--

«Это не любовь»

Как и зачем Виталий Милонов будит «морального Герцена»

«Вы будете разочарованы, – скептически говорит по телефону Милонов об идее репортажа, – все приходят, смотрят и уходят. Думают, что увидят фанатика, бегающего в футболке “Православие или смерть”. Но это не так».

Григорий Набережнов
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

5 февраля 2013
размер текста: aaa

– Дайте сюда, я успокою, – говорит с улыбкой Виталий Милонов. Напротив него в приемной сидит женщина в тяжелой поношенной шубе. На руках у нее – голубой огромный сверток. В свертке – Артем, 4300, родился 26 декабря, только что начал плакать. Где-то в глубине приемной, за стоящими людьми – его мама. Сидит в косынке и, кажется, совсем не участвует в действии.

– Да я сама, – отмахивается бабушка.

– Да я умею, сам своих вырастил, – настаивает Милонов и уже протягивает к Артему руки. Мама порывается сзади, привстает со стула и садится обратно.

– Ну, – тянет бабушка и отдает сверток.

– Ну, рассказывайте, в чем проблема, – говорит Виталий Милонов, сидя в депутатском кресле, покачивая сверток на руках. Артем больше не плачет, но бабушка и мама напряжены – то ли слушать депутата, то ли за ребенком смотреть.

На приеме у депутата Законодательного собрания в четыре дня приличная очередь. Как в любой депутатской приемной – разговоры о пенсии, лекарствах, внуках и ценах на картошку. Получить консультацию – это к юристу, оформить справки – к женщине в углу кабинета. По поводу компенсаций и выплат – в другую комнату. Но если кто-то хочет только к депутату – то к депутату. Между разговорами с посетителями он дает два телефонных интервью, решает купить новую спутниковую тарелку для приемной, раз пять куда-то уходит и накидывает поручения помощникам. Приемная бесконечно бурлит входящими и выходящими людьми, разговорами и событиями. Вот, например, женщина жалуется Милонову, что не получила от него ежегодную депутатскую помощь. Точнее, получила ее последний раз 20 октября. Но в 2012 году. А на дворе уже 2013-ый. Формально женщина права. Фактически – не очень: «Простите, пожалуйста, у нас нет обязанности всем выдать. Это добрая воля в рамках возможностей. Неправильно выдать одному два, а другому – ни разу», – отсекает Милонов. «Неправильно», – соглашается женщина и идет с тем же вопросом к помощнику. Через пару минут депутат убеждает другую женщину не подавать иск в Европейский суд. «Я сделаю депутатский запрос лично губернатору. Я человек неравнодушный к таким вопросам. А этот суд – он нужен только для политических всяких… Мы без Европейского суда сами тут разберемся», – убеждает он старушку. Бабушка кивает и соглашается. В другом углу помощник одновременно объясняет, почему поставить домофон может только ТСЖ. «Да это яблочники мешают вашей реновации!» – вдруг раздается громкий голос Милонова. У него женщина жалуется – ну когда расселят их хрущевку. «Они говорят – всех перевезут далеко. Но по закону им не могут дать жилье дальше своего квартала. Как они этого не понимают!» К шести вечера напор посетителей спадает.

– Я к Виталию Валентиновичу, – снимает шапку при входе дедушка. В руках у него пакет. Он чеканным шагом пересекает приемную по кратчайшему пути и садится на приставной стул у стола Милонова. – Меня вам порекомендовал ваш помощник, – показывает он взглядом на мужчину в приемной. Помощник поясняет: «Мы в одном доме живем, это мой сосед».

– Я вас слушаю.

– Вот, – он протягивает депутату листок с заголовком «Земля – ювелирный экземпляр космоса». И начинает долгий рассказ про третью цивилизацию. – Есть животный мир. Так? Есть наш мир. А есть – третья сила. И это очень важно. Многие думают, что она существовала давным-давно. Но я в своей книге доказал, что она существует и сейчас, – Виталий Милонов старается показать, что он слушает пришедшего на прием сумасшедшего: «Да, я вас понимаю. Да», – только и успевает он вставить.

– Знаете что? – старик заговорщически наклоняется к Виталию. – К этой книге будет дополнение. Вам надо будет ее прочесть. Вам она, судя по вашей деятельности, пригодится. Вы не трусливый. Мы все жадные, ленивые и трусливые. А вы в этом плане нестандартный товарищ.

– Да, да, – отвечает Милонов и жмет ему на прощание руку, облегченно вздыхает и оборачивается к помощнику: «На, убери это куда-нибудь подальше. Сосед».
 

Дух консерваторов

В кабинете Милонова в заксе значительно тише. «Это моя келья», – сказал он как-то заезжим тележурналистам. Похоже. Узкая длинная комната, на стенах – иконы. Над рабочим местом – портрет патриарха Кирилла. На тумбочке лежат четки. На столе между нами стоит высокая модель храма. За стенкой сверлят, и что-то постоянно сыпется. Видимо, в соседней келье делают ремонт.

– Почему вы ненавидите геев и лесбиянок?

– С чего вы решили? – спрашивает меня депутат.

– У меня есть знакомые. Они нормальные, здоровые люди. Живут обычной жизнью, к детям не пристают. И они убеждены, что вы их ненавидите.

– Это их убеждения, что же я могу сделать. Я не люблю то, чем они занимаются. Не люблю потому, что я православный христианин. Я не могу любить грех. Его нельзя любить. Грех любить невозможно. Мой закон на них не распространяется, они могут жить с другим мужиком, хоть со шваброй, хоть с пылесосом.

– А на кого закон распространяется? Он же уже почти год назад принят, а его не применяют. Зачем его было принимать?

– Неправда, – решительно отвечает Виталий Милонов, – закон о запрете пропаганды гомосексуализма позволил использовать его для того, чтобы бороться с теми, кто занимается этой гадостью в интернете, в социальных сетях. Сейчас в суде находится много дел об административных правонарушениях, о реальной пропаганде гомосексуализма.

– А что это за реальные случаи?

– Знакомства совершеннолетних с несовершеннолетними. Если человек приезжает на свидание и начинает реально к ребенку приставать, это уголовное преступление. А наш закон позволяет выявлять, задерживать и ставить на учет тех людей, которые являются педоориентированными. Тут сейчас все смеются над моими словами, что я «практик», – он имеет в виду недавний эфир у Соловьева, на котором сделал заявление: «Вы знаете, что 80 процентов педофилов гомосексуальны, я вам это говорю как практик», – я действительно практик. Я занимаюсь отловом этих козлов. 80 процентов тех, кого мы ловим, являются и педофилами, и гомосексуалистами одновременно. Когда мужик лет 30–40 начинает рассказывать ребенку о том, что если у него нет подруги, то ему нужно узнать свою гомосексуальность. Что это замечательно, что это прекрасно, что это не является теми отношениями, которые неприемлемы в его возрасте, это как бы истинный путь. По большому счету, под уголовку это не подвести, а под административку можно. Полиция начинает вести его по административке, и там обнаруживается, что есть и порнография детская, и уже здравствуй, уголовное дело. Без этого мостика полиция не может выявить этого человека, – у Виталия Милонова звонит телефон. Вместо рингтона – православные песнопения.

– И много таких случаев?

– На моей памяти – около 25.

– Но в законе про это ни слова. Там просто – «пропаганда». А что это такое – говорит в своем расплывчатом пояснении Конституционный суд.

– Оно не расплывчатое. Объясняю: гомосексуалисты боятся, что естественное, натуральное отношение к этим извращениям послужит обострению отношений в обществе. Но что они хотят? Обществу не нравится то, чем они занимаются.

– Мои знакомые не педофилы. И хотят жить спокойно, чтобы их никто не трогал, – отрезаю я.

– А кто им мешает жить спокойно? Где в законодательстве Российской Федерации спрашивается у человека с момента его рождения до момента его смерти, какой он ориентации? Нигде.
 

Молодые и зеленые

– Эй, посмотри сюда, – девушка с большим белым айпадом фотографирует своих друзей, сидящих за большим столом в зале для заседаний в Мариинском дворце. В пышном и торжественном зале только закончилось заседание Комитета по законодательству. Все серьезные мужчины и женщины в строгих костюмах из зала вышли. Остались они – Виталий Милонов, председатель комитета, и разношерстная молодежь. На первый взгляд, обычные студенты пришли поглазеть на городской парламент, посидеть на заседании, сделать фоточки и повесить «ВКонтакте». Оказывается, это молодежное правительство Петербурга. Приятно познакомиться.

К Милонову они пришли не с пустыми руками. Принесли законопроект о патриотическом и нравственном воспитании. Виталий пролистывает бумаги, монотонно читает и комментирует выдержки. Говорит, что поддерживает. Наконец закрывает лист и начинает говорить от себя: «Конечно, правильно проводить все эти акции, мероприятия. Но что важно для нас, людей-законодателей, для кулинарии законодательного собрания, чтобы вы могли предлагать свои предложения. Не обязательно в виде готовых предложений, но и в качестве каких-то идей», – говорит он правильные слова. Все подобающе улыбаются. Наконец им тоже дают слово. Встает парень в зеленой рубашке:

– Здравствуйте, Виталий Валентинович. Я поддерживаю ваш закон о запрете пропаганды гомосексуализма в России, – Милонов расплывается в ответной улыбке, – я предлагаю его дополнить и в Уголовный кодекс включить принудительное лечение гомосексуализма.

– Я «ВКонтакте» разместил у себя этот мем. Так же называется? – продолжает улыбаться депутат. – Мне тоже понравилась эта идея. Лечить, к сожалению, нельзя. Потому что Россия в свое время приняла международные обязательства, которые нам запрещают это ввести.

В разговор тут же вклинивается организатор встречи – девушка в строгом костюме и с волосами, собранными в пучок:

– Коллеги! Я хотела бы, чтобы не касались этой темы. Ее и так много обсуждают. Мы здесь собрались для того, чтобы обсуждать сотрудничество, – наставляет она. Молодежное правительство тут же перестает улыбаться. Остаток встречи проходит строго и серьезно. Без улыбок молодые парламентарии предлагали много чего: официальный откуп для тех, кто не хочет служить в армии, упрощение порядка набора на государственную службу и вопрос об очередных социальных льготах.
 

Милонов в мемах

Мы возвращаемся обратно в келью. Я напоминаю Виталию Милонову про вопрос парня в зеленой рубашке.

– Вы ответили, что вас останавливают только международные обязательства России.

– Не только. Мы не можем это законодательно вводить. Потому что под воздействием содомитов и политиков это заболевание было исключено из списка болезней. Хотя находилось там сотни лет и только сейчас под воздействием конъюктурных соображений было исключено. Ну как можно лечить от греха? Грех лечится покаянием. А покаяние невозможно насильственным образом.

– Но вы этого парню не говорили. Вы сказали – есть только обязательства, и дали понять – вы готовы идти дальше, – ответить «да» Виталий Милонов не может. Жду ответа. Сам депутат на секунду замешкался, смотрит по сторонам.

– Может, неправильно сформулировал, некорректно, – отвечает он и делает единственно верный ход, который был возможен.

 – В декабре жители района Ульянка, который находится в вашем избирательном округе, вышли на митинг против уплотнительной застройки и требовали вашей отставки…

– Начинается…

– Почему начинается?

– Потому что разговоры о том, что вышло десять жителей Ульянки…

– Я видел на фотографиях тридцать.

– Да, десять жителей Ульянки. Я их знаю. Десять – местных жителей, а двадцать – депутаты-яблочники, коммунисты, их помощники. Да, там есть один дом, который не попадает в программу реновации. В свое время их дома были построены в уплотнительном порядке в этом районе. Жителям хрущевок не нравилось, что строились эти дома. А теперь жителям уплотненных домов не нравится, что жители хрущевок переедут, а они – нет. Но в программу реновации попадают только старые и ветхие дома.

– Но вы даже не приехали туда на митинг. А даже если вышло три человека недовольных, то депутат должен ехать. Хотя бы чтобы показать – ему не все равно, – парирую я.

– Сто раз я там был. Но никому не интересно про это писать. Мне же важно, чтобы люди знали, что я в курсе проблемы. Они знают. Эти организаторы митинга – яблочники, коммунисты, которые приехали на мой округ, они меня даже не позвали на митинг, не проинформировали. А потом у них спросили: «А почему Милонов не пришел?» Они ответили: «А он не пришел». Вранье. Сразу после этого схода я организовал встречу между инвесторами, жителями домов, и многие опасения рассеялись, – отвечает он и раздражается. – Если вы посмотрите статистику закса по количеству предложенных законопроектов, то я, наверное, первый. Естественно, широкую интернет-общественность не интересуют 90% моих законопроектов. Доплаты инвалидам, поддержка больных детей. Им это неинтересно обсуждать. А закон, на который я потратил один процент своего депутатского времени, который влияет на вектор, он вызывает такой резонанс. Закон, который устанавливает доплаты детям больным, им не интересен. Он хороший, да, но вектор не задает. А этот закон стал трендом, вектором развития части российской политики. Это вопрос ценностей. Он разбудил морального, метафизического Герцена.

Перед интервью я заглянул в официальную группу Милонова «ВКонтакте». Но про митинг 9 декабря там ни слова. Ни одного официального заявления о проблеме. Вместо этого – жесткий отзыв на призывы отправить депутата в отставку. Этого требовали и жители Ульянки, и отдельно еще тысяч десять человек, подписавшихся в интернете. Ответ Милонова на проблему – цитата из местных СМИ на стенке: «Мне не нравятся ЛГБТ-активисты, но я же не предлагаю их убрать из города. Получается, что я настоящий демократ, а они – извращенные». Вообще, в «Инфо-группе депутата ЗС. СПб. В.В. Милонова» действительно какая-то странная каша. Да, есть то, чем должен заниматься депутат: фотографии точек с нелегальной продажей алкоголя, запрос о благоустройстве территории возле метро, ссылка на комментарии о законе об обязательных видеорегистраторах и даже подробная информация об общественных слушаниях на скучную тему: «Обсуждение основ городской политики в сфере применения энергосберегающих технологий в гражданском и промышленном строительстве». Если вспомнить еще и работу в приемной, то понятно – Виталий Милонов действительно работает. Однако основной упор – скандальные заявления в СМИ, к примеру: «Депутат Виталий Милонов удивлен отказом директора “Эрмитажа” на проведение молебна в музее».

А самые «удачные» заявления депутата его помощники отливают в мемах. На них фото Милонова в костюме, а поверх – его ударные выражения: «Если детская порнография – это искусство, то синяк под глазом – это перформанс», или «Голубой огонек просит президента разобраться со мной». Я согласен, без этого тысяча подписчиков никогда бы не набралась. Потому что рядовая работа депутата – это скучно и заунывно для большинства людей. Ну а никто и не говорил, что работа вообще бывает веселой.

– Я заглянул в вашу официальную группу «ВКонтакте», которую ведут ваши помощники. Так там тоже почти все посты про ваши скандальные законы. А про благоустройство округа – один пост раз в три месяца.

– Это неофициальная группа. Это люди пишут о том, что я говорю. Вот, Ольга, пресс-секретарь, постоянно рассылает людям…

– Но вы сами жалуетесь, что никто не говорит о вашей рядовой работе депутата.

– Я не жалуюсь. Я констатирую факт – то, что я делаю, что является нормальным, это не вызывает интереса. Это естественно. Это не применительно только ко мне, а ко всем, – он делает паузу и о чем-то надолго задумывается. Мы молчим. В соседней келье продолжают сверлить. В дверь стучат. В кабинет заглядывает мужчина: «Вы скоро?» – «Да-да», – недовольно отвечает Виталий Милонов. Наконец сверлить перестают, и депутат продолжает:

– Может, я неправильно понял или неловко сказал. Я ни в коем случае не переживаю и не сетую. В этом, наверное, и заключается определенное мастерство, которого у меня нет (снова пауза), чтобы общение с внешним миром было по твоим правилам, а не чужим. Хотя питерская пресса пишет (пауза), но агрессивно-активная часть общества доверяет не официальной информации, а рассылке «ВКонтакте» или глупой идее в «Твиттере». И я даже устал бороться… И не собираюсь… – заканчивает Виталий Милонов. Молчит с минуту и тихонько начинает переводить стрелки с неудобной темы: «Я сам скромный человек. Я единственное, что хочу, чтобы во всех региональных парламентах в стране было как можно больше людей в тысячу раз лучше меня. Я понимаю, что вести это серьезное направление должен человек, гораздо более совершенный, чем я. Но я выполняю свой долг, как обещал…». Выкрутился.

Вообще, если судить по его выступлениям и интервью, он часто пользуется этим ходом – признает свою вину и говорит о том, что сам далеко не совершенен.
 

Без права на любовь

– В апреле 2012 года вас видели в футболке «Православие или смерть»…

– Ходил, не ходил – кого это касается? Я не считаю это позорным. У меня есть такая футболка. И это мое личное убеждение. Я считаю, что без православия не заслужу жизни вечной. То, что некоторые экстремисты пытались трактовать его в качестве того, что нужно убивать всех неправославных, это неверно.

– Патриарх Кирилл в 2009 году пояснил этот лозунг…

– Я знаю.

– «Если мы слышим слова “Православие или смерть!”, нужно опасаться такого проповедника. Ни один апостол так не говорил. Православие – это красота жизни, а смерть – это тлен, результат грехопадения, дьявольского действия».

– А я не проповедник.

– «В глазах этих людей вы не найдете любви – там горит огонь гордыни». А в своих глазах вы когда-нибудь видели любовь? – я стараюсь задать этот вопрос искренне. Поэтому читаю цитату долго, старательно проговаривая каждое слово. Мне действительно важно понять, оставляет ли себе Виталий Милонов право на любовь. На такие вопросы человек всегда отвечает, глубоко подумав. И я жду.

– Да. Без любви ты можешь… – сходу отвечает Виталий Милонов и выходит снова на знакомый ему путь. – Апостол Павел пишет: «Ты можешь быть чудотворцем, провидцем. Но если у тебя нет любви, ты пустышка». Патриарх Кирилл писал об экстремистах, которые ходили в этих футболках и использовали этот лозунг как экстремистский, если ты не принял православие, то ты – неверный. Я так не считаю. Я говорю, что православие – это жизнь. И ты не можешь, исходя из библейских истин, заслужить жизнь вне Христа. Если ты не выбрал для себя путь спасения, ты выбрал путь смерти. Путь смерти духовной. Эта футболка не про вас, а про меня.

– И все-таки, когда вы видели в своих глазах любовь? – настаиваю я.

– Я всех люблю. Я не ненавижу никого, – опять же сходу отвечает Виталий Милонов, не пользуясь возможностью сделать это искренне, – ибо нам сказано: «Люби грешника, но ненавидь его грех». Я человек несовершенный, а любовь – это идеал. Любовь всех важна. Это основное чувство христианина. Но истинная, естественно, любовь. О ней мы не говорим, когда пишут: «Мы, Вася и Кирилл, любим друг друга. Почему вы против нас? Мы же за любовь». Да вы не за любовь, вы за скотское соитие. Любовь – это Бог. Потому что если любовь это благо, а благо может идти только от Бога. И все, что без Бога, вам кажется любовью, это не любовь. Это реакция желез внутренней секреции, это эндорфины, но только не любовь.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Google borisov.borisov@gmail.com 14 декабря 2013
в чем он ужасный, мерзкий и малообразованный? по-моему как раз наоборот.
Google reinertorheit@gmail.com 14 сентября 2013
Ужасний, мерзкий, малообразований человек. Позор Россией, что такой неандерталь может стать депутатом.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение