--

Операция «Кооперация»

Как обустраивалась «дача Сердюкова» на острове Школьный

Анатолия Сердюкова могут сделать обвиняемым по уголовным делам, связанным со строительством элитной базы отдыха «Житное» и дороги к ней. Почему эту базу в окрестных деревнях называют не иначе как «фсбшной», а местный предприниматель считает, что Сердюков должен ему девять миллионов рублей, выяснил корреспондент «РР», съездив в Астрахань.

Дмитрий Великовский
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

7 февраля 2013, №05 (283)
размер текста: aaa

– У меня в последнее время не совсем положительное отношение к прессе, которая пытается освещать наши муниципальные дела, это я вам откровенно, на микрофон, говорю, – мрачно встречает меня глава Икрянинского района Астраханской области Александр Блинков, – причины: кампанейщина – раз, предвзятость – два, необъективность – три, буйная необузданная фантазия – четыре.

В чем-то с Блинковым можно согласиться. Побывавшему на месте хорошо видно, сколько ляпов сделали журналисты, рассказывая о возбуждении уголовных дел в связи с участием Минобороны в благоустройстве принадлежащей родственнику Сердюкова VIP-базы «Житное» на острове Школьный. Напомним, уголовных дела два: одно касается строительства дороги к базе, а другое – озеленения острова. Действительно, и тем, и другим занимались солдаты – как контрактники, так и срочники. Однако вопреки сообщениям прессы, сажали они вовсе не тополя, а фруктовый сад на южной оконечности острова.

– Все наоборот говорят. Солдатики там траву и яблони сажали. А тополя они как раз в большом количестве повырубили – деревьям этим уже лет по тридцать, их еще в советское время пионеры окучивали, – рассказывает «РР» Николай Кодяков, хозяин ближайшей к острову турбазы «Евлатькина заводь».
 

Дело №1: Глиняная дорога

Относительно полезности дороги от деревни Краса до острова Школьный, на строительство которой ушли десятки миллионов бюджетных рублей, нет согласия даже на поселковом уровне. В местной администрации журналистам говорят, что это «подарок судьбы», а жителям «улыбнулась удача».

– Раньше там была разбитая колхозная дорога. А теперь в том направлении и рыбакам легче ездить, и охотникам, и крестьянам на сенокос, – уверена заместитель главы Житнинского сельсовета Наталья Шерснева. Впрочем, она признает, что на острове никогда не была и вообще «в ту сторону ей ездить без необходимости».

Те же, у кого такая необходимость есть, радоваться подарку категорически отказываются. Во-первых, говорят они, когда дорогу еще только строили, тяжелая техника подняла столько пыли, что многие деревья в округе «не смогли дышать» и погибли. Во-вторых, высокая насыпь под дорогой перекрыла несколько ериков (проток), в которых каждую весну нерестилась рыба. В-третьих, с дороги нет съездов, а глубокие водоотводные канавы по бокам насыпи не позволяют свернуть с нее даже на внедорожнике. Наконец, в четвертых, дорога сделана из глины, которая раскисает и расползается, делая дорогу непроезжей.

– А дорога эта вовсе не «асфальтированная» и даже не «бетонка», как у вас там пишут. Начальство по ней отродясь не ездило, оно только вертолетами добирается, там три площадки под них оборудовано. А это глиняная времянка на деревянных сваях, восьмикилометровый кусок говна, который они не сподобились за собой убрать, – кипятится Кодяков, вынужденный ежедневно месить колесами это чудо инженерной мысли. – Раньше-то была степная дорожка, езжай куда хочешь. Но в сырую погоду камаз бы по ней не прошел, а им надо было на остров землю возить. Чтобы паводком не заливало, подняли его метра на два. Представляете, сколько это земли? Вот и построили, а теперь все сделали и забросили. Уже по весне она разлезется, и тут на вездеходе будет не проехать. Между прочим, они эту дрянь по моей земле проложили.

Выясняется, что земля под дорогой, ныне отданная в бессрочное пользование Минобороны, раньше местами была кодяковским полем. На вопрос, мог ли он отказаться уступать им землю, Николай вспоминает бородатый анекдот про невесту, которая спрашивала, каким боком к мужу ложиться в брачную ночь.

– У меня только одно условие было, – говорит он, – чтобы они к моей базе съезд нормальный построили. Обещали, да только хрена лысого они его сделали. А когда я строителям об этом напомнил, они мне ответили: «Все вопросы к министру обороны».
 

Как призывники дорогу строили

С одним из этих «строителей», в 2011 служившим в железнодорожных войсках, нам удалось связаться.

– Наша часть 42677 дислоцировалась на Кубани в городе Курганинске. Нам предстояла плановая командировка в Ковров, строить там новую ветку железной дороги. Но внезапно в марте 2011 нам объявили, что вместо Коврова мы едем в Астрахань. Перебросили больше ста человек из двух частей: нас и мостостроителей из 33007, – рассказывает экс-призывник Сергей. – Стояли лагерем на окраине деревни Краса. Работали до поздней осени, с 8 до 18 каждый день, кроме воскресенья (в субботу до обеда). Получали стандартные армейские 400 рублей в месяц. Озеленением не мы занимались – наша задача была построить дорогу и отсыпать землей какие-то нереальные площади на самом острове. Не знаю, подо что, может, под фруктовый сад, может, под что-то еще. Хотя, когда мы приехали, там уже неплохо было: домики построены, пруд вырыт, розовые фламинго плавают.

– А вы знали, что за дорогу строите?

– Слухи быстро просочились. Сначала, что дорога эта для VIP-лица, а вскоре узнали и для какого именно. По-моему, весь Южный военный округ про эту дорогу знал. И сам «заказчик» на вертолете прилетал, и множество другого начальства. Сейчас уж всех не упомнишь, но точно был наш комбриг полковник Орлов – этот раза два в месяц появлялся. Песочил нас постоянно, а пьянствовал, кажется, еще больше. Но мы службой были довольны – все лучше, чем в части. Так что воспоминания у меня в основном положительные. На днях пришлось их освежить – меня, вон, в военную прокуратуру вызывали. Сказали, что будут возбуждать уголовные дела на мое начальство. А зачем вызывали, я так и не понял – они уже лучше меня все подробности знают, мне и добавить нечего было.

– Скажите, а проект дороги был? Кто-нибудь вообще прикидывал, сколько она простоит и как скажется на местной фауне?

– У нас перед поездкой несколько человек на полтора месяца отправили обучаться в другую часть. Курсы назывались «теодолит и нивелир». Вот с помощью этих инструментов и прокладывали. Так сказать, «по карте». А что касается природы, – Сергей фыркает, – то кто об этом будет задумываться? Это ж абсолютная ерунда!

Судя по всему, несмотря на масштаб и сложность сооружения (огромная насыпь, два моста, водоотводные канавы и трубы), никаких особых расчетов – инженерных или экологических – для этой дороги не делалось. В местной администрации признают, что подобных документов в глаза не видели, объясняя это тем, что разрешение на строительство Минобороны не требовалось. Мол, колхозная дорога уже была, а солдаты ее просто «отремонтировали».

Кстати, с последним километром этой дороги связана еще одна глупость, изо дня в день тиражируемая федеральными СМИ, – мол, ее срочно уничтожают, чтобы замести следы, а ведущий на остров мост уничтожен. На самом деле этот километр действительно срыли, а понтон передвинули с обжитого юга на «дикий» север острова. Однако сделано это было задолго до уголовных дел – еще летом прошлого года. И, скорее всего, эти пертурбации связаны вовсе не с курьезным желанием уничтожить одну восьмую часть улик, а с хозяйственными соображениями – например, с желанием сделать въезд на остров подальше от домиков вельможных господ.

Лишней суеты здесь, похоже, совсем не любят. Местный житель, арендующий одно из окрестных полей, рассказал курьезную историю о том, как в прошлом году он пытался спалить траву на своем участке.

– Я так всегда по весне делаю, чтобы сухие остья спалить. Поджег я ее, значит. Только занялось как следует, смотрю, вертолет летит. С бочкой. И как жахнет этой водой прямо мне на поле. Я опять поджег – с другого края. А он совсем скоро опять летит и опять ба-ах! Я директрисе этой, Елене Олеговне, на фсбшную базу звоню – что ж ты, говорю, делаешь?! Вы же, говорю, за рекой от меня, чего вам бояться. А она ни в какую. Не позволю, говорит, и все тут. Так у меня теперь от этого вертолета все поле в воронках!
 

Дело №2: VIP-база

Элитные коттеджи «Житного», прозванного журналистами «Сердюковской дачей», местные жители, как правило, кличут иначе – «фсбшная база». Чтобы разобраться, почему это так, придется сделать небольшой экскурс в историю.

«Житное» – не первая база на Школьном. До него здесь была еще одна. В 90-е она принадлежала структурному подразделению «Газпрома» компании «Астраханьрыбагрогаз». В начале двухтысячных полузаброшенную базу арендовали (а затем, когда «Газпром» стал избавляться от непрофильных активов, и выкупили) три друга, один из которых, Геннадий Белоусов, стал ее управляющим.

Геннадий зарегистрировал ООО «Леска», отремонтировал здания и привел в порядок два с половиной гектара земли, на которых располагалась его база – теперь она называлась «Викинг». Правда, с землей вышла неувязка. Выяснилось, что она по-прежнему остается в бессрочной аренде у «Газпрома». Белоусов с товарищами несколько лет судились – и с арендатором, и с арендодателем (районной администрацией) – за право оформить землю на себя, однако не преуспели. Впрочем, это не мешало им на протяжении шести лет принимать многочисленных туристов и развивать бизнес – ООО «Леска» даже стало членом торгово-промышленной палаты и турсоюза Астраханской области.

В 2007, как раз в тот год, когда Анатолий Сердюков стал министром обороны, и было учреждено ООО «Житное», на базу пришли двое – человек, представившийся сотрудником ФСБ, в сопровождении представителя администрации района. Они сказали Геннадию, что есть решение построить на острове Школьный пансионат для сотрудников и ветеранов ФСБ. Сказали, что много места не займут, пообещали не беспокоить и разметили колышками три гектара на другом конце острова.

После этого на «Леску» обрушился шквал проверок, длившихся почти год, однако придраться было не к чему – бывший бухгалтер Белоусов к ревизиям был готов. Вплоть до того, что в обязательном порядке страховал всех отдыхающих.

По окончании проверок, уже в 2008 на Школьном появилась еще одна пара – рангом повыше. Это были нынешний глава администрации Александр Блинков и заслуженный генерал ФСБ (фамилия известна редакции). С ними члены семей и свита – даже автоматчики высадились.

– Они предложили мне сохранить коллектив и со временем стать директором их будущего пансионата, – пересказывает мне событийную канву Белоусов.

– И ты поверил?

– Ну, честно сказать, поверил. Все-таки гарантом выступил сам глава района. Да и генерал был очень дружелюбный, располагающий. Слово дал, – немного растерянно отвечает Геннадий. – Из беседы с ним у меня уже тогда сложилось впечатление, что это не вполне или не только пансионат ФСБ будет. Он говорил, что ему скоро на пенсию, и он хочет себе домик в тихом красивом месте. И что денег у него как у госслужащего особых нет, но зато есть питерские друзья, которые помогут и все построят. От меня он хотел, чтобы я подсобил на начальном этапе: поселил у себя строителей и позволил им пользоваться моей электролинией – чтобы новую не тянуть. За эту помощь он, помимо светлого будущего, обещал платить хорошие деньги. На том и сговорились.

Все шло по плану. «Викинг» перестал принимать туристов и переключился на обслуживание строителей. Так длилось полтора года, за которые Белоусов перевидал массу влиятельных людей – от командовавшего стройкой учредителя ООО «Житное» Артема Казакова до учредителя НП «Житное» Валерия Пузикова, мужа сестры Сердюкова. Прилетал и сам министр обороны, и множество других людей в погонах. Проблема была одна – обещанных денег Белоусову никто не перечислял.

– Больше года я поил и кормил строителей фактически за свой счет. Изредка мне давали наличными какие-то смешные деньги – тысяч десять, пятнадцать. А на все вопросы об основной сумме отвечали, что старший сейчас занят или в отпуске и, как вернется, сразу все оформит. В общем, кормили завтраками. И вот, в 2009 году, поскольку они были должны мне почти два миллиона, я не выдержал, – Геннадий морщится. – Когда прилетела очередная представительная делегация, мы как обычно выпили, закусили, и я поставил вопрос ребром. И тут один из них (фамилия известна редакции) достает корочку генерала ФСБ и пистолет. И объясняет, что, мол, у меня три варианта. Первый – сегодня же собрать все, что я могу унести и свалить отсюда по-хорошему. Причем с условием, что ближе пяти километров к острову приближаться не буду. Второй, что меня за что-нибудь сейчас же закроют (для убедительности он даже вызвал опергруппу, которая через двадцать минут уже высадилась на пирсе). И третий, что он меня просто пристрелит, поскольку, как мы оба понимаем, ему за это ничего не будет. Все это исключительно матом, при шести свидетелях. И что мне было выбрать? Я собрал сумку и пошел к лодке. А два генерала вышли меня проводить. И один руку протягивает. Я буркнул что-то, но руки ему не подал. Так он взбесился, тоже за ствол хватается, матом на меня орет. Ну, в том духе, что я, наверное, не понял, на кого накатываю. Хорошо, второй вмешался, и пока они разбирались, я деру дал. В шортах и майке. Со своей собственной базы… Вот такое вот «Житное». Не зря они называются «Некоммерческое партнерство содействия развитию туризма», а?
 

9 миллионов от Сердюкова

Конечно, я не мог не задать главе Икрянинского района Александру Блинкову вопрос о тех временах, когда он якобы выступал гарантом в договоренностях между Белоусовым и людьми в погонах.

– Ходит молва, что на Школьном должен был быть пансионат ФСБ, а вы ездили туда с генералами об этом договариваться…

– Я не хочу это комментировать, потому что… – Блинков помялся, – потому что это, наверное, будет неправда.  

Зато Блинков рассказал, что в прошлом году «Астраханьрыбагрогаз» наконец отказался от аренды земли на Школьном. Остальные тридцать гектаров острова уже год как находятся в собственности НП «Житное»

– Да, НП «Житное» уже подало заявку на эти земли. И мы как администрация уже дали свое согласие.

Что касается имущества «Лески», то Блинков заверил меня, что оно было продано «Житному». С чем Белоусов, мягко говоря, не согласен. По этому поводу он неоднократно пытался судиться, но принимать заявления и прокуратура, и суды наотрез отказывались. Имущество «Лески» так и осталось на острове. 11 января 2013 на гребне скандала Геннадий написал письмо Путину. Начинается оно так:

«Уважаемый Владимир Владимирович, прошу у Вас как Президента России, руководителя и начальника бывшего Министра обороны, передать г. Сердюкову А. Э. мое требование о полном возмещении им или его родственником и деловым партнером по семейному "бизнесу", учредителями ООО "Житное" Пузиковым В.Н. , Позовым А.И., финансового ущерба в размере – 9424000 руб., причиненного мне их противоправной деятельностью в Астраханской области, Икрянинский район, база отдыха остров Школьный (Вы там были с Д. Медведевым)».

А заканчивается еще трогательнее:

«Поддерживаем Вас в непростой и нравственно сложной борьбе с коррупционерами и жуликами, присваивающими достояния государства, очерняющими власть, а также с другими вызовами, испытывающими Вас и нашу Россию на прочность. Желаем Вам богатырского здоровья, могучего Православного духа и добрых друзей».

Путин пока не ответил.


Справка РР

Как Анатолий Сердюков связан с фигурантами коррупционных уголовных дел

Кто есть кто в схеме

Евгения Васильева,
руководитель департамента имущественных отноше­­ний Министерства обороны*.

Отношения с фигурантами дела Вместе с Сердюковым училась на юридическом факультете СПбГУ: Васильева на очном отделении, Сердюков — на заочном.

Роль в деле Считалась доверенным лицом экс-министра. Контролировала финансовые потоки ведомства, связанные с продажей имущества, ремонтом, строительством, аукционами.


Екатерина Сметанова,
глава ООО «Центр правовой поддержки “Эксперт”».

Отношения с фигурантами дела Одновременно с Сердюковым училась на юрфаке СПбГУ. Однокурсница Евгении Васильевой.

Роль в деле Васильева предложила Сметановой возглавить фирму по работе с высвобождаемым имуществом военного ведомства. Через «Эксперт» проходили все сомнительные имущественные сделки Минобороны.    


Максим Закутайло,
гендиректор ОАО «Окружной материальный склад Московского округа ВВС и ПВО»

Отношения с фигурантами дела Муж Екатерины Сметановой. Однокурсник Евгении Васильевой.

Роль в деле По версии следствия, участвовал в мошенничестве на сумму 5 млн рублей с имуществом возглавляемого им ОАО. 


Николай Рябых,
начальник хозяйственного управления Министерства обороны

Отношения с фигурантами дела Знаком с Сердюковым с начала 2000-х по совместной работе в ФНС. В 2011-м перешел на работу в Минобороны.

Роль в деле Визировал все документы по имущественным сделкам.


Александр Елькин,
гендиректор ОАО «Славянка».

Отношения с фигурантами дела Считается, что познакомился с Сердюковым в начале 2000-х, когда занимался поставками офисной техники для петербургского УФНС.

Роль в деле Подозревается в мошенничестве при оказании аутсорсинговых услуг Министерству обороны. 


Валерий Пузиков,
владелец базы отдыха «Житное».

Отношения с фигурантами дела Женат на младшей сестре Сердюкова Галине. Еще когда Сердюков возглавлял питерское отделение ФНС, налоговая служба активно сотрудничала с фирмами Пузикова и его партнеров. Одно время руководил Санкт-Петербург­ским инженерно-техническим центром Минобороны.

Роль в деле Именно Пузикову принадлежит база отдыха «Житное».


Юлия Ротанова,
главный бухгалтер ОАО «Славянка».

Отношения с фигурантами дела Ближайшая помощница Александра Елькина.

Роль в деле Выдала правоохранительным органам теневую бухгалтерию «Славянки».


Константин Лапшин,
директор департамента текущего ремонта ОАО «Славянка».

Отношения с фигурантами дела Подчиненный Александра Елькина.

Роль в деле Контактировал по текущим вопросам с начальником хозуправления МО Рябых.


Андрей Луганский,
директор ЗАО «Безопасность и связь».

Отношения с фигурантами дела Доверенное лицо Александра Елькина, являвшегося соучредителем фирмы «Безопасность и связь».

Роль в деле Минобороны заключило с фирмой контракт на оказание услуг по содержанию зданий министерства и Генштаба — при этом, как считает следствие, стоимость работ была многократно завышена.


Дмитрий Митяев,
глава юридической службы ООО «Мира».

Отношения с фигурантами дела Один из ближайших помощников Екатерины Сметановой.

Роль в деле Именно в ООО «Мира» был преобразован «Центр правовой поддержки “Эксперт”» после скандала с продажей четырех зданий военторга в Самаре в конце 2011 года. Сметанову тогда обвинили в вымогательстве, но впоследствии обвинение было снято.


Анна Третьякова,
гендиректор ООО «Чкалов авиа».

Отношения с фигурантами дела Авиакомпания была создана в период, когда министром обороны был Анатолий Сердюков, и получала от ведомства выгодные заказы.

Роль в деле Именно на вертолетах «Чкалов авиа» на базу отдыха «Житное» доставлялись солдаты-строители и ВИП-гости. На самолете «Чкалов авиа» Сметанова летала в Париж под видом сотрудника Минобороны. Третьякова допрошена в качестве свидетеля.


Елена Третьякова,
директор базы отдыха «Житное».

Отношения с фигурантами дела Мать Анны Третьяковой.

Роль в деле Пока не проходит по делу ни в каком статусе. 


* Указаны должности, которые человек занимал во время расследуемых событий.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Турничёк Юрий 6 февраля 2013
"Распиленное бабло Сердюковым&Ко" - претендент на звание "притчи во языцах" на конец 2012 года. Каждый федеральный канал держит за честь в очередной раз обличить недовоенный конгломерат в еще одной денежной махинации. То есть, никого уже особо этим не удивишь и складывается ощущение, что происходит девальвация народного негодования, его утихание и трансформация в убежденность о том, что мол: "Немного еще подергают, да на тормозах замажут" - как бы этого не хотелось при всей вере в справедливость. Массированное муссирование этой темы сделало, как и полагается, свое дело - людям приелось, люди смирились.
Также, в самой статье, смутило некая травиальность (или даже радикальность, не 90ые все таки на дворе) в зарисовке поведения некого высокопоставленного сотрудника ФСБ. Беусловно, к сожалению, многие из подобных людей пользуются должностными полномочиями в своих, не всегда благородных, целях, но писать о том, что это происходит на таком уровне, я думаю, не стоит, ибо это только формирует у людей представления о том, что бесполезно в этой стране как-то созидать, когда может придти вот такой вот дядя. Таким частным злоупотреблением вы подрываете статус всей структуры, когда там, я уверен, есть люди достойные уважения.
Роберг Герман 6 февраля 2013
Турничёк Юрий: Писать как раз стоит, народ должен знать своих героев. Везде есть достойные люди.
Турничёк Юрий 6 февраля 2013
Роберг Герман: Говорить о героях, конечно же, нужнжо, а в условиях, когда подорвана и размыта самоидентификация молодого поколения, необходимо. Я просто хотел сказать, что данной статьей только укрепляется убеждение людей в том (постоянные рассказы о "ментовском беспределе и чуть ли не людоедстве, пьяных чиновниках сбивающих детей и монополии различных холдингов, выдавливающих с корнем малый бизнес, в лице простого народа), что с этой системой бороться бесполезно.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение