--

Мумий и тетя Фрося

Как работает легальный и нелегальный рынок регистрации по месту жительства

Президент внес в Госдуму законопроект об ужесточении наказания за нарушение правил регистрации. За фиктивную прописку хотят увеличить штрафы и даже сажать. Таким образом рассчитывают извести «резиновые дома», в которых зарегистрированы, но не живут по полсотни и больше человек. Однако гражданину, столкнувшемуся с проблемой регистрации, трудно понять связь между объявленными целями и текстом законопроекта.

Юлия Гутова
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

17 января 2013, №01-02 (280)
размер текста: aaa

Регистрация от Мумия

Усердно сверкая золотыми зубами — четырьмя верхними и семью нижними, узбек Мумий в холле станции метро «Курская» протягивает мне «Свидетельство № 2400/009-1» о том, что на три ближайших месяца я зарегистрирована на Зеленом проспекте города Москвы. Красная печать Федеральной миграционной службы, штамп районного отделения.

— Вам для чего регистрация? — Мумий очень заботлив. — Она только для гаишников не подходит, для всего остального можно. У нас даже на пять лет регистрацию делают, и по ним кредиты в банках берут! Я по 45–50 в день таких развожу. А таких, как я, ­курьеров — три, вот представьте!

Мумий — работник фирмы под названием «Центральная служба регистрации». Так написано на сайте, который я посетила вчера вечером. За полминуты, не выходя из дома, заполнила форму: внесла свои паспортные данные. Через пять минут позвонил менеджер с рязанским акцентом, уточнил заказ. На следующий день узбек Мумий привез «документ», куда мне удобно. Я дала Мумию шестьсот рублей. Никакого беспокойства. Доставка бесплатно.

— Если что, какие угодно проблемы, вопросы, вы нам сразу звоните! — Мумий выглядит очень по-московски. Запахивает коричневую дубленку и трусит к переходу — навстречу другим клиентам.


Правда жизни от полицейского

— Мы тут обсуждали этот новый закон, насколько он поможет, — говорит всю правду, а потому анонимно, оперативный работник полиции из Петербурга. — Я так понимаю, что если бы в хорошей стране, в нормальных ­головах зарождался, то такой ­закон, наверное, был бы нужен. Но у нас же все будет через одно место делаться. Ты знаешь нашу политику двойных стандартов. Будут тормошить полицейских, требовать от тех же самых перегруженных работой участковых обходов, проверок и выявления нарушителей. А те, кто реально серьезно нарушает, наказания нести не будут. Если делать ­по-настоящему — это же бизнес у кого-то отнимать. Эти липовые прописки в «резиновых домах» — их же не дядя с улицы делает. Ну, короче, все все понимают. Для людей хорошего не будет ничего.

— В законе написано об ужесточении наказания. Как думаешь, кто больше всех пострадает?

— Сложно прогнозировать, кто у них в итоге окажется виноват. Знаешь, как в кино говорили, в «Иронии судьбы»: «Вы меня осуждаете?» — «Не знаю, поживем — увидим».

— Этот закон помог бы вашей работе?

— Нам бы помогло вот что. Мы все время говорим: нормальный человек, который живет, ничего не нарушает, — к нему и вопросов нет. Пускай где угодно живет. Нас интересуют люди, которые переступили черту. А уж они редко по месту пребывания регистрируются. Нас только они интересуют, и их трудно поймать, отследить — это да. Если бы их приучили регистрироваться, было бы хорошо.

— Чтобы, например, мне зарегистрироваться по месту пребывания, нужно писать заявления от всех собственников квартиры, предъявлять их свидетельство о собственности. Если упростить правила регистрации граждан России, это вам помешает?

— Знаешь, граждане России, которые в России проживают, нас вообще не напрягают, мы их, ­если надо, отследим. Если ты профессионал, это не проблема — отыскать гражданина России. Вот мои друзья, которые приезжают в тот же Петербург, не могут получить регистрацию. А мигранты просто приходят на почту, дают уведомление, а с почты его потом посылают в ФМС — что они будут жить у тети Фроси. А тетя Фрося вообще, может быть, не знает, что они на свете существуют. И они ходят вместо регистрации с таким квиточком с почты. Ну и все. Вот нас больше интересует, чтобы мигранты нормально, серьезно проходили регистрацию. А Ваню русского мы всегда найдем, не в Московской области — так в Ярославской, не в Ярославской — так в Брянской.


Советы от тети Фроси

Чтобы чувствовать себя законопослушным гражданином, надо все-таки зарегистрироваться официально. На сайте ФМС указаны документы: паспорт, заявление от гражданина с подписью хозяина квартиры, что он не возражает. И отдельное заявление от хозяина квартиры. Хозяин, естественно, работает, поэтому, чтобы он не тратил время на походы в госорганы, мы заверяем его подписи у нотариуса.

Чиновницу в региональном управлении ФМС, в кабинете с надписью «Регистрация по месту пребывания», почему-то хочется назвать тетей Фросей. Встречает криком:

— Что это у вас?! А где выписные листки? Где другие документы?! Кто вам это дал в руки?!

Странная реакция.

— Почему вы это сами принесли?! Что это вообще такое? А где вообще хозяин квартиры?!

Когда гроза утихает, выясняется, что просто заявления мне ­надо нести не к ней, в ФМС, а в паспортный стол.

— Вы что, делаете регистрацию на десять дней? — тетя Фрося смотрит на заявления и настороженно притихает. — Зачем?

— Буду в Москве еще десять дней.

— А вам это для чего? Вы просто регистрируетесь или это вам для чего-то еще надо?

— Ну надо же по закону, — говорю, — зарегистрироваться.

— Что, законопослушные такие?

Чиновница от удивления ­начинает говорить шепотом:

— А зачем? Вас что, остановил кто-то? — По мнению тети Фроси, если нет опасности, то и незачем что-то оформлять. — Вы же гражданка России, тем более из Петербурга. Вы можете сегодня туда поехать, завтра обратно.

Затем на лице тети Фроси проступает жалость:

— Вас никто не останавливает, регистрируйтесь, пожалуйста. Но вам надо эти документы нести в паспортный стол. Мы регистрацию будем делать три дня. С того момента, как нам из паспортного стола принесут ваши документы. А это на следующей неделе будет только. Вам оно зачем? В крайнем случае держите эти формы заполненные у себя, пока домой не приедете. А домой приедете — порвите…

— Может, все-таки по закону зарегистрироваться?

— Ну, как хотите. Вы должны туда поехать, в паспортный стол. Они должны все дооформить — там листочки, карточка регистрации, талон, копию финансового лицевого счета еще приложить, в общем, там многие еще бумажки. Принесут они нам. У нас сроки... Вы на десять дней… Мы пока все документы сделаем, вы уже уедете.

Под конец разговора чиновница смотрит на меня с откровенной иронией. Вот так всегда, ­избегаешь возни — становишься несознательным гражданином. Пытаешься быть сознательным — становишься дураком.

Понятно, почему тетя Фрося старается меня отговорить: чтобы меня зарегистрировать по месту пребывания, чиновницам из паспортного стола нужно оформить кипу бумажек. И все зря — пока оформят, срок регистрации истечет. Что же будет твориться в их кабинетах, если после путинского закона все граждане ринутся регистрироваться по правилам?


Истории от «нелегалов»

Каждый второй из тех, кто пытался по всем правилам зарегистрироваться в Москве, может рассказать, каким образом не сложилось его легальное проживание в этом городе. Когда законопослушная москвичка Евгения пришла регистрировать в сдаваемой квартире нового жильца, в паспортном столе сказали, что нужна справка о собственности из Регистрационной палаты. Никогда не была нужна, а тут понадобилась. Так как квартира куплена давно, в Регистрационной палате, чтобы сделать справку, потребовали планы здания из БТИ. В БТИ потребовали еще что-то, но что — Евгения уже не помнит, потому что умаялась и бросила свою затею. Тем более что у квартиранта не было при себе военного билета, а без этого документа его не зарегистрируют тоже. Другая сознательная гражданка, петербурженка Ирина, ­тоже не зарегистрирована в Москве — потому что для этого требуется привести в паспортный стол всех собственников квартиры, а один из них сейчас живет не в России.

По той же неповоротливости официальных правил многим гражданам «узакониваться» вовсе незачем: они живут, например, в Московской области, а работают в Москве. Или ездят в командировки не реже раза в три месяца, а первые 90 дней по закону регистрироваться не нужно.

За деньги черный рынок предлагает большой выбор регистраций: от «официальных» в «резиновом доме» до бумажек с печатью, как принес узбек Мумий. Интересно, зачем на самом деле придумали поправки к закону? Ведь паспортный стол делает регистрацию бесплатно, но получить ее для многих практически невозможно. Чаще всего единственный выход — заплатить ­Мумию. И не потому, что штрафы за нарушения маленькие. А потому, что расторопный услужливый узбек прекрасно ­совместим с реальной московской жизнью, а тетя Фрося — нет. В Госдуме об этом тоже знают.


«Резиновые дома» и дубовый закон

Кого и как будут штрафовать за фиктивную регистрацию

Причины

Законопроект, внесенный Владимиром Путиным, — это выполнение обещания, данного в одной из его предвыборных статей, «пойти на ужесточение правил регистрации и санкций за их нарушение».

По данным ФМС, только в 2011 году «зафиксировано более 6400 адресов, в которых зарегистрировано почти 300 тыс. граждан». Например, в конце прошлого года в Красноярском крае в ходе спецоперации «Резиновые дома» ФМС обнаружила небольшой полуразвалившийся и полусгнивший частный дом, где жильцами числились… больше 1200 человек. Чуть ранее столичная прокуратура выяснила, что в одной из двушек в Бибиреве помимо семьи собственника-коммер­­санта зарегистрированы 333 трудовых мигранта из Средней Азии. А рекорд пока принадлежит Краснодарскому краю, где в загородном доме «проживали» 80 тыс. человек.

Санкции

Законопроект предлагает внести новую статью в Уголовный кодекс. Согласно ей фиктивная регистрация по месту пребывания или месту жительства россиянина или иностранца, а также фиктивная постановка на учет иностранца будет наказываться штрафом от 100 тыс. до 500 тыс. рублей, а в некоторых случаях — принудительными работами или лишением свободы на срок до трех лет.

Интересно, что при этом закон никак не ограничивает число людей, которые могут быть зарегистрированы в квартире. То есть теоретически, если у вас прописаны 50 человек, но вы докажете, что все они — ваши родственники, друзья, зарегистрированы законно и действительно живут в квартире, санкции к вам никто не применит. А вот если выяснится, что этих людей ни вы, ни ваши соседи в глаза никогда не видели, тогда уголовное дело возбудят.

Кроме того, увеличиваются штрафы за проживание без регистрации. Они составят от 2 до 3 тыс. рублей для самих нелегалов, от 2 до  5 тыс. для собственников квартир, если это физические лица, и от 250 до 750 тыс. для юридических лиц. В  Москве и Санкт-Петербурге все эти штрафы будут чуть выше: соответственно 3–5 тыс., 5–7 тыс. и 300–800 тыс. рублей.

Реалистичность исполнения

Под фиктивной регистрацией проект закона предлагает понимать регистрацию «на основании предоставления заведомо ложных сведений или документов». Кроме того, под это определение подпадают и случаи регистрации по настоящим документам, но «без намерения проживать» и «без намерения предоставить жилье». Такого рода формулировки существуют в законодательстве и сейчас, но не в уголовном праве.

Тут у любого практикующего юриста возникает вопрос: как в каждом конкретном случае доказать это намерение или его отсутствие? К тому же человек мог сначала действительно намереваться проживать, а потом по той или иной причине передумать.

В любом случае очевидно, что закон будет работать не только против ­нелегальных мигрантов, гастарбайтеров, но и против самых обычных арендаторов и арендодателей, которые не оформляют свои ­отношения через регистрацию.

А еще он станет потенциальной угрозой для законопослушных граждан во вполне обыденных жизненных ситуациях. Так, по данным фонда «Миграция XXI век», больше 25% москвичей живут не по адресу своей регистрации. Например, снимают квартиру, а зарегистрированы у родственников. По новому закону это наказуемо. Хотя глава ФМС Константин Ромодановский на днях заявил, что закон не коснется собственников жилья, которые живут не по месту прописки: «Я хочу еще раз заверить, что это не касается граждан, кто имеет квартиру по одному адресу, а проживает по другому… Мы не будем за ними ни гоняться, ни выявлять — пусть живут спокойно».

Дмитрий Майоров

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
anisimov andrey 18 января 2013
Мне интересен сам смысл этого закона.Что он хочет от гражданина? Вот я прописан у мамы, а живу у Тёщи. За, что меня хотят наказать. Что я, скотина, нарушил?
Или другой очень популярный сюжет: я 3 года жил и работал в Москве, у меня была фиктивная регистрация "за деньги", которую я, через знакомых купил у участкового милиционера.
А все потому что мои квартиродатели, люди пожилые, имели, какие-то льготы и просто не хотели их лишиться.И я их понимаю. Они обычные люди со своими болячками и проблемами и сдача квартиры была основным способом жить над гранью бедности. Кроме того сам процесс официальной регистрации тогда показался настолько неудобным и, кстати, для нас гораздо более дорогим, чем сделать ее за деньги.
Вот пусть мне кто-нибудь объяснит, какой вред я принес государству и почему я должен оправдываться за смену места работы и города проживания(военный билет есть, долгов и неуплат нету).
Золотарева Татьяна 20 января 2013
Мама с маленькой буквы, а теща с большой:)) праааавильно, живете-то у тещеньки)))
anisimov andrey 22 января 2013
Золотарева Татьяна: Спасибо, что подсказали-лишний повод подумать о своем воспитании....
А дискуссия, как-то, заглохла....видимо, все ждут, что получится на практике)
Google deephorizont@gmail.com 17 января 2013
Дельная статья; геморроя подобный закон добавит именно нормальным законопослушным гражданам.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение