанна Баранжиева, Антон Катин и еще позвали Диму Кубасова как линейного режиссера. 

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение