--

Дмитрий Бавильский из Челябинска

поделиться:
24 января 2013, №03 (281)
размер текста: aaa

Писатель, журналист, автор книг «Семейство пасленовых», «Едоки картофеля», «Чужое солнце».


Любимая точка общепита
Старинное кафе «Лакомка» при булочной на ул. Цвиллинга — масса воспоминаний!

Любимый магазин
Большой книжный на месте гостиницы «Южный Урал».

Любимое место прогулок
Набережная Шершневского водохранилища, переходящая в сосновый бор прямо в центре города.

Любимая досто-примечательность
Дворец пионеров имени Крупской, боковые корпуса которого выполнены в форме развевающихся знамен из розового камня.

В Челябинске я родился и окончил филологический факультет здешнего университета. Челябинск — странное место на перекрестке миров: на подъездах к этому «крупному промышленному и культурному центру» стоят столбы, отделяющие Европу от Азии, по самому городу проходит граница Урала и Сибири. Челябинск имеет форму ­креста, нести который приходится всю сознательную жизнь. Недалеко от него, в степи, сравнительно недавно раскопали Аркаим — город и многофункциональную астрономическую обсерваторию, более совершенную, чем Стоунхендж, и на тысячу лет старше Трои. Есть версия, что Аркаим — родина ­Заратустры.

Местные радио- и теленовости почти всегда начинаются с напоминания о том, что Челябинск — «столица Южного Урала». Это важно для самоопределения челябинцев, имеющих собственную гордость. Притязания ­соседнего Екатеринбурга слыть столицей ­региона отметаются; здесь говорят: Екатеринбург — столица Среднего, Пермь — Северного Урала, за нами, соответственно, остается Юг. Когда-то я несколько лет подряд редактировал местный журнал «Уральская парадигма». Одной из важнейших его задач было объяснять эту малозаметную для посторонних разницу.

Во время войны город чуть было не пере­именовали в Кобу (дабы увековечить подпольную кличку Сталина), но вовремя остановились. «Селяба», или «челяба», в переводе с башкирского значит «яма» (милионник расположен в низине). Главная местная легенда повторяет слова историка В. Н. Татищева о закладке крепости «в урочище Селябы». Именно поэтому, сочиняя три романа об этом городе («Семейство пасленовых», «Едоки картофеля» и «Ангелы на первом ­месте»), я придумал топоним «Чердачинск», истолковав его как «крыша мира». Лучше всего с переводом этого названия на другие языки справилась моя французская переводчица ­Вероника Патт, придумавшая «Брик-о-Бра­­чинск».

Еще совсем недавно в городском саду имени Пушкина два памятника великому поэту стояли друг напротив друга. Теперь один из них перенесли к оперному театру. Другую легенду, связанную с местными монументами, приводит Сергей Довлатов в рассказе «Номенклатурные ботинки», посмеиваясь над памятником Ленину с двумя кепками. Однако самый оригинальный памятник ­вождю стоит не на центральной площади, а на Алом поле: сначала деревянный, а затем и каменный кенотаф (фальшивый мавзолей и избу-читальню по совместительству) тут установили, когда Ильич еще не был похоронен. Точнее, забальзамирован.

Челябинск считает себя безусловно театральным городом. Здесь неважно с литературой и всем остальным, зато процветают десятки трупп. Полные залы, постоянные гастроли и фестивали, шумные премьеры. Но почему в этих суровых краях самым востребованным оказалось именно театральное искусство, никому не понятно.

Да, в Челябинске есть метро — правда, его все никак не могут достроить. Зато расширяют дороги, не повышая при этом окружающую этажность, что нарушает все мыслимые и немыслимые градостроительные пропорции. Для того чтобы ничего не мешало «дорожной революции», в этом экологически неблагополучном городе уничтожили множество деревьев. Начальство со временем обещает восстановить «зеленый фонд». Проблема в том, что люди в городе живут не «со временем», а уже сейчас и каждый божий день. На месте густой рощи, отделявшей поселок автоматно-механи­­ческого завода (АМЗ), в котором живут мои родители, от федеральной трассы, развернули стройку многоэтажного паркинга. Деревья на этом месте уже не посадишь. Теперь начальство разрабатывает проект строительства шоссе через городской сосновый бор. Тот самый, который клином врезается в центр, делая его пригодным для жизни.

Записала Екатерина Карсанова

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение