--

Самоцензура

Почему учитель Илья Колмановский решил не молчать

Илья Колмановский – журналист, учитель школы «Второй лицей» и преподает уже 18 лет. В понедельник он сообщил, что после участия в пикете у Госдумы против принятия закона о запрете пропаганды гомосексуализма, его решили уволить. Как заявлял сам учитель, вскоре после участия в акции в школу поступили жалобы от родителей учеников, которые просили оградить детей от него, а в противном случае грозили обратиться в вышестоящие инстанции. В итоге Колмановский в школе остался. «РР-Онлайн» он рассказал, зачем ходил на пикет и почему вступил в открытый конфликт с директором. 

Мария Исаева поделиться:
30 января 2013
размер текста: aaa

Скриншот страницы учителя Ильи Колмановского  на сайте Второй школы

Скриншот страницы учителя Ильи Колмановского на сайте Второй школы.

 

– В пятницу у здания Государственной думы у меня состоялся публичный диспут с группой сторонников закона, который там обсуждали. У меня есть гражданская позиция по этому поводу, которую я и обсуждал. Для меня это очень важно и дорого, потому что очень редко мы можем друг с другом просто разговаривать. Люди могут друг друга ненавидеть, кричать друг на друга, угрожать, но очень мало – разговаривать. И вот у меня была возможность обменяться с ними аргументами насчет закона, который сейчас волнует многих, как мы видим. И разговор был довольно продуктивный.

И в чем оказалась его продуктивность?

Сторонники закона говорили, что, с их точки зрения, если человек видит и слышит, например, что геем быть хорошо или что геи лучше, чем не геи, или просто видит целующихся геев, он может стать геем. Мне показалось важным сказать им, что я на эту тему думаю, исходя из научных исследований. Эта идея многократно опровергалась, есть даже теории, что сексуальная ориентация определяется еще до родов. Если предрасположенности к этому нет, то с помощью каких-то факторов среды нельзя гетеросексуального человека убедить в том, что он гомосексуал. Для мирового сообщества этот вопрос давно закрыт, все исследования показали, что геи ничем не отличаются от нормальных людей. И одна, и другая сторона смогли выразить свою точку зрения. Мы смогли друг друга услышать.

Когда шли на пикет, понимали, чем все это может обернуться?

Чего я не мог ожидать, так это того, что меня за это уволят. Я понимал, что меня там могут задержать. Но у меня даже мысли не было, что все может так обернуться. Уже в понедельник в час дня у меня состоялся разговор с директором. Он рассказал, что получил несколько анонимных сообщений через сайт, которые требуют моей отставки и угрожают жалобами в вышестоящие инстанции. Для любой школы это смертельная опасность. Школы бесправны и беззащитны, их очень легко могут закрыть. И директор, с которым у меня очень хорошие отношения и который очень дорожит нашим сотрудничеством, директор одного из самых известных и старейших лицеев, очень уважаемый человек вынужден уволить того, кого, простите за нескромность, считает своим лучшим учителем потому, что у него есть причины опасаться, что какая-то анонимка потянет за собой жалобы и это кончится разгоном школы. Он повторял это многим и многим выпускникам, которые с ним говорили. Мы живем в такой атмосфере страха, когда просто нет свободы слова. Человека могут уволить из опасений, что он выражает не ту точку зрения. Я спросил его: «Неужели вернулись те самые времена?» Он ответил: « Те времена никогда не прекращались».

А после сказал, что увольняет меня. Я сразу ответил, что не уйду. Я вижу свой долг в том, чтобы оставаться на своем рабочем месте, потому что человек не может быть уволен за то, что он выражает какую-то точку зрения. Для меня это принципиальный вопрос.

Вы видели эти анонимные письма? Есть ли у вас предположения, кто мог их написать?

Я видел эти письма, но не знаю, кто мог их написать, и это не так важно. Но я уверен, что это были люди извне школы. Некоторые из них подписывались, что это якобы родители наших учеников, но я в это не верю. Чисто на уровне интеллектуального анализа ясно, что это писал человек, который незнаком с нашими реалиями.

И что произошло дальше?

И тогда он сказал, что уволит меня как совместителя и возьмет основного учителя. На этом мы расстались. Я стал советоваться с юристами, чтобы понять насколько это законно. И это незаконно, он должен сначала предложить мне штатную работу. Такого предложения не было. Он сам подтвердил, что увольняет меня в интервью «Большому городу», это заявление он сделал позавчера вечером. Это то, с чем я лег спать.

Но вчера в течение дня я получал сообщения от журналистов, которым он говорил, что меня не увольнял, приказа не было и «пока я сижу в этом кресле, Колмановский не будет уволен». Позже мне позвонил заместитель директора со следующими словами: «Вы не уволены». Но по большому счету ситуация не исчерпана, потому что важно не то, что я вернусь на работу, а то, в какой стране мы живем, в каком обществе. Как много людей увольняют за их убеждения, сколько людей сидит в тюрьме за свои убеждения. Мы не должны молчать, не должны останавливаться, пока в страну не вернется свобода слова.

Вы говорите, что директор – уважаемый человек и большой профессионал, но ведь получается, что вы его, по сути, подставили, так как он сейчас находится в позиции гонителя.

Мне очень жаль, что его решение в качестве следствия имело вот такой удар по нему и его репутации. Я очень об этом сожалею. Но у меня было два конфликтующих долга: один – это оградить школу и директора, второй – мой гражданский долг. Я считаю, что никто не может быть уволен за свои убеждения. И в моем случае гражданский долг перевесил.

Были ли у вас раньше конфликты в школе?

Нет, я нахожусь в школе на очень привилегированном положении, мне всегда создают исключительные рабочие условия, и я бесконечно благодарен за это школе.

Почему вы решились вынести этот конфликт на всеобщее обозрение, а не ушли по-тихому в другую школу?

Причина ровно в том, что я сделал выбор между моим долгом перед школой и моим гражданским долгом.

Как вы думаете, в вашей ситуации – это скорее самоцензура или реально кто-то надавил на директора?

Я уверен, что это самоцензура. Для этого не было времени, к тому же он упомянул бы, он сказал бы мне об этом. Это был довольно откровенный разговор, когда он сказал, что должен уволить меня, чтобы спасти школу.

В этом весь ужас ситуации, и вообще, это самое главное в нашей истории. Именно то, что мы живем в такой ситуации, обществе, системе, где школа и директор абсолютно бесправны, и вот по такой вшивой анонимке человек должен уволить учителя. Я свою работу получил обратно, но сколько людей ее не получили, сколько людей было уволено.

Зачем вы пошли на пикет?

Чтобы выразить свою гражданскую позицию. Но это второстепенный вопрос относительно того, что со мной произошло.

Вы ходили на пикеты раньше?

Да, я неоднократно был на различных пикетах, митингах, демонстрациях и шествиях, ходить на которые мы все имеем право согласно с 31 статьей Конституции. Дважды я был незаконно задержан на этих акциях. Правда, дела разваливались, потому что задержан я был незаконно. Но это никогда не докатывалось до школы, никогда не касалось моей работы.

Вы как школьный учитель выражаете свою позицию относительно ЛГБТ открыто?

Да, но у меня никогда не бывает повода обсуждать это на уроках, потому что это не входит в школьную программу. Я выражаю ее открыто за пределами школы – в своем блоге, или в своих заметках как журналист, или в радиопередачах. Я отстаиваю научную точку зрения на этот вопрос.

Если бы школьник подошел к вам и спросил, например, как вы относитесь к ЛГБТ, что бы вы ему сказали?

Это очень абстрактный вопрос. Например, если он спросит у меня, считаю ли я, что гомосексуалы психически нездоровые люди, я должен буду ответить ему следующее: у меня есть на это определенная точка зрения, и она сформирована знакомством с научной литературой, ученые провели такие-то исследования, в такие-то годы, вот вам ссылки, вы можете их прочитать и составить свое мнение. Есть работы, которые были опубликованы в международных научных журналах, были тестирования и обследования, которые показали, что гомосексуалы – нормальные люди, это просто один из вариантов развития, как левши, например. По большому счету, эта дискуссия закрыта в мире. Она была очень актуальна в 60-е годы, но сегодня есть консенсус, к которому пришли в международной научной среде.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение